Книга или автор
4,3
6 читателей оценили
146 печ. страниц
2020 год
18+

Глава 1

– Фиктивный брак? – с возмущением и негодованием произнес Алекс, граф Джонатан Крайзстоун третий.

– Почему нет? – пытаясь успокоить сына, произнесла вдовствующая графиня. – Это то, что будет всем выгодно. Бесконечная вереница твоих похождений не очень хорошо отражается на твоем имени и положении как будущего органа власти.

– О чем ты говоришь! Это все очень преувеличено и далеко от правды. Бред какой-то.

Алекс встал из-за стола ручной работы и, похрамывая на правую ногу, подошел к матери. Графиня сидела на диване напротив камина и пила свой утренний чай. Клариса любила пить чай по утрам в кабинете сына. В старинном дворце было около 80 комнат, но кабинет сына был ее любимым местом после смерти мужа. По утрам эту комнату освещали два больших окна, утренние лучи света слегка загораживали ветви столетних дубов, высаженных вдоль аллеи, ведущей в ухоженный сад и чистый пруд с плещущимися рыбами.

Кабинет обставил сам молодой граф. Чисто мужской подход и практицизм, но не лишенный изысканного вкуса и стиля. Книги, письменный стол, два кресла по бокам удобного дивана, а напротив камин, который согревает зимними вечерами и создает особое ощущение уюта и тепла. И конечно, барный столик с выдержанным бургундским столетним бренди.

– Ты сам говорил, что для получения места вице-премьера тебе надо быть женатым, что надо кончать с холостяцкой жизнью. Вот я и предлагаю тебе решение этого вопроса. Жениться ты не хочешь, а жена тебе нужна.

– Но это не шутки, мама!

– А я и не шучу. Фиктивный брак на Саманте Вайтленд решит все твои проблемы.

– На ком? – начиная нервничать, Алекс убрал со лба непослушную прядь волнистых черных волос.

– На Саманте Вайтленд. Только не говори, что ты ее не помнишь, – слегка театрально возмутилась графиня.

– Конечно не помню того, с кем незнаком. Кто это?

– Это, – слегка замялась графиня, – очень красивая, молодая и умная девушка.

– Если она такая умная и красивая, а еще и молодая, то почему не выйдет замуж по-настоящему? Что, женихов нет, или их слишком много? Растерялась бедняжка.

– Алекс, ты циничен и жесток.

– Прости, мам. Но без шуток, почему фиктивный брак? – уже спокойнее спросил граф, присаживаясь в кресле возле матери.

– Дело в том, что отец Саманты, мистер Шарп, владелец угольной шахты, как и мы. Это муж троюродной сестры, моей кузины Моли, что гостит у нас раз в год, когда возвращается из Италии, где у нее свое имение после смерти мужа. Помнишь ее?

– Ее трудно забыть, – закатывая глаза, ответил граф.

– Так вот, мистер Шарп сейчас находится в тяжелом финансовом положении. И ему нужна финансовая поддержка и помощь опытного шахтовладельца. На приобретение шахты он потратил все свои деньги. Но прогадал – шахта не принесла ему стабильности и богатства, а наоборот – обанкротила.

– За финансовой поддержкой он может обратиться в банк или выдать выгодно свою красавицу-дочь.

– В банке ему отказали. У него нет титула.

– А, так вот в чем дело! Они охотники за именем.

– Нет, все не так. Им нужен еще и помощник в деле. А кто, если не ты? Ты лучший в этом деле, – не унималась графиня. – Этот брак – выход для всех.

– Мама, я не готов в своем доме терпеть присутствие не знакомого мне человека, да еще женщину. И не просто женщину, а навязчивую даму в качестве фиктивной жены, – последние слова граф произнес с брезгливостью и неприязнью. Он давно для себя решил остаться холостяком, и ему это хорошо удавалось.

– А тебе и не придется терпеть навязчивую жену, – графиня сложила руки на коленях и невинно посмотрела на сына. – Саманта сама не горит желанием выходить замуж. Тут вы с ней похожи. Единственное, чего она хочет, – это заниматься лошадьми и ни от кого не зависеть. А в нынешнем финансовом положении это невозможно.

– Какое редкое желание, – съязвил граф. – Она избалованная папенькина дочка, с мужеподобной внешностью, повадками конюха и амбициями королевы?

– Ты очень критичен. Девушка хочет большего в этой жизни, чем просто ухаживать за мужем и во всем ему потакать.

– Это откуда, маман, у вас такие своевольные мысли и суждения? Хочет большего, потакать мужу! – вторил он.

– Алекс, не забывайся, – строго парировала графиня, – ты рос в семье, где уважалось мнение и желание каждого члена семьи. Что здесь плохого? Откуда в тебе появился сарказм и высокомерие?

– Маман, вы не так меня поняли, – граф встал и подошел к столику с бренди, плеснул немного янтарной жидкости в хрустальный бокал и выпил ее залпом. В это время суток он не привык употреблять крепкие спиртные напитки, но разговор с мамой озадачил его. Он знал – если графиня чего-то захотела, то любой ценой добьется своего. Эту черту характера он унаследовал от своей мамы. И был этому очень рад.

– Алекс, это выход для нас всех, – не унималась Клариса, – ты получишь место в палате лордов, а они финансовую поддержку и помощь в делах.

– Но что я буду делать со своей женой?

– Жить, как жил раньше. Ты даже не заметишь ее присутствия в своей жизни. Тысячи таких браков в нашем обществе. Ничего сверхъестественного. Так ты подумаешь? – с надеждой спросила графиня.

– Хорошо. Подумаю, – успокоил ее граф.

– Вот и молодец. Да, кстати, они завтра у нас будут обедать, надеюсь, ты будешь приветлив, – уже веселее заявила Клариса.

– Это когда я был неприветлив?

– Всегда. Твое молчание и короткие фразы говорят об этом. Не зря тебя сторонятся в обществе.

– Это вам, женщинам, обязательно надо быть красноречивыми и неугомонными. Как по мне, то это излишне.

– Ты просто невыносим. Я на тебя надеюсь, и не забудь написать официальное приглашение мистеру Шарпу, – довольная своей маленькой победой, графиня вышла из комнаты.

Оставшись в своем кабинете, Алекс задумался о предложении мамы. Последние пять лет она спит и видит, как бы женить его. Но все ее попытки и старания были напрасными. Граф непреклонен в своем решении остаться холостым. В свои тридцать два года он не видел себя в роли любящего мужа. В обществе одной и той же женщины после длительного общения он начинал скучать. Поэтому в обществе слыл вечным ловеласом и холостяком. За ним не числилось бурных и скандальных романов. Его можно было бы назвать скучным и неприметным, но очень перспективным и богатым холостяком. У него не было недостатка в женщинах. Одна любовница сменяла другую. Он всегда был щедрым и искусным любовником. Бывшие его пассии всю жизнь могли бы существовать безбедно при правильном планировании бюджета, оставленного им на прощание. Эта жизнь его устраивала.

Имея графский титул, он должен родить наследника. Но когда и от кого – еще не решил. А вот место вице-премьера по внешней политике ему давно предлагали. Граф Джонатан Крайзстоун третий был умен, прагматичен, настойчив в делах и на все имел свое мнение, к которому прислушивались и которое чтили в обществе.

Роль политика его не тяготила, а даже доставляла удовольствие. Он был на особом счету в палате лордов, и на переговоры с иностранными делегатами для налаживания торгово-экономических отношений всегда отправляли именно Алекса. Такт, острый ум, дипломатия отличали его от других и были кстати. Но для получения должности вице-премьера внешней политики было еще одно требование – быть женатым.

Делая глоток обжигающего и ароматного бренди, Алекс, не моргая, смотрел в окно. Открывающийся пейзаж ухоженного поместья и зеленеющие просторы радовали глаз. Но его мысли витали вокруг предложения матери.

Допив бренди, он решительно подошел к столу, достал чистый лист бумаги и стал писать мистеру Шарпу Вайтленду.

* * *

Графиня Джонатан сидела в кресле, Алекс стоял возле камина, небрежно облокотившись на мраморную ограду, когда дворецкий Грум объявил о приходе мистера Шарпа Вайтленда.

В гостиную вошел улыбающийся, радушный мужчина невысокого роста, с округлым животиком, который его отнюдь не портил, с сединой и поредевшими волосами, которые даже были ему к лицу. Все в нем выдавало добряка и доверчивого человека. Неудивительно, что у него возникли финансовые трудности. В бизнесе надо быть хищником, иначе тебя съедят.

– Рад приветствовать вас, графиня, – откланялся Шарп, целуя протянутую руку Кларисы.

– Благодарю, что нашли время посетить нас. А где же ваша дочь Саманта?

– Прошу ее простить. Она большая любительница лошадей. Носится с ними, как мать со своими детишками. Саманта решила лично отвести свою любимицу в конюшню. Никому ее не доверяет.

– Как мило с ее стороны, – проговорила графиня, – проявлять такую заботу о том, кого любишь.

– Она что, в гости ездит верхом? – возмутился Алекс такому нарушению этикета.

Но тут послышались приближающиеся шаги в коридоре, и в гостиную уверенной походкой вплыла стройная, изящная, среднего роста девушка. Длинные черные, слегка волнистые волосы удерживала только голубая лента, завязанная в виде банта. Это был вызов моде. Никаких завитков, буклей и гулек.

Голубого цвета амазонка сидела по фигуре как нельзя лучше, подчеркивая пышную грудь, тонкую талию и округлые, слегка покачивающиеся бедра девушки при ходьбе. В стройности и длине ног можно было не сомневаться. Воображение уже дорисовывало недостающие элементы увиденного, что и не упустил Алекс, заворожено наблюдая за девушкой со стороны.

– Прошу меня простить, – села в реверансе Саманта. Это был не поклон, а маленький грациозный танец всего тела, – не смогла удержаться от соблазна, чтобы лично не проводить свою Эпону в вашу, известную на весь Лондон, конюшню. Теперь я понимаю – слухи не зря распространяют. Но они и половины не раскрывают истины. Слухи – жалкая пародия на правду, – с восхищением проговорила девушка, не стесняясь казаться нетактичной в своем восхищении и прямолинейности.

– Спасибо, дорогая! – улыбаясь, ответила графиня на бурную речь Саманты.

– Это моя дочь Саманта. Эксцентричность – это ее отличительная черта, – скорее одобряя, чем оправдывая или осуждая поведение дочери, проговорил отец.

– Хозяйка всего этого «счастья», – улыбаясь, протянула для приветствия руку графиня, – и можете меня звать просто Клариса, не люблю всю эту показуху. А это мой сын Алекс, – обернулась она к камину, представляя сына.

Только сейчас взгляды отца и дочери были обращены на графа.

Все это время он стоял молча, не двигаясь, как посторонний зритель в спектакле. Сначала он оценил мистера Шарпа как человека, имеющего мягкий характер и привыкшего себя баловать роскошью. Не удивляло, что он обанкротился.

А вот появление его дочери заставило Алекса замереть. Не отрывая взгляда от девушки, он невольно любовался ее стройной фигурой, грациозной осанкой, плавными и уверенными движениями рук, плеч и всего тела. Все в ней говорило об уверенности и внутренней силе. Речь была лаконичной и чистой, голос приятен и певуч. Последней каплей в его оцепенении были ее глаза – каре-зеленые, полные жизни и огня, обрамленные густыми черными ресницами. Облик дополнял нежный овал лица и полные манящие алые губы.

– Алекс? – окликнула его мама. От нее не скрылось, какими глазами сын смотрит на девушку. Взгляд слишком угрюм, чтобы быть равнодушным. Графиня поздравила себя с маленькой победой. Она на правильном пути.

– Очень приятно познакомиться, – не двигаясь с места, проговорил граф, лишь слегка наклонив голову.

Темно-карие глаза Алекса встретились с каре-зелеными глазами Саманты. Не отрывая взглядов, они будто изучали друг друга в немом поединке. Молчание повисло в гостиной.

– Время обедать, – нарушила тишину графиня. И, обращаясь к дворецкому, велела накрывать на стол.

За столом обстановка была не лучшей. Напряжение так и витало в воздухе. Граф и Саманта молчали. Графиня с мистером Шарпом всячески пытались разрядить обстановку и завязать легкую беседу, но все было тщетно.

Ожидание разговора о браке не давало расслабиться никому. Эту тему должен начать граф. Но Алекс не спешил, он весь обед ненавязчиво наблюдал за девушкой, пытаясь найти в ней хищные черты, присущие всем особам, охотящимся за деньгами и титулом. А она, наоборот, весь обед как будто не замечала и даже игнорировала его присутствие.

Где ее заигрывания? Где ее уловки? Где взмахи ресниц и томные взгляды? Она не похожа на всех знакомых ему женщин, которые пытаются покорить его сердце и присвоить кошелек. Она другая. Колючая.

Только когда подали чай, Алекс обратился к мистеру Шарпу:

– Вы владеете шахтами?

– Да. У меня одна шахта, если быть точным. Но ситуация на ней оставляет желать лучшего.

– И, собственно, поэтому вы решили выдать свою дочь за меня замуж, чтобы наладить свое материальное положение? – прямолинейно и резковато заявил граф.

– Что? – с изумлением воскликнула Саманта.

– Миссис Саманта, вы хорошая актриса, или это действительно для вас новость? – это была первая фраза, которую граф бросил в ее сторону.

– Отец, как понимать эти слова? – игнорируя реплику графа, не унималась девушка.

– Я хотел обсудить эту тему сперва с графом наедине, а потом уже с тобой, дорогая. Но так даже лучше. Дорогая, ты знаешь, я обещал твоей покойной матери и тебе, что не выдам тебя замуж против твоей воли и без любви. И я стараюсь держать свое слово. Брак, который озвучил граф – фиктивный. При желании его можно будет аннулировать через три года, – каждая фраза давалась отцу очень тяжело. – Тем более это уже не так осуждается обществом. Хлопотно, скандально, но можно. Фиктивный брак позволит решить ряд проблем.

Видя, что дочь слушает его внимательно, мистер Шарп продолжил:

– Фиктивный брак – это финансовая помощь и свобода от супружеских обязательств для тебя, дорогая, и положение женатого, но свободного мужчины для графа Крайзстоуна.

– Как я посмотрю, вы уже все решили без меня! Да? – в гневе сверкая глазами, выпалила Саманта, в упор смотря на графа.

Алекс в очередной раз восхитился характером Саманты. Сколько страсти и огня. И ни капли покорности.

– Нет, – заявил граф, – окончательное решение будете принимать вы.

И, обращаясь к мистеру Шарпу, сказал:

– Вы позволите поговорить с вашей дочерью наедине? Этот разговор важен для нас обоих. О ее чести можете не волноваться. Даю слово джентльмена.

Отец посмотрел на дочь. В ней бурлил гнев и протест. В Алексе он увидел мужскую силу и мощь, которая сможет противостоять протесту дочери. Они достойные противники. Один другого стоят. Переведя взгляд на графиню, он нашел в ней союзника в легком кивке головы.

– Хорошо, – дал согласие отец.

Алекс встал из-за стола и, хромая, подошел к Саманте.

Только сейчас девушка заметила, что граф хромает на правую ногу. До этого момента ему удавалось скрывать свой недуг.

Увидев графа, небрежно облокотившегося на боковую стенку камина, Саманта отметила, что он высок, статен, не яркий красавец, но притягивал к себе взгляд. Волосы были чернее ночи, слегка длинноваты и непослушны. Интересно, каковы они на ощупь? Наверняка он упрямец.

Но то, как граф повел себя при знакомстве и за ужином, дало право судить о нем как о снобе и высокомерном ханже. Самовлюбленный тип, одним словом.

За столом она то и дело украдкой бросала беглый взгляд на графа. Ей приходилось прилагать усилия, чтобы не смотреть на него. Голос у графа звучал приятным баритоном, хотя и произнес он всего несколько фраз, которые требовали приличия как хозяина дома. В его манере все говорило о хорошем воспитании, выдержке и силе. Он излучал уверенность. Взгляд карих глаз был открыт и спокоен. За все это время на его лице не промелькнуло ни одной эмоции и улыбки. Она уже стала задумываться, а умеет ли он улыбаться? Или у него кривые и гнилые зубы, которые он тщательно скрывает?

Но какое ей дело до него и его зубов? Сегодня увидела, а завтра забыла. Если бы не уговоры отца, она с удовольствием осталась бы дома.

И вот граф приглашает ее на приватную беседу.

– Позвольте, леди, вас проводить в мой кабинет, – предложил Алекс, протягивая ей свою руку, согнутую в локте.

Саманта встала, но руки своей не подала.

– Давайте без лишних приличий и церемоний!

– Как вам будет угодно.

Родители проводили детей взглядом.

– Все будет хорошо, – стала успокаивать графиня мистера Шарпа, хотя была бы не прочь успокоиться сама.

– Похоже, они достойная пара.

– Похоже на то, – согласилась Клариса.

Выйдя из гостиной, молодые люди прошли длинный холл и вошли в просторную, светлую комнату, где, отметила Саманта, каждый предмет говорил о хорошем вкусе и богатстве хозяина.

– Шерри или виски? – предложил Алекс.

– Воздержусь от предложения. Нет времени распивать и болтать с вами по душам, – ответила она и в упор посмотрела в глаза графу.

– Резковато, но честно, – его заинтриговал брошенный ему вызов. – Уважаю честность в людях.

– О чем вы хотели со мной поговорить? Явно не восхищаться моей честностью и пить виски, – вздернув с вызовом подбородок, не унималась девушка.

– Полученные данные о финансовом состоянии вашего отца плачевны.

– Это надо еще проверить.

– Уже проверил. Не я являюсь причиной банкротства вашего отца, я предлагаю его решение.

Слегка хромая, Алекс подошел к окну, завел руки за спину и, повернувшись к Саманте, продолжил:

– Свобода очень важна для нас обоих. У меня есть желание получить пост вице-премьера внешней политики. Положение холостяка не совместимо с этой должностью. Как я заметил, вы хотите жить свободно и ни от кого не зависеть. И это вам удавалось до сегодняшнего дня, отец сдержал слово, данное вашей матери. Я правильно понял? Уважаю его за это. Но обстоятельства вынуждают его поступиться словом.

Видя, что девушка его слушает внимательно, он продолжил:

– Фиктивный брак сохранит вам свободу, спасет вас от банкротства и вытекающих отсюда последствий. А настоящий брак исключает свободу и требует обязательств.

– Почему я могу вам доверять?

– Но у вас нет причин мне не доверять. Условия нашего брака мы пропишем в брачном договоре. Это вас устроит?

– Я смотрю, вы все продумали. И как долго нам придется играть этот спектакль?

– Три года – вполне достаточный срок. За это время будет восстановлена ваша шахта, а я займу пост вице-премьера внешней политики.

– А если в течение этих лет кто-то из нас влюбится и захочет развестись раньше? – подняв одну бровь вверх, не унималась Саманта.

– С моей стороны это исключено, а вот вам придется подождать. Связи на стороне возможны, но без огласок, скандалов и афиширования в обществе. И вне стен дома. Дом – это святыня, которую надо чтить. Есть еще вопросы?

– А что будет через три года? Вы не задумывались над этим? Наши фамилии будут замешаны в скандале. Что потом? – активно жестикулируя руками, протестовала Саманта.

– Сейчас мы решаем наши проблемы, – спокойно ответил Алекс, без каких-либо эмоций на лице, – а дальше мы будем жить отдельно, каждый своей жизнью. Согласно нашему договору. И, замечу, безбедно до конца своих дней.

– Для вас это очередная деловая сделка? – в сердцах проговорила Саманта и, немного подумав, скрестив руки на груди, продолжила: – Что ж, если все взвесить, то в этом браке нет проигравших и нет ограничений. Это заманчиво.

И подойдя к Алексу ближе, посмотрела ему прямо в глаза.

– У меня есть одно условие.

– Какое? – не отводя своего взгляда, спросил граф.

– На людях мы светская супружеская пара, но дома я буду заниматься тем, чем люблю.

– Чем?

– Лошадьми.

– Лошадьми?

– Да, лошадьми. Предупреждаю, это хлопотное и не совсем женское дело. И к тому же очень дорогое.

– Это все? Или есть еще что-то?

– Все.

– Я согласен.

– Тогда и я согласна.

– Решено. Осталось составить договор и сыграть свадьбу.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
255 000 книг 
и 49 000 аудиокниг