ESET_NOD32

Цитаты из Сказки обратимой смерти. Депрессия как целительная сила

Читайте в приложениях:
148 уже добавило
Оценка читателей
3.86
  • По популярности
  • По новизне
  • Депрессия в моем сегодняшнем понимании – это экстремальное орудие, крайняя мера спасения из безвыходного, тупикового душевного состояния (что абсолютно ясно вытекает и из сказок обратимой смерти); инструмент, вне всякого сомнения, опасный, который я ни в коем случае не посоветовала бы в качестве палочки-выручалочки.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • По Винникотту, депрессия – это тяжелый симптом, для меня – это горькое лекарство.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • к любому заболеванию можно отнестись как к «падению ради взлета
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Мы в состоянии отнестись к депрессии как к неминуемому процессу, к которому прибегает душа, оказавшись в невыносимой ситуации.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Я была обижена на весь мир, испугана и очень одинока.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Возможно, желая отомстить (иногда неосознанно) своим полуприсутствующим матерям; возможно, не предполагая, как порой опасен окружающий их мир (так как мать не признает существующих в нем опасностей), а возможно, пытаясь вызвать к себе жалость (или хотя бы материнское внимание), Красная Шапочка и ей подобные отдают себя на милость волков во всем их разнообразии гораздо чаще, чем женщины, впитавшие в себя образ защищающей и охраняющей матери. Когда мать не в состоянии предоставить дочери надежный слой почвы под ногами, та вынуждена искать материнский архетип в жутких глубинах подземелья.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Каждое действующее лицо – это всего лишь один из образов того, кто этот сон видит. Если во сне ко мне являюсь «я» вместе с другими знакомыми и незнакомыми мне участниками, каждый из которых изображает какую-то определенную частицу меня, то и в сказках героиня (Белоснежка, Красная Шапочка, Спящая Красавица) присутствует в виде своего имени или прозвища, в котором отражена доминантная часть ее личности, в то время как остальные образы представляют дополнительные лица («мать», «охотник», «волк», «мачеха» – их не счесть). Какими бы они ни были: знакомыми и близкими или незнакомыми и вызывающими страх – эти образы всегда являются частицами души самой героини.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Зернышко граната, древнего символа плодородия, процветания и супружества
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • се, что мы должны сделать прежде, чем наши тени начнут протягивать к нам свои костлявые руки из ямы, которую мы для них вырыли, – это подать им руку, помочь выбраться на поверхность, осторожно отряхнуть их от пыли и грязи и желательно обнять. Обнять тень, потому что без нее наша жизнь – не жизнь.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Сильвия Плат (1932–1963). Она сознательно ушла из
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • С тех пор как я пережила и поняла этот процесс, стоит мне почувствовать даже слабый запах тревоги, и я тут же начинаю искать его источник: зловоние какого убитого и погребенного мною запретного чувства я учуяла? Каким бы разложившимся и отвратительным ни был этот труп, его нужно обнаружить и извлечь на свежий воздух.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • собрать достаточно душевных сил, чтобы сказать самому себе, что все старые счета оплачены и закрыты».
    В мои цитаты Удалить из цитат

Другие книги серии «Юнгианская психология»