Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
Написать рецензию
  • Fortunaaaaaaaa
    Fortunaaaaaaaa
    Оценка:
    13

    Что если все люди-не существительные, а прилагательные? Если они бритолицые, если умеют молчать на двадцати шести языках?
    У меня сейчас культурный шок, потому что то, ради чего я и читаю книги уже который год(не всегда удачно)...найдено на 65 процентов в произведениях(пока что произведении) Кржижановского. Мне не хочется читать книги, в которых люди ходят, бегут, оборачиваются, резко отшатываются и всё то простое глагольно-наречное, чего уж слишком много в бульварном чтиве. Для меня идеал книги-это сочетание рассуждений героя, таких, что ты будто сидишь на кухне и говоришь по душам, хотя говорить по душам в этом мире я, наверно, так и не научусь. Второе условие-это метафоры, метафорные метафоры, такие, чтобы ты застревал у поворота на следующую страницу и третье(иногда самое важное, когда первое и второе не устраивает) это любопытство.
    Мне редко попадаются любопытные книги, точнее те, где я могу быть любопытной, ибо не очень люблю читать детективы и прочее, поэтому то я и не нахожу книг, которые бы меня задевали.
    А эта задела меня именно метафорами, это не похоже на русский язык, это словообразование на свой лад, это игра в говорение, это математические речи, это безлюдные разговоры, когда ты и люди вроде одно и тоже, когда ты и время вроде рядом, но всё же...ты нигде...и, возможно, сумасшедший. Отстраненность, бесчувствие, безнадежье на земле и в своём времени, непринятие вселенной или восхищение ею, забавно, что именно вчера я посмотрела так похожий по настроению на эту историю "Интерстеллар", и они соединились в моём сознании.
    Два предчувствия из двух времен стали одним, я прошла вперед, назад и параллельно.
    Я боюсь времени, ведь оно страшнее смерти, я боюсь смерти, ведь после смерти не будет времени.
    Я боюсь, что среди среднестатистических книг затеряется гений так же, как и затерялась его могила среди сотен и тысяч надгробных плит.

    И если в будущем, мне не найти в его книгах нужных мне рассуждений или приключений, ради любопытства, я смирюсь, ибо здесь что-то общечеловеческое, нет, надечеловеческое, чего я ещё не читывала.

    Читать полностью
  • Viscious
    Viscious
    Оценка:
    11

    И времени кости я в злобе иду ломать... (с)

    Не перестаю восхищаться талантом Кржижановского и огорчаться тем, что такой писатель проходит мимо большинства читателей.
    Что касается заезженной темы путешествий в будущее, то здесь не будет ни пророчеств, ни величественных или ужасающих картин мира грядущего. Одни только намёки на то, что там и как, один только гений, упорно идущий к своей цели. И, пожалуй, самое поразительное, самое интересное - это отношение гения к времени. И серый туман будущего.
    И - ах, какой стиль!

  • Kitty
    Kitty
    Оценка:
    5

    Даже сказки имеют значение. Простая сказка про Тика и Така, рассказанная мальчику в детстве, настолько заинтересовала его в вопросах времени, что он решил всю свою жизнь посвятить тому, чтобы его обуздать, победить, повернуть вспять, "заставить его плясать по кругу" вопреки тому, что все верят, что время линейно. В результате чего вырос гений, который настолько увлекся своими изобретениями, что просто перестал обращать внимания на пространство.
    Интересно, для такой избитой темы как путешествия во времени, книжонка очень необычна. Оригинальный взгляд на время, загадочная машина времени, главной составляющей которой все-таки является мозг человека. Нет будоражащих воображение картин будущего или прошлого, а только несколько намеков на то, что ждет впереди.
    Но самое драгоценное в этой книге - это язык автора. Он просто волшебен. Настолько образный, яркий и необычный, с изрядной долей юмора, что хочется читать его и читать. Я даже два раза подряд перечитала эту историю, растягивая удовольствие :)

    Читать полностью
  • M_Rinka
    M_Rinka
    Оценка:
    4
    Любимой сказкой четырехлетнего Макси была сказка про Тика и Така. Оседлав отцовское колено, ладонями в ворс пропахнувшего табаком пиджака, малыш командовал:
    – Про Така.
    Колено качалось в такт маятнику, такающему со стены, и отец начинал:
    – Сказку эту рассказывают так: жили-были часы (в часах пружина), а у часов два сына – Тик и Так. Чтобы научить Тика с Таком ходить, часы, хоть и кряхтя, дали себя заводить. И черная стрелка – за особую плату – гуляла с Тик-Таком по циферблату. Но выросли Тик и Так: все им не то, все им не так. Ушли с цифр и с блата – назад не идут. А часы ищут стрелами, кряхтят и зовут: «Тик-Так, Так-Тик, Так!» Так рассказано или не так?
    И маленький Макс, нырнув головой под полу пиджака, щурился сквозь суконные веки петлицы и неизменно отвечал:
    – Не так.

    Книга-трагедия о становлении гения, его борьбе с обстоятельствами, значение которых он отказывался признавать, даже обращать на них внимание считал потерей времени. Жернова войны смололи его надежды, трусливые люди отняли само существование. Остались только обрывки рукописи и воспоминания редких людей, которые восхищались его идеей и целеустремленностью.

    Интересный взгляд на структуру времени был у Макса Штерера:

    На одноколейной дороге нельзя обогнать, не съехав в сторону. Пока время представлялось нам линейным, точки перегораживали дорогу точкам. Открытие поперечника времени дает мне возможность проложить вторую колею. Точкам придется посторониться, когда я пойду им в обгон
    Несомненно, внутри каждого мига есть некая сложность, некое, я бы позволил себе сказать, несвоевременное время; можно перейти время, как переходят улицу, – можно проскочить меж потока секунд, как проскакивают меж мчащихся колес, не попав ни под одну
    Время – это не цепьё секунд, проволакиваемых с зубца на зубец тяжестью часовой гири; время – это, я бы сказал, ветер секунд, бьющий по вещам и уносящий, вздувающий их, одну за другой, в ничто. Я предположил, что скорость этого ветра неравномерна. Против этого можно спорить. И я первый начал спорить с собой (мышление – это и есть спор с самим собою), но как измерить время протекания времени; для этого нужно увидеть другое время, усложнить четырехзначную формулу Римана пятым знаком t. Опять непонятно?

    И мне местами было непонятно, но голос Штерера звучит столь уверенно, что я не сомневаюсь в его правоте.

    Читать полностью
  • Witcher
    Witcher
    Оценка:
    3

    А знаете, ведь грань между фантастическим произведением с претензией на глубину и глубоким произведением с элементами научной фантастики - очень, просто непозволительно тонка! Порой возьмешь с полки любимый с детства сборник фантастических рассказов (таких раньше издавали ого-го!), да как раскроешь его! А там... А там уже как-то... Как-то не так. Прошло, растворилось, перестало. Бластеры и "ах, как придумал, ну что за фантазия у человека" - больше не оказывают должного воздействия, после чтения этих книг больше не хочется открыть шкаф в комнате родителей и постучать в заднюю стенку, требуя, чтобы там возник проход. И смотришь затем с грустью на эту потертую обложку, на чудесные названия, и кажется, что путешествия во времени - абсолютно в прямом смысле - остались в прошлом. Нам теперь, понимаешь, подавай что-нибудь эдакое, да чтоб со стилем! Проникновение в суть бытия, эй, где это всё? Нет? Скучно... Хоть порой и удается расслабиться под бесконечные похождения столь знакомых однообразных героев, но такова ли цель?

    И вот тут в руки обязательно должно попасться нечто подобное. Некий Сигизмунд Кржижановский, о котором в жизни слыхом не слыхивал, всплывает из омута и подкидывает тебе "Воспоминания о будущем". Читаешь: наш, отечественный Борхес. Да ладно? А почему мне ничего не известно? А потому. Потому что Борхес должен жить где-нибудь в Аргентине. Нам не надо Борхеса. Читаешь дальше: путешествия во времени. И что-нибудь еще. Стоп, да я ж вроде бы всех знаменитых отечественных фантастов знаю. Что-то здесь не так...

    Ехал я тогда в поезде. Ростов-Москва, перед этим Донецк, но это неважно. Спать хотелось - жуть. Думаю, на ночь глядя почитаю - так ведь все мы делаем, да? Скептически открыв маленький, давным-давно скачанный файлик, прочитываю первую строчку. И время растворяется. Что-что, спросите? Я не знаю. Его уносит проводник, его выкидывает в форточку ворчливый сосед - я не знаю. Может, кто-нибудь подсыпал мне в чай машину времени? Да ну, глупости. Но я определенно не заснул. Я прочитал книгу до конца. Можно было бы, конечно, спросить у Макса Штерера, но дела-то ему - до какого-то лохматого дуралея в красной пижаме и с котом на руках. Макс занят великими делами, трудясь в дореволюционной каморке и с трудом обращая внимание на окружающих его людей.

    Проезжая затем по московским улицам, я не мог избавиться от ощущения, что где-нибудь, за одним из тех вот предрассветных окон, в которых уже горит свет, живет гений. Что-то себе изобретает, крутит какие-то гайки, голодает, сходит с ума; а однажды явится на встречу литераторов и расскажет, что наконец-то цель его жизни достигнута: он побывал в будущем. "И, кстати, извините, ребят, но... В данный момент машина сломана. Когда ее починю? Не уверен, починю ли ее вообще. Вам будет удобней считать меня сумасшедшим".
    Так вот и скажет.

    Я благодарен Кржижановскому за его машину. За подлинную самобытность русской литературы, за экзотический удивительный слог и, конечно же, за фантастику, которую нельзя называть литературной. Это настоящая магия обыденной жизни - о людях, способных перевернуть весь мир, ради того, чтобы оправдать услышанную когда-то в детстве сказку о Тике и Туке.
    Прекрасная книга. Открытия продолжаются.

    Читать полностью
  • luka83
    luka83
    Оценка:
    3

    Есть много книг про путешествия во времени. Эта отличается тем, что написана в классической манере. Это не SciFi современных беллетристов, не ирония булгаковского "Ивана Васильевича", не псевдофилософия. Это повесть в традициях литературы 19 века с ее акцентировании на персонаже - названном брате набоковского Лужина (при этом книга написана до публикации Защиты). Подчиняясь традиции реализма, Кржижановский честно пытается рационализировать и описать процесс "времярезания" - это интересно как попытка, но по факту больше напоминает наведения тени на плетень, так что собрать действующий образец опираясь на описания книги у вас не получится. С другой стороны, по сравнению с сентенциями большинства второсортных фантастов, рассуждения автора о природе хроноса хоть и не доросли до уровня философии времени, выдают немалую проработку вопроса и могут быть интересны.
    В отношении сюжета же - к сожалению, тематика успела поистрепаться за прошедшие сотню лет - довольно скучно, пусть вины Кржижановского в этом нет.

    Читать полностью