black17
  • По популярности
  • По новизне
  • Нельзя любить человека за то, что он может дать тебе! Нельзя любить его за то, что он делает для тебя, или за то, что он красив! Любовь слепа, любовь не превозносится, не гордится!
    1
  • Запечатление – закрепление в памяти образа, воспоминания, мнения или идеи необычайно ярко и надолго.
  • И тут гадости посыпались у нее с губ, словно обмазанные глазурью жабы.
  • но ты сама хотела узнать правду. Я не кондитер и не собираюсь поливать ее глазурью
  • словно Калеб был наркотиком, а я только что приняла дозу.
  • Как сказала одна моя знакомая умница и красавица, дай мне то, что я хочу!
  • подался вперед и широко улыбнулся. – Я научил тебя самым азам.
    – Как это?! – вскрикнула я.
    – Я умею обучать других навыкам самозащиты, такая уж у меня способность или дар, если угодно. Сам я учусь мгновенно, а потом передаю новые умения или знания членам семьи – просто посылаю им образы. К примеру, ты освоила курс карате для начинающих всего за десять секунд. Я решил, что он тебе не помешает, – усмехнулся он.
    – И что же – теперь я владею карате?! Кроме шуток? – Я взмахнула руками, попытавшись изобразить боевую стойку. – Не похоже. Ничего не помню!
    – Так и должно быть. Сейчас карате – всего лишь отпечаток в твоей памяти. А вот когда тебе потребуется применить свое умение на практике, сработает определенный участок мозга, импульс побежит по рецепторам, и ты сразу все вспомнишь. Остальное произойдет автоматически, тело само отреагирует.
    – Ух ты! – Я продышалась, пытаясь осмыслить его слова. Верилось с трудом, но я постаралась ничем не выдать своего изумления. – Значит, вы все так можете? Ну, у вас у всех такая способность?
    – Нет, способности у всех разные.
    – А когда Калеб получит свой дар? И что это будет?
    – Обычно способности приходят через некоторое время после запечатления. Однако заранее неизвестно, какими они будут. Калеб все узнает после того, как обретет силу. И ты тоже.
    Я изумленно уставилась на него.
    – Я?! То есть у меня тоже будут какие-нибудь
  • Кайл меня обнял, раза четыре повторил, как он рад, что со мной все в порядке, и велел звонить в случае малейшей необходимости. Потом добавил, что лучше бы мне остаться у них, ведь у меня дома небезопасно. Калеб стоял сзади, кипя от ярости. Я осторожно оглянулась и едва не хихикнула. Видимо, ему казалось, что Кайл пытается занять его место, хотя у него нет никакого права беспокоиться обо мне
  • На этот раз он скинул джинсы и остался в боксерах и футболке. Я молча сравнивала его с Чедом, перво-наперво поставив защитную стену, чтобы он не догадался, о чем я думаю. У Чеда ноги тощие и волосатые, у Калеба – стройные, загорелые, растительность не особо густая. Бедра у них тоже очень разные. Все, что у Калеба мускулистое и загорелое, то у Чеда щуплое и волосатое. Какая приятная перемена!
  • Он положил себе на грудь мою ладонь, накрыл ее своей и поглаживал до тех пор, пока я не уснула под ровный стук наших сердец.
  • Будь собой, и тогда ты узнаешь меня по-настоящему.
  • Он потянулся ко мне, провел пальцами по волосам и по шее. Никогда ничего подобного не испытывала! Калеб наклонился и поцеловал меня в лоб. Я опустила его лицо чуть ниже, чтобы наши губы были друг напротив друга. Помедлив секунду, я увидела, как его глаза вспыхнули, притянула его к себе, и тогда… И тогда мы наконец поцеловались! По яркости ощущений это было близко к запечатлению.
  • Когда ты ее касаешься, то одновременно успокаиваешь и оберегаешь от любого вреда, который могут нанести люди с особыми способностями. Ты для нее как якорь или щит.
  • Забывшись, я принялась стягивать топик. Когда его край коснулся груди, я опомнилась и встретилась взглядом с Калебом. Так на меня никто и никогда не смотрел.
  • Обратно мы ехали почти в полном молчании, не считая моих испуганных вскриков на поворотах, когда мотоцикл резко кренился то вправо, то влево. Калеб стремительно мчался по шоссе. Иногда я пугалась, и все же было здорово. Я смеялась и слышала смех Калеба по переговорному устройству. Время от времени он брал меня за руку или похлопывал по колену, и мне становилось спокойно и радостно.