Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из КВАЗИ

Слушать
Читайте в приложениях:
6533 уже добавили
Оценка читателей
4.24
  • По популярности
  • По новизне
  • Время сильно меняет людей.
    Кого-то к худшему, кого-то к лучшему.
    Но меняет неизбежно и безжалостно.
    6 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Можно сколько угодно сопротивляться, придумывать себе правила и запреты, но жизнь всегда берёт своё. Пока ты жив – жизнь сильнее тебя.
    4 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Не важно, верю ли я в Бога, – ответил Пётр. – Важно, чтобы Он верил в меня.
    2 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Но порой, только утратив всякую логику, жизнь обретает смысл.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Должно же быть в жизни что-то хорошее.
    Кроме самой жизни.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Ты зря ищешь свет на той стороне. Там такая же тьма.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Когда ты по-настоящему готов отнять чужую жизнь, надо быть готовым отдать и свою. Потому что за жизнь есть только одна справедливая цена.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Верно. И грабитель, прекрасно знающий, что жертва может восстать, полчаса рылся в вещах? Подпустил к себе медленного, голодного восставшего? После чего, погибнув, тоже восстал за минимальный срок, как раз к твоему
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • размахнулся и одним ударом мачете снёс ему голову.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Ты зря ищешь свет на той стороне. Там такая же тьма.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Я очень боюсь, что наши отношения после этого уже никогда не будут прежними.
    – Да-да. Так сказал Холмсу доктор Ватсон, застёгивая брюки…
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Жизнь даёт человеку три радости – семью, друзей и работу. Семьи у Виктории больше нет. Друзей, по сути, тоже. Остаётся работа.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Правда не может провоцировать. Правда приводит к справедливости.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Сергей Лукьяненко
    КВАЗИ
    Глава первая
    Дознание и наказание
    Симпатичный был двор, чистенький и ухоженный. Новенькая детская площадка с мягким покрытием под горками и качелями, клумбы с обилием цветов, декоративный прудик, скамейки под старыми зелёными деревьями, в углу двора оборудовано место для курения: пластиковая будка, закрытая с трёх сторон от ветра. Неужели жильцы и впрямь ходят туда курить, с балконов и подъездов? Особенно зимой? Да не поверю!
    Но по всему выходило – жить в доме с таким двором должны добрые, весёлые люди. На площадке с качелями должна звонко галдеть детвора, на лавочках судачить о своём, вечном, старики, а посреди двора сидеть, умываясь, толстая рыжая кошка.
    Ладно, не обязательно рыжая. Пусть будет чёрная.
    – Звук был нехороший, – сказала консьержка.
    – Нехороший – это какой? – уточнил я. – «Уэ-уэ-ээ?»
    Консьержка вздрогнула. Невысокая, крепко сбитая – такие не склонны к пустым истерикам. Да и возраста ей было за сорок, и, судя по всему, она много чего повидала.
    – Нет, не настолько нехороший, – сказала она. – Бум!
    – Бум? – Я посмотрел на неё с иронией.
    Консьержка надула щеки и выдохнула:
    – Пух!
    Это и впрямь немного походило на выстрел.
    – Откуда слышали? – спросил я.
    – Из окна донеслось. – Консьержка показала вверх, на балкон третьего этажа. Балконная дверь была открыта. – Я тут, у ограды… – Она замялась.
    – Курили, – кивнул я.
    – Нам нельзя далеко от подъезда отходить, – стала оправдываться консьержка. – Я тут стояла, тихо было, и вдруг – «пух»! Я поднялась. Это профессора квартира…
    Что-то у неё дрогнуло в лице при этих словах. Ничего криминального, пожалуй. Либо интрижка, но вряд ли «профессор» будет крутить роман с немолодой и некрасивой прислугой. Либо просто неприязнь. К профессору? Нет… но как-то с ним связано…
    Ладно, отложим на потом.
    – Не открывает?
    Консьержка замотала головой:
    – Не открывает! А он на работу не уходил. Жена… ушла с утра, а он остался.
    Ага. Понятно. Жену профессора она не любит. Что ж, это бывает.
    – Жена ушла до «бум-пух»? – спросил я.
    – До, – с явным сожалением признала консьержка.
    – И кто там с ним ещё остался?
    – Никого.
    Версия у меня уже вырисовывалась. Очень неприятная версия.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Мы – люди.
    Мы все друг другу братья и сестры, отцы и дети.
    Хорошие, плохие, добрые и злые, но – все свои.
    И это самое главное в жизни.
    В мои цитаты Удалить из цитат
Другие книги подборки «В дорогу: новая книга каждую неделю»