Отзывы на книгу «Атомный сон (Cборник)»

5 отзывов
VeraIurieva
Оценил книгу

Удивительно, но я очень ярко помню, как в 13 лет, лёжа в больнице после операции и реанимации, читала книги Сергея Лукьяненко. "Звёзды - холодные игрушки" и её продолжение, "Холодные берега", первый Дозор. А ещё книга про Мальчика и его Солнечного Котёнка - это вообще было что-то неописуемое. И книги про Глубину, на тот момент их было только две, третья вышла гораздо позже - но и её я потом прочла. Со своим ранним выходом в интернет, в эту мировую паутину, мне казалось, будто мир Диптауна мне близок - он мне понятен, я не исключаю возможности того, что именно так со временем повернется развитие технологий. Для меня было просто откровение, что в сборнике окажется небольшое продолжение - совсем маленькое, миниатюрное, но всё-же такое желанное продолжение истории Диптауна. Проснулось практически непреодолимое желание перечитать того раннего Лукьяненко, который писал те волшебные книги, которые не давали мне спать по ночам, ибо хотелось дочитать, которые я читала вслух девочке, лежащей в моей палате на соседней койке, которые покупали мне родители, объездив полгорода, чтоб найти такие, каких у меня ещё не было. Эх...

"Атомный сон" - удивительно жестокий и в то же время гуманный рассказ о том, что могло бы случится в мире после ядерной войны. Вообще, тема постапокалиптики всегда будет любопытна - ибо что и как там будет каждый может придумать самостоятельно, даже на основе рассказов каких-то писателей. Лукьяненко описал не худший вариант развития событий, весьма реалистичный и по-своему милый.

Остальные рассказы, поменьше объемом, помещенные в сборник, - это просто маленькие лоскутки от совершенно разных покрывал. Местами интересные, немного ироничные, с юмором. Они просто хорошие. Милые и добрые, слегка нравоучительные местами, но от этого не менее замечательные. От прочтения этой книги у меня остались определённо положительные эмоции, как будто я на несколько часов вернулась в детство...

mermaid
Оценил книгу
Земля после атомной войны. Выжили немногие. Среди них - банда драконов. Это - дети, которым привил жестокость бывший школьный учитель. Не со зла, а чтобы дети впоследствии выжили. И вот один из драконов встречает чужака. По непонятной ему самому причине дракон не стал его убивать (хотя по кодексу драконов это и положено),а помог. Заканчивается все очень-очень грустно.
История, при прочтении которой в горле стоял комок...
Remi_influence
Оценил книгу

Это будет последняя рецензия на книгу в этом году. Не знаю, почему именно сборник рассказов, да еще и заканчивающийся сценарием к Дозору, которого я еще не читала, но, оказалось, в этом сборнике было то, что нужно - планы на будущий год.

Я впервые взяла в руки почему-то "Геном" и "Танцы на снегу", в одной книге. Я была маленькой, решила, что это папина библиотека стоит без дела. И прочла. Спустя какое-то время - еще раз. Сейчас я ничего не помню, только какие-то картины, которые я себе представляла по мере чтения. Разве это не признак того, что книга твоя? То, что ты читаешь и видишь картинки в своем воображении как-будто сами по себе? Не знаю. Знаю только, что открыв этот сборник сейчас, читая отрывками в метро, я понимала, что каким-то образом то, как я сама пытаюсь сейчас писать, здорово напоминает модель Лукьяненко - рассказ и неожиданно втиснутая емкая мысль, которую хочется немедленно записать и немедленно всем показать. То, что я испытала, читая эти рассказы - знакомство, понимание, разделение идеи. Я думала точно так же. А если до сих пор не задумывалась, то теперь точно думаю так. Я пойду, пожалуй, по каждому рассказу в отдельности:

Прозрачные витражи. Как я любила "Лабиринт отражений", не передать словами. Лукьяненко для меня тот автор, у которого я редко слежу за главными героями и больше смотрю за окно истории, в тот мир, который он придумал для меня. Естественно, что я поддержала - как любая романтично настроенная девушка - алый конец, но это первый романтический конец, который закольцевался, захватил с головой, завершил маленький рассказ и придал всей истории направление, который я прочла в жанре фантастики.

"Может быть, человеку важна сопричастность? Сознание того, что именно сейчас, вместе с тобой, этой песне тихонько подпевают еще тысячи людей? Мы все индивидуалисты, мы все уникальные и неповторимые – но наедине с собой можем признаться, как трудно быть одному."

Вечерняя беседа с господином особым послом думала ли я хоть раз о том, какое место мы занимаем во Вселенной? Конечно. Однажды я прочла кучу книг, касающуюся темы НЛО, и каждый раз мне казалось, что нас не изучают, нас вообще не замечают. Потому последняя фраза этого рассказа, она же и общая идея, она же и то, что я отвечу, если меня спросят, нападут ли на нас инопланетяне:

"Не бойтесь ничего: вас никто не обидит. У кого же поднимется рука обижать вас – таких… таких…
Он на долю секунды замолчал, сочувственно подергивая языком, подыскивая подходящее слово, и оно, конечно же, нашлось:
– Таких убогих…"

Кстати, что довольно интересно, рассказ этот начинается ровно с того же, с чего решили начать создатели сериала "Визитеры", только там как раз сюжет пошел в прямо противоположную сторону.
Атомный сон Сначала мне не понравилось. Возможно потому, что для идеи, которая должна была быть описана, не было никакой предыстории,какие-то обрезанные факты. Идти куда-то в неизвестность с кем-то неизвестным, непонятная жизнь, непонятные обычаи... И только в самом конце, "А может быть где-то в России есть свой Майк, который в этот самый момент пытается остановить свой реактор"? Мы никогда не знаем, как должно быть. Может быть, мне пора привыкнуть, что объяснение у Лукьяненко всегда в конце, всегда выше, чем обычная материальная вещь?

"В каждом человеческом сердце живет дракон. И если ты не убьешь дракона, он станет убивать людей вокруг себя. Но вначале… – Майк бросил на меня свой короткий, пронзительный взгляд, – вначале он сожрет твое сердце."

От судьбы обменяться риском, забрать у другого - великолепная идея просто так, хотя и не очень реальная. Идеальная фантазия.
Шаги за спиной небольшая зарисовка, опять же, была непонятной до тех пор, пока не появилась эта фраза:

Счастливы те, кто не видит течения времени. Кто никогда не слышит неумолимого метронома. Кто не слышит шороха рассыпающихся кирпичей, едва уложенных в стену. Кто не замечает подслеповатого прищура старика в невинных глазах младенца. Кто не видит дырявой осенней желтизны в едва развернувшемся клейком листочке. Кому не нужно бежать – всегда, всегда, всегда.
И больше слов не будет нужно.

Дальше я, пожалуй, пропущу, остановившись на статьях, которые, по моему мнению, достойны первого места на любых сайтах.

История болезни, или Игры, которые играют в людей Выполнена в виде настоящей истории болезни. Подлинная история увлечения игр, тот исток, откуда берется любая писательская фантазия, размышления о том, какую часть нашей жизни занимают игры. Здесь я хотела бы зацитировать один поистине великолепный момент:

"Ведь если взять по-настоящему хорошую и знаменитую игру, то количество прожитого в ней времени приводит в ужас. Вы играли в «DOOM»? И за сколько прошли игру, за неделю? Значит, вы умный. Ну так возьмите эту неделю и умножьте на несколько миллионов. Вам еще не страшно?"

Мне? Страшно. Однажды и я попалась на эти игры, играла год, общаясь с другими участниками по интернету, бегала за несуществующим, жила несуществующим, психовала, если меня отвлекали. Меня спасло то, что однажды мне надоело. Вот просто наскучило. И я отошла, навсегда решив, что это для меня неинтересно. Все мы хотим жить чужими жизнями и управлять чьей-то жизнью, об этом Лукьяненко еще напишет в "Веке движущихся картинок", потому нам так трудно оторваться от игр нынешних. А люди слабее, чем мы, переболевшие? На что уходит их жизнь? Это по-настоящему страшно. Это болезнь, от которой нет средства излечения и к которой нет профилактики.
Поэтому ею надо переболеть в детстве. Не запрещать целиком, ограничивать, но давать переболеть. Чтобы выйти во взрослую жизнь, незаинтересованными в этом.

И, наконец, великолепный прогноз на рубеже веков, страх перед компьютерными технологиями и сравнение с кинофильмами, "Время движущихся картинок". Я не знаю, что сказать мне об этой статье так, чтобы было емко и в одну фразу. Читать всем, потому что это лучший разбор психологии человека в отношении технологий? Великолепный прогноз, начинающий сбываться, сделанный простым психологом-фантастом. Он объясняет, почему золотой век именно девятнадцатиый - по его мнению, это был последний неинформационный век:

"Человеческая память обладает счастливой особенностью хранить хорошее, а не плохое. Все беды, тревоги, разочарования стираются из памяти, оставляя белые пятна между событиями хорошими и радостными. Так, беря в руки фотоаппарат, мы не стремимся запечатлеть мгновения своей боли и печали...
Но век двадцатый стал веком движущихся картинок. Веком зафиксированной информации, непрерывного течения времени. Мы уже не способны разделить историю на черное и белое, с тем, чтобы помнить лишь то, о чем хочется помнить".

Мне просто нечего к этому добавить.

KarinaFoxy
Оценил книгу

Не хочется повторяться и пересказывать сюжет. Расскажу только о своих ощущениях.

Поклонникам всего постапокалиптического посвящается.
Мир, в котором надо проявлять запредельную жестокость, чтобы выжить.
С одной стороны книга написана ну очень уж доступным языком (в стиле "пошел, увидел, врезал, добил"). С другой стороны - сюжет цепляет. Да так цепляет, что в конце наворачиваются слезы. Казалось бы, все банально: есть хищник, и есть жертва. Первый играет со вторым. Первый второго съест в конце пути. Не потому что больно надо, а потому, что так учили. Так надо, чтобы выжить.
А что если жертва попробует перевоспитать хищника? Глупо? Допустим. Но ведь так хочется верить, что добро все-таки победит, что Зверь станет Человеком... И я верила. И Вам советую.

friscote
Оценил книгу

Энен посоветовала мне эту книжку. Я готов ее целовать, хотя особого восторга я не ощутил. Просто ровно легло на сердце, я как-то влился в тот мир... Незаметно, все произошло незаметно.

Из-за Лукьяненко в душе родилось спокойствие. Умиротворение. Некое философское телопребывание, но при этом ты фокусируешься на мутировавшем мире и псине, которая любит пошутить. Между прочим, шерсть у псины была рыжая, тогда какого на обложке серый пес? (читал с Интернета)

Про сюжет... Пересказывать или распинаться о крутости я не буду, но он продуман - это видно по неожиданно выскальзывающим на первый взгляд моментам. Вообще-то они как обухом по голове. Не буду приводить сюда цитату, а то лишу будущего читателя удовольствия. Тем не менее, в реакторе повести тепла хватает.

У Лукьяненко мне понравилась речь. Она аккуратна, с точки зрения редактора. Читать легко, все понимаешь. И акценты расставляются грамотно, как я люблю, - в самом конце предложения. Я настругал много цитат. Большинство из них относились к горячо любимым мною паукам, мокрице и мраку. Мне безумно понравилась атмосфера серого, тяжелого неба, за которым матово светит солнце и кажется, будто его нет. Я люблю такую погоду. Багровый, рыжий лес. Холодный, многометровый снег и личинки в воде. Мутанты. Кровь. Это атмосфера отчаяния человеческой души. Я не знаю, как она выглядит, но это было чувство застывшего одиночества, которое Лукьяненко облек в повесть.

Расслабившись, я стал смотреть в небо - в низкую, серо-свинцовую пелену туч. Казалось, подпрыгни посильнее, и можно ухватиться за вязкую
грязную облачную вату. Ухватиться, повиснуть и уплыть с облаками куда-нибудь далеко-далеко <...> или в холодные антарктические льды...

И еще:

А пауки, сидящие на нижних ветках деревьев, начинали униженно шипеть и сворачиваться в мохнатые шары. Так и подмывало ткнуть их стволом.

Я бы тоже ткнул. Вообще, по последним книгам Лукьяненко мне разонравился. У него спустя середину книги происходит коллапс и "все заверте..", после чего наступает сумбурный конец. А тут...

Конец мне очень понравился. Я вижу перед глазами желтую траву и руку, всю в грязи и затянутую в перчатку. Покачивающиеся носилки и спутанные волосы на башке. Драконы могут быть добрыми. Небольшой фарс, но такая трогательная развязка. Все кончилось не логически, а эмоциональным разоружением. Эмоции лопнули, пришел конец повести. И детский голос, как в начале. Возможно, на Джека так подействовало излучения от товарища, возможно... возможно просто я не могу представить себе, да и все мы не можем, что такое - за 20 лет полюбить. Дружески полюбить. То, что у Джека была 40 дней девушка - ничего не значит. Не в сексе счастье, не в логове. А в плече.