Книга или автор
2,7
3 читателя оценили
58 печ. страниц
2019 год
18+

Основано на реальных событиях…


* * *

Вначале была мысль, и мысль была у человека, и мысль была: «жизнь – дерьмо».

Вино булькало, переливаясь из картонной упаковки в кружку. Степан налил до краёв. Поставил на стол двухлитровую упаковку, в которой теперь не хватало триста грамм. Вообще он любил вина из более дорогого ценового сегмента, но в последние месяца на работе платили, мягко выражаясь, нерегулярно, поэтому приходилось довольствоваться подобным пойлом.

Степан сделал маленький глоток терпкой красной жидкости, затем встал и подошёл к окну. Жил он на третьем этаже и отлично видел двор и остановку, куда вот-вот должна приехать жена. По факту она задерживалась, но Стёпа не хотел звонить. Дина не единожды его отчитывала за излишние волнения. Говорила, что и так висит в переполненном автобусе на одной руке, а тут ещё телефон звонит…

Часы показывали половину восьмого. Весна в этом году оказалась холодной. Некоторые люди до сих пор ходили в зимней одежде.

Степан открыл окно и высунулся по пояс. Под подъездом кормила кошек пожилая соседка с восьмого, переселившаяся в этот дом лет десять назад. Как-то Степан не поделил парковочное место с её дочерью. Так эта старушка выскочила и активно вступилась за свою кровинку. Но Стёпа и не таких видал. Парковочное место он так и не уступил, за что получил эпитет от соседки «Тракторист с хутора».

В чём-то она права. Его родители, перед развалом СССР, приехали из села. Устроились рабочими на завод и вскоре получили квартиру, где Стёпа теперь и жил. Да и внешне он чем-то напоминал классического «Тракториста с хутора» – простоватое лицо, нос картошкой и слегка оттопыренные уши. Всегда в кепке и рубашке с накладными карманами, коих у Стёпы много – он их просто сильно любил и частенько докупал. Сколько жена ни пыталась приучить его носить майки, у неё так ничего и не вышло. Джинсы и спортивные штаны он носил попеременно – в зависимости от настроения.

Только за баранкой трактора Степан никогда не сидел, а работал водителем. Да и в деревне бывал лишь наездами – у родственников.

Вокруг бабули крутилось десятка два кошек. Тёрлись о ноги, мяукали, преданно заглядывали в глаза. Нетерпеливо ждали, пока она откроет все фиолетовые пакетики с кормом и выдавит их содержимое в большую эмалированную тарелку.

К остановке подъехал бело-зелёный автобус. Открыл все двери. Вышло два мужика и Дина. Мужики направились через дорогу, игнорируя пешеходный переход, располагающийся метрах в пятидесяти. Стёпина супруга двинулась к дому. Послышался цокот каблуков. Автобус закрыл двери и начал отъезжать.

Дина посмотрела в окно, увидела мужа. Улыбнулась и помахала рукой. Жена Стёпы родом из деревни, но по внешнему виду этого не скажешь. Длинноногая, стройная, со вкусом и чувством стиля. Она всегда выделялась среди девушек. Имея лишь неполное среднее образование, Дина с лёгкостью получила должность секретаря на заводе, где некогда работали родители Стёпы. Хотя после приезда в город ей и пришлось поработать вначале промоутером, затем швеёй, а после продавщицей в магазине сантехники. Когда они познакомились, Дина красила волосы в чёрный – этот цвет любил её бывший и буквально заставлял подругу соответствовать своим «хотелкам». Стоило Стёпе увидеть старые фотографии, он, наоборот, запретил Дине краситься. Ему нравились светлые, с лёгкой рыжинкой, волосы супруги.

Жена подошла к подъезду, поздоровалась с бабулей, которая искренне недоумевала, как такая красивая, умная и успешная может жить с «Трактористом с хутора».

Степан снял трубку домофона как раз в тот момент, когда поступил вызов. Нажал кнопку. Через открытое окно с улицы донеслось пилиликанье, означающее открытие двери.

Пока Дина поднималась, Стёпа сделал из кружки большой глоток. Затем подбежал к двери и повернул замок. Супруга принесла с собой сладковатый запах духов. На её лице явственно отпечаталась усталость.

Они поцеловались. Одновременно Стёпа забрал сумочку, которую водрузил на узкий столик, где хранились ключи и мелочь.

– Вино, – Дина облизала губы. Опёрлась на стену и тяжёло выдохнула. – Хочу.

– Сейчас-сейчас! – Стёпа опустился на присядки и расстегнул молнии на сапогах, помог жене разуться. Помог снять куртку и повесил на вешалку. Пока Дина мыла руки, достал ещё кружку и налил вина. Закрыл окно, оставив приоткрытой форточку.

Жена пришла на кухню, тяжело опустилась на стул.

– За пятницу, – Стёпа поднял кружку.

Они чокнулись и пригубили вина.

– Ужасная неделька, – пожаловалась Дина. – У меня еще столько дел на работе осталось, что проработай я выходные без сна, и то всего не переделаю.

Стёпа усмехнулся.

– У тебя хотя бы неделька ужасная, – грустно сказал он. – У меня по ходу фирма вообще накрывается медным тазом.

– Что такое? – Дина сделал глоток вина.

– Да слухи разные бродят, – отмахнулся Стёпа, не желая пересказывать всё, чего наслушался. – Заказов мало. Я целыми днями сижу в гараже. У меня машина уже блестит. Я вместо того, чтобы ездить, развозить товар, намываю её. Да и зарплата… Я даже забыл, когда мне последний раз платили.

– Печально, – Дина поднесла кружку к губам и едва-едва пригубила.

Они уже говорили о том, что Стёпе пора менять работу. То, что фирма вот-вот закроется, понятно всем, начиная от директора и заканчивая уборщицей. Только все сотрудники продолжали верить в лучшее, ведь ещё год назад дела шли в гору. Как и зарплаты у коллектива.

– Мне сегодня Паша звонил, – тихо произнесла Дина.

Стёпа сильно сжал кружку. Поднёс её к губам и сделал большой глоток. От приторного вкуса дешёвого вина слегка затошнило.

– Чего хотел? – он грохнул кружкой о стол. Вино заплескалось по стенкам, несколько капель попали на скатерть.

– Как всегда, – пожала Дина плечами. – Сказал, что я всё равно буду с ним. Хочу я этого или нет. Нравится мне это или нет.

– Вот же мразь неугомонная, – сквозь зубы процедил Стёпа. – Что ещё говорил?

– Посоветовал по-хорошему тебя бросать и возвращаться к нему. Иначе, как только у него на работе выдастся свободное время, он сам приедет. И тогда и тебе и мне не поздоровится, – Дина пригубила вина.

– Я его точно убью! Он у меня уже вот здесь, – Стёпа провёл рукой по шее.

– Он и меня уже достал, – вздохнула Дина. Покрутила кружку в руках. – Я уже не знаю, как ему сказать, чтобы он, наконец, понял…

С Диной Степан познакомился на свадьбе двоюродного брата. Саша жил в селе, откуда родом и родители Степана. Дина с Катей, женой брата, школьные подруги. На момент встречи со Степаном Дина жила с Павлом – участковым.

Свадьба двоюродного брата многое переменила. Стёпа и сам не понял, как всё произошло, но домой он вернулся уже с Диной. Родителям подруга сына понравилась – красивая, хозяйственная. Она быстро нашла с ними общий язык. В трехкомнатной квартире места хватило всем.

Но участковый так просто с потерей не смирился. Узнал новый адрес сбежавшей сожительницы и приехал с другом её забирать. В то утро Степан услышал крики возле подъезда. Выглянув в окно, увидел, что бывший заталкивает Дину в потрёпанную «ладу». Прямо в трусах он выскочил на улицу. Дину Стёпа отбил, но Павел с другом сильно его избили. Заявление в полицию не помогло, а лишь усугубило ситуацию. Участковый нашёл способ, чтобы перевернуть дело с ног на голову. В итоге Степан получил три года условно за нападение на полицейского при исполнении.

С тех пор Павел прочно «прописался» в жизни Степана с Диной. Он звонил, просил Дину вернуться. Угрожал, что посадит Степана. Что превратит их жизнь в ад. Даже заявился без приглашения к ним на свадьбу. Пьяный ворвался в банкетный зал и открыл стрельбу по молодожёнам из травматического пистолета. Никто не пострадал лишь чудом. Павла увезла полиция, но дела так и не возбудили.

Сколько бы Дина ни меняла номера, бывший всё равно её находил. При этом прекрасно знал обо всех её планах. Степан быстро уверился, что участковому всю информацию давала мать Дины. В её глазах Павел представал серьёзным и перспективным молодым человеком, который в тридцать один уже построил дом и стал участковым. Степан же, по её мнению, классический неудачник, водила без образования и без будущего, к двадцати шести годам не сумевший обзавестись собственным жильём. Прямо Степану она ничего не говорила, но и редких ядовитых реплик вполне достаточно.

Дина в эту теорию не верила. Она привыкла всем делиться с матерью и знала, что та принимает её выбор, ведь хочет для дочери лишь добра.

– Давай попробуем не обращать внимания, – Дина допила вино и поставила кружку, намекая, чтобы муж наполнил. – В конце концов, Паша не вчера появился. Как-то ж мы уже два года живём.

– Живём, – буркнул Стёпа и тоже допил вино. Взял упаковку и принялся разливать содержимое по кружкам. – Втроём и живём. Как-то надо заканчивать эту групповуху.

– Даже не думай, – Дина пристально посмотрела в глаза мужа. – Паша именно этого и ждёт. Чтобы ты поступил по-мужски. Решил вопрос. Тогда он тебя посадит. Надолго. Поверь, я с ним жила. Знаю его змеиный характер. Я потому от него и ушла… Сил терпеть этого гада уже не осталось.

Степан разлил вино по кружкам. Закрыл упаковку и отставил в сторону. Он и сам прекрасно понимал, что участковый как раз и добивался того, чтобы с ним пришли «поговорить по-мужски». Полицейский инициирует драку, а виноватым останется Стёпа, которого потом, при имеющемся условном сроке, посадят.

– Давай о чём-нибудь хорошем поговорим, – сказала Дина, пригубив из кружки.

– Да нет ничего хорошего, – Стёпа сделал большой глоток вина, скривился от вкуса. – В жизни одно дерьмо. Вообще жизнь – какое-то сплошное дерьмо. Даже вино и то дерьмовое, – немного помолчал и добавил. – Отец уже три ночи снится.

– Может, сходишь? – робко предложила Дина.

Степан так на неё глянул, что слова не понадобились.

– Я никогда не прощу ему того, что он сделал. Мне каждая мелочь в этой квартире напоминает о матери…

Супруга не ответила. Она даже не представляла, как сама бы вела себя в такой ситуации. Пол года назад, в субботний вечер, они пошли в кинотеатр. Ничего не предвещало беды. Тесть, по обыкновению, смотрел телевизор. Свекровь готовила борщ. Стёпа с Диной после фильма зашли перекусить в ресторан. Когда вернулись домой, мать Степана лежала мёртвая, с отрубленными руками. Отец сидел рядом в луже крови. С топором. Просто сидел и смотрел на жену, с которой за четверть века и ссорился всего с десяток раз. По-прежнему работал телевизор. На плите остывала кастрюля с борщом.

Отец с тех пор не сказал больше ни слова. Никому. Однако его признали вменяемым и дали пятнадцать лет. После вынесения приговора он лишь кивнул. Из тюрьмы его никто не ждал, ведь к своим пятидесяти пяти он перенёс два инфаркта.

Стёпа залпом допил вино. Скривился.

– Я пытался понять, для чего он это сделал.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
255 000 книг 
и 49 000 аудиокниг