Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Рецензии и отзывы на Дневник обольстителя

Читайте в приложениях:
57 уже добавило
Оценка читателей
3.67
Написать рецензию
  • Ataeh
    Ataeh
    Оценка:
    52

    Это действительно дневник, дневник молодого человека, увидевшего прелестную барышню и подробно расписывающего каждый свой шаг на пути к ее сердцу. Парадоксальное очарование книги постигаешь не сразу. Главный герой развивает ум и душу этого земного ангела, постепенно внедряя в эту хорошенькую головку эксцентричные и яркие идеи. Возникает некая ассоциация с библейским сюжетом: грехопадение случается лишь после познания. Девушка была так себе, обычная куколка с буржуазной моралью. И фокус был не в том, чтобы затащить ее в постель, а в том, чтобы перевернуть с ног на голову ее представления о добре и зле, чтобы она оказалась в объятиях искусителя не просто добровольно, но и сознательно. От своего спасителя-искусителя девушка получила великий дар: свободу. Нет, она не стала развязной или распущенной, просто духовно выросла.

    Он может гордиться своим творением. Но как только акт творения завершен, на картину брошены последние мазки, она для него более не представляет интереса. Соблазнитель исчезает, книга заканчивается. Если мыслить примитивно, то, судя по пересказу событий, все укладывается в простую формулу "поматросил и бросил". Но, откровенно говоря, здесь не тот случай. Здесь вся книга - это поступательное формирование чужой души. Несмотря на то, что вся книга очень целомудренная, удивительная тонкость понимания человеческой души и тех сил, которые ею движут, вызывает сначала снисходительную улыбку, затем оторопь, затем страх оказаться на месте искушаемой жертвы. И знаете, если думать о том, что девушка приобрела, а чего лишилась, то стоит поблагодарить соблазнителя за его щедрые духовные дары.

    В одной любопытной книге я читала иносказательное толкование мифа об Адаме и Еве. Вся история грехопадения - это история прозрения. Грех дал человеку сознание, до него человек был един с природой (образ райского сада) и пребывал в бессознательно-животном состоянии. Грехопадение отделило его от природы, человек осознал себя - и стал по-настоящему человеком, не частью природы, но чем-то большим. Девушка была просто еще одной единицей, частью того общества, выразителем и носителем нравов и устоев времени. После встречи с искусителем, она обрела себя, стала личностью, очнулась от дремотно-бессознательного следования правилам. "Для того, чтобы познать границы добра и зла, надо сначала выйти за них". И соблазнитель укажет вам путь.

    Это одна из самых дьявольских книг, которые я когда-либо видела.

    Читать полностью
  • Morra
    Morra
    Оценка:
    23

    Банальный, казалось бы, сюжет в классической литературе - соблазнение неопытной девушки. Кто-то посвящал этому целые романы, кто-то проходился по касательной. Тем любопытнее, что Серену Кьеркегору удалось превратить "классику жанра" в нечто уникально звучащее и не вызывающее ощущения подражания и вторичности. А ведь на первый взгляд, так и напрашивается сравнение с "Опасными связями" - и темой, и самим форматом романа в письмах (пусть у Кьеркегора большую часть текста и занимают дневниковые записи). Есть у Тициана картина "Любовь небесная и Любовь земная" - сюжет в данном случае ни к чему, я зацепилась именно за название. Йоханнеса из "Дневника обольстителя" никак не отнесёшь к числу ангелов, его "любовь" сугубо земная, но обольщение для него - это не просто эпизод в череде знакомств и расставаний, не вульгарное затаскивание объекта обожания в постель. Это своего рода философия и эстетика в одном флаконе. Потому-то "Дневник обольстителя" - роман по-своему весьма оригинальный.

    Кьеркегора принято хвалить за глубину и психологизм - так и есть, тема обольщение проработана, философия героя обоснована и подкреплена практической частью (куда там некоторым дипломным!). Вот только методика абсолютно не универсальна - герои живут и мыслят категориями середины XIX века, когда предназначение женщины сводится к тому, чтобы "быть подругой" и лишь пытаться следовать за возлюбленным в полётах его интеллекта. Замените неопытную Корделию на умную женщину хотя бы даже своего века - и от теории останется мокрое место, а коварный соблазнитель уползёт в кусты рыдать и зализывать раны. Так что интересен весь этот процесс скорее в чисто теоретическом ключе - отдельные приёмы ещё актуальны, но сама теория уже давно на свалке истории. Впрочем, следить за процессом соблазнения любопытно - благо, герой обладает и умом, и фантазией. При этом он ещё и чрезмерно эмоционален и даже экзальтирован, что лично меня весьма раздражало, но это, положим, уже дело вкуса. В остальном же Йоханнес как и его создатель - эстет до мозга костей. Ему не важно содержание или результат, бал правят форма, процесс и внимание к деталям. Беда лишь в том, что в отличие от Корделии меня ему обольстить так и не удалось.

    Читать полностью
  • vika_paznikova
    vika_paznikova
    Оценка:
    22

    Это одна из тех книг, которые начинают читать, захлёбываясь от восторга, а затем постепенно растрачивают весь интерес, утопая в растянутых мыслях и размытых фразах. Это одно из тех произведений, на которых хорошо засыпается даже в 6 вечера, после двух чашек крепкого кофе. Это один из тех художественных трудов, которые тянутся медленнее, чем реклама во время одного из ваших самых любимых фильмов. Это один из тех романов, которые не дочитывают, а дожёвывают.

    В моём случае на "Дневник обольстителя" ушло месяца четыре каждодневных мучений.
    Предложение в сутки - верхний предел нормы. Зашкаливающий предел - абзац.

    И при этом, "Дневник обольстителя" вовсе неплох. И даже очень неплох.
    В какой-то мере чтение достаточно увлекательно.
    Кьеркегор показывает себя отличным психологом. Он прекрасно описывает черты характера, нравы и поведенческую модель девушек и юношей первой половины 19 века. Он превосходно разбирается в мельчайших нюансах человеческой психики, в его внутренних "борениях" и глубоких чувствах.

    Не знаю, есть ли какая-то связь между "Героем нашего времени" (Лермонтов) и "Исповедью сына века" (Мюссе) с "Дневником обольстителя", но, очевидно, что Кьеркегор не мог не опираться на них, поскольку произведения слишком близки друг другу в идейном плане, а главные герои их слишком схожи в характерах и в мыслях.

    Читать полностью
  • fullback34
    fullback34
    Оценка:
    18

    Роман, написанный 30-летним мужчиной, а по нынешним временам – молодым человеком, поражает почти всем: точнейшиему следованию канону подобных романов (вспомним, к примеру, страдания нашего, так сказать, господина Вертера); виртуозной стратегией достижения цели, утонченным психологизмом характеров, совершенно точных, совершенно реалистичных; продуманностью каждого, буквально каждого шага, одержимого высокой, или не очень высокой, целью главного героя; подробнейшим описанием всех шагов – последовательных и неотвратимых, как шаги Командора, - всё это так. Но вопрос, остающийся без ответа: зачем всё это?

    Ответ – в биографии великого датчанина. Без преувеличения великий мыслитель, Кьеркегор был столь же нелюдим в жизни и неуспешен в любви, сколь совершенен и глубок в своих философских поисках. Как бы не хотелось мыслить шаблонами, но приходится констатировать, что и самый дух романа, и происходящее в нём есть лишь отражение умонастроения, душевного состояния молодого, здорового физически молодого мужчины. Роман несет на себе мощнейшее влияние своего автора – философа мировой величины – привнесенной разработанностью всех «схем» и «систем» - с одной стороны, и уязвленной «мужской несостоятельности» (не в смысле физиологии и физической немощи интимной стороны жизни) – с другой.

    Поразительна юношеская незрелость в понимании чувственного, эмоционального мира женщины! Возможно, это звучит парадоксально, ведь в конце концов Йоханнесу удается добиться своего, но фиаско обольстителя – в нахождении подтверждения собственной «правоты». Шекспир где-то сказал о сути этих юношеских представлений: просящий – раб, достигший – господин. И если манипуляции достигли цели, Корделия завоевана, то налицо «триумф» в вечной борьбе с той, чьи руки – сети улавливающие: собственное превосходство. Разумеется, компенсационного характера, как сказал бы Фрейд: уязвленный женщиной должен получить сатисфакцию любым способом и снизить болевой шок от психологической травмы.

    Вообще текст оставляет стойкое чувство юношества. Кто, будучи в том незабываемом возрасте, не помнит восторга по поводу…да по любому поводу: взгляда, разговора, безделицы в виде банта, ручки или перчатки-варежки! Какое значение мы предаем всему! Она посмотрела! Она разговаривала! Она подарила! Ну и разумеется, нужно сделать так, чтобы её признание было первым. Ну а когда тебе уже 30, как Кьеркегору, юношеский реваншизм ну или викторианство (от «виктория»=победа) должно быть непременно всемогущим: то, что внушает трепет, неуверенность и боязнь быть отвергнутым, должно быть абсолютно управляемым, потому что какое же могущество может быть без этой самой управляемости? Ну а поскольку век 19 пусть и не галантный уже, тем не менее, эстетизм – вот непременное условие уважающего себя обольстителя.

    Книга явно на любителя: Кьеркегора или «истории обольщений в литературе».
    Книжка из подборки «100 книг, которые нужно прочесть прежде, чем…»

    Читать полностью
  • moorigan
    moorigan
    Оценка:
    17

    Некий Йоханнес обольщает некую Корделию и подробно описывает сей процесс в своем дневнике. В самом начале его неназванный друг находит этот дневник и представляет его на суд читателей. Шаг за шагом мы будем следить за похождениями Йоханнеса, своего рода пикапера из 19 века. Шаг за шагом мы будем постигать сложное развитие отношений между соблазнителем и соблазняемой, между охотником и жертвой.

    Итак, время действия век девятнадцатый, так называемая "викторианская эпоха", период, когда слова типа "обольщение", "соблазнение", "эротический" в приличном обществе не произносились вслух, а в теории и думать о таких вещах было не комильфо. Однако именно этими, с позволения сказать, терминами текст "Дневника" перенасыщен. Но пусть это не введет вас в заблуждение, эротикой в нашем понимании здесь и не пахнет. Слово "эротический" скорее подменяет собой слово "любовный", все что связано с влюбленностью и флиртом. Цель обольстителя, конечно, ясна, но путь его сложен и извилист. Просто переспать нашего героя не устроит, ему необходимо, чтобы объект (в дальнейшем, дабы избежать двусмысленности, именуемый "девушка") влюбился в него, влюбился без памяти, полностью, и не просто в него, а в его блестящий ум и высокую духовность. С одной стороны, о какой духовности мы можем говорить в случае обольщения? С другой, у Йоханнеса есть своя философская система, позволяющая ему порхать от одной девушки к другой, срывать цветы физического и интеллектуального наслаждения. Интеллектуального прежде всего, ведь стоит ему добиться желаемого, как интерес сразу же угасает, и герой устремляется навстречу новым победам. Из некоторых замечаний автора дневника мы понимаем, что соблазнять и добиваться успеха ему не впервой.

    Описывать сам процесс не имеет смысла. Заинтересовавшимся следует прочитать книгу, которая, во-первых, очень небольшая, во-вторых, написана прекрасным языком классических произведений, в-третьих, весьма подробно документирует и действия обольстителя и его мотивы. Остановимся поподробнее на главных героях романа.

    Йоханнес, молодой человек, не стесненный в средствах, но без определенного рода занятий, начитанный, с философским складом ума, бродит по улицам Копенгагена в поисках девушки, которую ему бы захотелось соблазнить.

    Суть дела не в том, чтобы обольстить девушку, а в том, чтобы найти такую, которую стоит обольщать.

    А таких мало, ведь ему подавай идеальную девушку, красивую, из хорошей семьи, умную и, конечно же, девственную. Девственности он посвящает немало абзацев в своем опусе, полагая, что потеряв сей дар природы, девушка вместе с ним теряет и всю свою прелесть. Вообще, взгляды нашего героя очень патриархальны, чего стоит определение женщины как "бытия для другого". Наконец, взгляд его останавливается на Корделии, которая подходит под его высокие стандарты.

    Начинается охота, самое настоящее преследование. Знакомство, вхождение в доверие к ней и к ее близким, умелая игра на эмоциях неопытной девушки. С современной точки зрения, Йоханнес разводит непонятную канитель, но если не забывать, что процесс для него гораздо важнее результата, то все становится на свои места. Он наблюдает, он выжидает, он получает удовольствие от каждого изменения ее настроения. Он точно знает, как, когда и что сказать, как посмотреть, что написать в письме. У девушки нет шансов, она напоминает кролика, затаившегося в густой траве в надежде, что охотник его не заметит. Но охотник точно знает, где сидит кролик, когда он вскочит и куда побежит, ведь он подстрелил уже немало кроликов на своем веку, а кролики так предсказуемы.

    Почему Йоханнес фокусируется именно на девушках, на девственницах? Не свидетельство ли это его слабости, его неумения выследить и подстрелить дичь похитрее и покрупнее? Ну конечно! Его патриархальная парадигма неминуемо ставит его самого на пьедестал по отношению к жертве. Женщина в полном смысле этого слова, женщина, способная разгадать его намерения и могущая дать реальный отпор или вступить в игру на равных, Йоханнесу не нужна. Такая женщина может обнаружить его несостоятельность как личности и, думаю, как мужчины. Отсюда вечный поиск девственницы, боязнь развитого тела и духа, возможно, боязнь кастрации, если вспомнить дедушку Фрейда.

    По этой же причине образ самой Корделии прописан из рук вон плохо. Автор неустанно говорит нам, какая это выдающаяся девушка, как она не похожа на других. Но закройте книгу и попробуйте описать героиню - увы, в ваших руках останется лишь мираж. Кто она, чем живет, о чем думает, чем интересуется? Ничего этого мы о Корделии не узнаем, хоть описывает ее человек, в нее влюбленный. И тогда перед нами встают два варианта. Либо Корделия невероятно тупое и посредственное существо, которое до встречи с Йоханнесом кое-как выучилось читать, писать и ложку мимо рта не проносить, либо автор лжет нам, и внутренний мир объекта его вовсе не интересует. Его привлекает лишь внешность, стан-грудь-чело. Тогда получается, что лжет он нам и своих мотивах, якобы заключающихся в соблазнении выдающейся девушки. Поскольку все указывает нам на то, что секс как таковой тоже его мало привлекает, мало помалу вырисовывается следующая картина: Йоханнес раз за разом начинает эту авантюру с одной только целью - полюбоваться собой. Это себя одного он любит, своим умом наслаждается, в отношениях с Корделией, как в зеркале, он любуется только собой. Текст доказывает нам эту гипотезу: Йоханнес говорит о себе и только о себе. Даже когда он упоминает Корделию, он говорит нам о том, что он испытал, что он сделал, как он на нее посмотрел. Если бы он испытывал к Корделии любые, пусть самые низменные, чувства, он бы говорил о ней. Так пара субъект-объект, Йоханнес-Корделия, превращается в трио: субъект-инструмент-объект, Йоханнес-Корделия-Йоханнес. Все начинается с Йоханнеса и на нем же замыкается.

    Роман Кьеркегора очень маленький, но в нем невероятное количество пластов и смыслов. Он вызывает сильные эмоции и в то же время остается загадкой. Для чего и для кого он был написан? А сколько параллелей можно провести! Своего рода бездна, в которую можно вглядываться бесконечно и о которой говорить можно тоже бесконечно...

    Видно, пришло время читать Кьеркегора.

    Читать полностью