5

Роман Злотников, Антон Корнилов
Последняя крепость, том 1

Пролог

Этот бассейн был вырезан в плите голубого мрамора – самой большой, которая только нашлась в мире, где добывают такой камень. Купальщица скользнула с низкого бортика в теплые объятия сверкающе-розовых волн, ласкавших одна другую, вынырнула и, перевернувшись на спину, рассмеялась. Волны, вытянувшись медленными искрящимися струями, окутали тело, погрузили в подобие колыбели.

– Довольно… приятно, – сказала она, расслабившись и позволив колыбели укачивать ее. – Чем ты наполнил бассейн?

Лишенная покровов одежды, девушка стала еще красивей. Она была – невыразимо прекрасной. Длинные пряди волос цвета юной зелени нежными змеями обнимали ее тело, не скрывая, а подчеркивая восхитительную наготу.

Рубиновый Мечник Аллиарий, Призывающий Серебряных Волков только теперь позволил себе улыбнуться.

– Это дыхание певчих птиц, – сказал он. – Его собирали в течение трехсот лет по всем землям гилуглов… Тебе нравится, Инаиксия? Никто и никогда в Тайных Чертогах не вкушал такого купания.

– Я же сказала – это довольно приятно. Но ты дал мне понять: это еще не все из того, что ты мне приготовил?

– Да, любовь моя, это не все.

Она подплыла к бортику и протянула Аллиарию руку.

– Чего ты ждешь? Помоги мне выбраться.

– Страсть разорвет мне сердце, если я осмелюсь сейчас дотронуться до тебя, Инаиксия…

Эти слова рассмешили нагую купальщицу, Лунную Танцовщицу Инаиксию, Принцессу Жемчужного Дома.

– Я слышала о случаях, – смеясь, проговорила она, – когда кое-кто из нашего народа достигал такой степени блаженства, что одну из частей его тела действительно разрывало на части… Но то было вовсе не сердце…

Аллиарий снова улыбнулся, поднялся и, преломившись в поклоне, отступил назад. Вместо него у бортика возникло удивительное существо. Более всего оно напоминало гигантскую стрекозу, но крылья ее были словно из жидкого пламени, а громадные глаза напоминали гроздья кроваво-алых рубинов. Существо протянуло Инаиксии одну из гибких конечностей, гладкую до блеска, и, когда Лунная Танцовщица, удивленно улыбаясь, взялась за нее – взмахнув крыльями, вознесло Принцессу высоко-высоко вверх, под самый потолок необъятно громадного гулкого дворцового зала, а потом осторожно опустило рядом с бассейном – на выточенный из черного хрусталя пол. Затем существо распростерлось на полу, сложив крылья у ног девушки.

– Оно разумно, – сказал Аллиарий, появляясь рядом с Принцессой Жемчужного Дома. – И оно будет служить тебе, выполняя все, что ты пожелаешь…

– Где ты раздобыл эту диковину? – спросила Инаиксия, обходя вокруг огнекрылое создание, чтобы получше его разглядеть. – И как оно называется?

– Называй его, как тебе вздумается, любовь моя. Такого существа, как это, еще нет ни у кого в Чертогах… Поэтому его будут называть тем именем, какое дашь ему ты.

– Я буду звать его… Рубиновый Мечник, – проговорила Лунная Танцовщица и, увидев, как изменилось лицо Аллиария, снова засмеялась. – Забавно, не правда ли? Я введу этих слуг в моду, и очень скоро в Тайных Чертогах будет пруд пруди Рубиновых Мечников! Что это с тобой, Аллиарий? Я обидела тебя?

– Вовсе нет, – пробормотал Рубиновый Мечник Аллиарий и поклонился, скользнув рукой себе за спину, под плащ. Когда он выпрямился, на лице его холодно сияла непроницаемая серебряная маска.

– Оби-иделся, мой бедненький Рубиновый Мечник, – пропела полными губами Инаиксия. – Ты совсем разучился воспринимать дружеские шутки. Разве можно обижаться на друзей, мой милый… Рубиновый Мечник?..

Существо, видно решив, что на этот раз его новая госпожа обращается к нему, заклекотало и захлопало крыльями. Голос Лунной Танцовщицы Инаиксии, Принцессы Жемчужного Дома снова рассыпался довольным смехом.

– Ты знаешь, Инаиксия, что я изо всех сил стараюсь стать для тебя чем-то большим, чем просто друг, – донеслось из-под серебряной маски Аллиария.

– Стараешься, – подтвердила Принцесса. – Но вот – изо всех ли сил? Мой возлюбленный братец Лилатирий, Хранитель Поющих Книг, Глядящий Сквозь Время радует меня чаще и лучше, чем ты… Купание в бассейне и новый слуга – это все, чем ты сегодня решил меня потешить?

– Что есть в Лилатирии такого, чего нет во мне?! – вырвалось глухое восклицание у Аллиария. Но, впрочем, он довольно быстро справился с собой и, вновь поклонившись, ответил: – Нет, любовь моя, это еще не все. Прошу следовать за мной. Не прикажешь ли твоему… слуге подать тебе одеться?

– Нет, – коротко ответила Инаиксия. – Мне нравится, как ты смотришь на меня, когда я без одежды.

Они прошли несколько сотен шагов – подошвы сапог Аллиария звонко цокали о хрустальные плиты, а обнаженная Инаиксия ступала совсем беззвучно – и оказались в центре зала. Аллиарий поднял руку вверх, и в его ладонь опустилась золотая цепь. Он потянул за эту цепь. Из-под потолка выплыла и установилась на полу большая клетка из прозрачного хрусталя.

– Опять гилуглы… – поморщилась Инаиксия, взглянув на закрытых в клетке созданий.

Строением тела и даже чертами лица гилуглы сильно напоминали Аллиария и прочих представителей мужского пола, обитающих в Тайных Чертогах, но были несравненно уродливее. Пышные и богато украшенные одеяния этих созданий делали их еще более отвратительными.

– Снова гилуглы, – повторила Лунная Танцовщица. – Последнее время их столько стало в Чертогах! Поначалу эти создания забавляли меня, но с недавних пор, признаться, начали надоедать. Что они делают?

В клетке находилось трое гилуглов. И все трое были увлечены тем, что, собравшись кучкой, оглаживали и ласкали тела друг друга, постепенно освобождаясь от одежд…

– Если я не ошибаюсь, все они – самцы… – вопросительно проговорила Принцесса Жемчужного Дома.

– Да. И все находятся под действием любовных чар…

– И что же в этом интересного? Уж не предлагаешь ли ты мне, Аллиарий, поразвлечься с троицей гилуглов? Думаешь, я не делала этого?

– Погоди немного, любовь моя…

Аллиарий снова потянул за золотую цепь. В клетку на тонкой цепочке, прикрепленной к нижней конечности, опустилась еще одна особь. В отличие от уже находившихся в заточении, одежды на ней не было. Особь, безвольно покачиваясь, повисла высоко над тремя гилуглами.

– Это самка! – хлопнув в ладоши, догадалась Инаиксия. – Но она… она издохла, что ли?

Призывающий Серебряных Волков нахмурился:

– Кажется, да… Гилуглы такие слабые… Хотя, впрочем, делу это не помешает.

Трое в клетке не сразу заметили четвертую. Но стоило одному, ненароком взглянув вверх, вскочить и подпрыгнуть в безуспешной и безнадежной попытке схватить самку, как в крайнее возбуждение пришли и другие двое.

– Смотри, любовь моя, – шепнул Аллиарий, подвигаясь вплотную к Инаиксии. – Сейчас начнется…

Гилуглы некоторое время просто прыгали и размахивали руками. Но вскоре один из них случайно толкнул другого… Миг – и пара покатилась по хрустальному полу, сцепившись в остервенелой драке и вереща. Они сшибли с ног третьего, и ком из трех извивающихся тел забился под все еще покачивающимся голым трупом.

– Тебе нравится? – спросил Аллиарий.

Принцесса, не говоря ни слова и не отрывая взгляда от зрелища, стряхнула со своего плеча его руку.

Поначалу гилуглы молча дрались кулаками и коленями, потом самец в камзоле с оторванным рукавом впился зубами в лицо своему противнику. Тот истошно заорал, отпихивая врага ногами, – поднялся и снова упал, пытаясь перекрыть ладонями струю крови, бьющую из того места, где только что был его нос… Но злоба пересилила боль. Лишившийся носа, рыча, навалился на первого, попавшегося ему, вцепился в горло, заливая его своей кровью… Вид крови точно опьянил дерущихся. Забыв про кулаки, они рвали друг друга зубами… Вскоре один из гилуглов откатился в сторону. Горло его было разорвано, и глаза уже начали мутнеть, точно застывающая на морозе вода.

– И этот мертв, – прошептала Инаиксия. Наблюдая за кровавой дракой, Принцесса сплетала и расплетала тонкие пальцы, то и дело проводя по губам кончиком языка. – Послушай, Аллиарий, – сказала она, – не думаю, что подобное обращение с гилуглами понравится кому-то еще в Чертогах…

– Главное, что это представление нравится тебе, любовь моя.

– Ты прав, Призывающий Серебряных Волков, ничего подобного я прежде не видела. Но Форум вряд ли это одобрит. Они будут говорить о том, что такое отношение к гилуглам не делает чести Высокому Народу.

Аллиарий звонко рассмеялся:

– О, любовь моя, ты ведь никогда не покидала Тайных Чертогов? Если бы ты хоть раз посетила мир гилуглов, ты могла бы убедиться: то, что мы наблюдаем сейчас, нормальное для этих созданий поведение. Вся их жизнь состоит из кровопролитий; драки и склоки – основы их существования. Это вовсе не фигура речи, это – истина. Хоть время, отпущенное им, – коротко, но размножаются они чересчур обильно.

– То, что происходит в мире гилуглов, – проговорила Инаиксия, с улыбкой глядя на то, как один из дерущихся душит другого, а удушаемый из последних сил старается пальцами выдавить врагу глаза, – пусть остается в мире гилуглов. Кровопролития потешают своей необычностью, но… если воспринимать их как порядок вещей… – она заправила за острое ухо прядь зеленых волос, – понимаешь, насколько это мерзко. Это не для Тайных Чертогов.

– Форум… – пробормотал Рубиновый Мечник. – Что мне Форум! Я столько сделал для Высокого Народа, что мне позволительно и не такое… Это благодаря мне – одному мне – был сокрушен Убийца Из Бездны! Это благодаря мне, а не другим, в числе которых был и твой обожаемый братец Лилатирий, – Тайные Чертоги обрели Темный Сосуд, вместилище могучего духа Блуждающего Бога… Может быть, это Лилатирий или кто-то еще вели воинов Высокого Народа в бой в том сражении в месте, именуемом гилуглами «Предгорье Серых Камней Огров»?! Это мне принадлежит победа в той битве! Это я заслужил право стать Хранителем Темного Сосуда! Я!.. А ты говоришь, возлюбленная Инаиксия, что Форум осудит меня… Они даже пожурить меня не осмелятся!

– Ты не в первый раз произносишь подобные речи, Аллиарий, – снова улыбнулась Лунная Танцовщица. – Но мой брат и Орелий, Принц Хрустального Дворца, Танцующий На Языках Агатового Пламени – так же часто высказываются в том смысле, что ты преувеличиваешь важность своей роли в той битве. И преступно преуменьшаешь – важность их ролей.

– Я был одним из тех, кто сражался! – воскликнул Призывающий Серебряных Волков. – Я командовал отрядами Высокого Народа!

Но Инаиксия уже не слышала его – схватка существ в хрустальной клетке подошла к концу. Выживший, тяжело дыша и кашляя, сидел на трупе с посинелым лицом. Из черноты пустых глазниц победителя до самого подбородка тянулись широкие кровавые полосы. Победитель поднялся и слепо зашарил руками над головой. Лунная Танцовщица с интересом смотрела – что же будет дальше?

Прямо из воздуха над головой Аллиария соткалась птица, матово-черное оперенье которой густо покрывала нестерпимо сияющая золотая вязь. Очень длинным и тонким клювом птица коснулась уха Аллиария.

Рубиновый Мечник Аллиарий, Призывающий Серебряных Волков вздрогнул.

Птица сорвалась с его плеча и растаяла.

– Любовь моя, – проговорил Аллиарий, – я должен покинуть тебя ненадолго. Форум требует моего присутствия. У них есть, что сказать мне…

Голос его звучал несколько растерянно. Но Инаиксия не ответила. Она будто и не слышала Рубинового Мечника. Она наблюдала, как ослепленный гилугл, всхрипывая, прыгал, все еще пытаясь ухватить висящий над ним труп самки.

Оформите
подписку, чтобы
продолжить читать
эту книгу
181 000 книг 
и 12 000 аудиокниг
Получить 7 дней бесплатно
5