Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
Написать рецензию
  • Aedicula
    Aedicula
    Оценка:
    101
    «Здесь, в зоопарке, за решеткой нас держат деньги. А там, в зверинце, болванов держат под замком их глупые мечты»

    Невыносимая Иллюзорность Бытия – в этом словосочетании для меня выражена вся суть волшебного творчества Рэя Брэдбери, наиболее полно отображающая его неповторимый стиль и создаваемую им атмосферу, которая при соприкосновении с реальным миром приобретает непостижимую фантасмагоричность.

    На этот раз действие переносится из дождливой Венеции в солнечный Голливуд, в канун Дня всех Святых 1954 года. Брэдбери сам признается, что Хеллоуин – его самая любимая ночь в году, и, вспоминая многие другие его произведения, освещающие мистическую атмосферу этого праздника, сомневаться в этом факте не приходится. Кинематограф занимал важное место в жизни писателя, поэтому сравнивая с первой частью ( «Смерть – дело одинокое» ), вторая часть цикла нуар-детективов Бредбери имеет более выраженные автобиографичные черты и реальные прототипы персонажей.

    О чем же книга? Существует практически невидимая, тонкая грань, за которой заканчивается счастье и начинается безумие. Голливуд можно было бы назвать раем, единственным местом в мире, где фантазии воплощаются жизнь, сны сбываются, а мечты осуществляются. Место, где творческий потенциал не имеет границ. Место, где с Голгофы видны башни Собора Парижской Богоматери, а Иисус до сих пор обращает воду в вино.
    Так вот, дорогой читатель, добро пожаловать на Кладбище для безумцев! И это не столько хеллоуинская маска кипящего творческим процессом Голливуда, сколько образ американской кино индустрии глазами молодого, неиспорченного славой и деньгами, писателя-фантаста. Атрибуты голливудского «кладбища» оказываются везде и вокруг, стоит лишь приглядеться: «тухлые сценарии, актеры, вялые как трупы, английские режиссеры-гробовщики, своими кривыми лапами они не сумеют принять роды даже у кита!». Здесь люди ставят на кон всё, ради большого искусства под названием Кино.

    «В каждом захудалом городишке Европы люди начинают походить на нас, сумасшедших американцев, одеваться как мы, выглядеть как мы, разговаривать, танцевать как мы. Благодаря кино мы завоевали весь мир, но так глупы, что не замечаем этого»

    Поэтому безумие здесь не случайность, это неизбежность. Гениальное находится в одном шаге от абсурда. Холодный резец уже выгравировал на камне приглашение на зловещий праздник, и вместе с главным героем, сдув пыль с мраморной плиты, ты, читатель, раскроешь невероятную тайну настоящего Чудовища.

    От себя признаюсь, что о развязке детектива я догадалась примерно на середине книги и думаете, это хоть чуть-чуть испортило впечатление о книге? Ни капельки. Интрига все равно бы не исчезла, хоть раскрой Брэдбери все карты с самого начала. Потому что здесь имеет большее значение как показан сюжет, и совершенно не возникает желания углубляться в расследование, когда можно в первых рядах насладиться незабываемым ярким представлением, настоящим кинокарнавалом. Ведь по общему впечатлению, у Брэдбери получилась книга-фильм. И так кажется не только благодаря художественному исполнению романа, а скорее из-за построения сюжетной композиции. Диалоги эффектны, как будто произносятся со сцены, обстановка вокруг нагнетается, ситуация усугубляется, ожидание переполняет: «Что-то должно произойти! Обязательно» и когда читательское напряжение достигает пика… предчувствия оказываются не напрасны, новые открытия впечатляют своей масштабностью и, конечно, безумностью воплощения.

    И последнее, дорогой читатель, никогда не забывай, что Брэдбери в первую очередь волшебник, а потом писатель. И ничему не верь в ночь Хеллоуина.

    Читать полностью
  • ksuunja
    ksuunja
    Оценка:
    34

    Загадка всей моей жизни – как можно не восхищаться творчеством Брэдбери. Я просто тихо недоумеваю, продолжаю скупать книги и прикидывать в уме, на сколько лет неспешного чтения мне хватит его книг. А когда я не могу выбрать что читать, я просто говорю себе «В любой непонятной ситуации читай Брэдбери» и все сразу становится на свои места. Нет, я нисколько не хочу услышать вашу версию «почему я не в восторге от Брэдбери», не надо меня расстраивать.

    Мешая смешное с грустным, с легкостью, в которую сложно поверить, убивая, сводя с ума героев своих произведений – прекрасных, смешных, нелепых, таких живых, увлекает в свои миры. Его истории, такие трогательные и интересные, понятно-непонятные, простые, но не настолько, как кажется на первый взгляд, уже не первый год не отпускают меня.

    Действие второй книга в условной трилогии, люди, с которыми я уже успела познакомиться на страницах романа "Смерть - дело одинокое", происходит в Голливуде, на одной очень преуспевающей киностудии, куда молодого писателя берут для написания сценария. Только вот что-то странное творится вокруг.

    — Только что здесь прошагала римская фаланга из сорока человек. По десятому павильону бегала горилла, волоча собственную голову. Из мужской уборной выкинули одного художника-постановщика, он голубой. Иуда устроил в Галилее забастовку, требует, чтобы платили больше сребреников. Нет-нет. Ничего странного, иначе я бы заметил.

    А, нет, здесь как раз все в порядке.
    Но вот странное тело умершего 20 лет назад главы киностудии в Хэллоуин сидит на стене кладбища, примыкающего к студии, и находит его, конечно же, наш друг-писатель, причем не случайно. И только глубже увязают они с Роем в этой истории, найдя записку с предложением прийти в облюбованный звездами Голливуда ресторан. И что-то происходит вокруг, в чем стоит разобраться.
    И разбираться было интересно.

    Читать полностью
  • Flight-of-fancy
    Flight-of-fancy
    Оценка:
    18
    — Мы над тобой смеемся — проклятые, глупые вестники беды, циники, чудовища, — но ты нам нужен. Иначе Мерлин умрет, или плотник, который чинит Круглый стол, увидит, что тот покосился от ветхости, а парень, что смазывает доспехи, заменит масло кошачьей мочой. Живи вечно. Обещаешь?

    Читать «Кладбище» через полтора года после «Смерти», от которой в памяти остались лишь Констанция и ее купания ночью и дом тысячи подушек, и непередаваемая смесь ужаса, тоски и чего-то до бесконечности светлого, - все равно что вернуться домой много-много лет спустя. Все залеплено штукатуркой и замазано свежей краской, и ты идешь по этому коридору и по этим улицам, по всем местам, где уже не раз бывал, и ничего не узнаешь. А потом вдруг открывается дверь – и ты рыдаешь как ребенок от накатившего ощущения дома, и незнакомая дорога ведет в Гринтаун, а в конце непонятного коридора за неприметной дверцей ждет старый добрый слепой Генри, и Фанни – господи, Фанни! – и снова накатывает боль от ее смерти, и чувствуешь себя бесконечно счастливым и абсолютно сумасшедшим, благо обстановка соответствует, и…

    И Арбутнот уходит, и ветер заметает его следы на песке, и начинается новый день, и заканчивается, и уже следы его последователей заметает рассветный ветер, и…

    И вот тут я поняла, что еще немного, и я окончательно тронусь, без остатка уплывя в эту чудесную, волшебную, безумную и такую ужасную по своей сути книгу. И буду при этом чувствовать себя совершенно уютно, по-домашнему расслабленной и спокойной, и ни одно чудовище не придет ко мне ночью и не нашепчет кошмар – просто потому, что я знаю его, да и как можно не догадаться, чья это задница сидит в огромном кресле и дергает за ниточки? Вот потом, когда окажется, что видимая правда как айсберг, и на поверхности лежит только малая ее часть, вот тогда и только тогда станет так жутко, что «Смерть» с дышащим в затылок и скребущимся в дверь ужасом покажется крохотной страшинкой. Но все равно это будет тихий ужас, домашний, абсолютно Рэевский. Он будет пугать до дрожи, шепча из щелей страшные сказки о не менее страшной реальности, а ты будешь трястись под одеялом от восторга, разгадывая странную, запутанную и кровавую тайну, и слушая про давно канувших в Лету актеров, сценаристов и режиссеров, и про их забытые фильмы, Иисуса и Голгофу, и про римских легионеров в Соборе Парижской Богоматери, и о странных, безумных и прекрасных чудаках, и будешь любить их всех, даже самых страшных и потерянных.

    И только тогда ты поймешь, что на этом кладбище есть еще один безумец, как кажется, чуть ли не самый безумный из всех, и он был там всегда, поджидал, а теперь глядит на тебя из зеркала, а не из-за него, сверкая неадекватными и бесконечно влюбленными глазами.

    Спасибо тебе за это сумасшедшее чудовище, Рэй. Без него мир был бы куда хуже. И, Рэй? Ты ведь обещаешь, правда?

    Читать полностью
  • NataliaSudakova
    NataliaSudakova
    Оценка:
    16

    Голливудский винегрет от Рэя Брэдбери.

    В очередной раз Король Хеллоуина порадовал меня своим романом. Книга написана в жанре детектив-нуара. Местами мрачна, местами грубоватая, чуточку присыпана мистическими зарисовками. С детективом в интерпретации Брэдбери я еще не сталкивалась. Поначалу мне показалось, что в этом жанре он недостаточно хорош. Некоторые главы суховаты. Где-то на середине романа я подумала, что раскусила всю задумку Брэдбери. Но я ошибалась.

    Книга несколько автобиографична. Так, например, в двенадцатилетнем возрасте оба, автор и повествователь, решают стать писателями, работают сценаристами.

    А теперь добро пожаловать за кулисы, в мир, где творят чудеса. Мы любим смотреть фильмы. Но что происходит там, за кадром, остается на для нас загадкой. В съемочных павильонах режиссеры, операторы, сценаристы, продюсеры, восходящие звезды и статисты на протяжении месяцев творят настоящее волшебство. Они воссоздают дома, города, а иногда и целые миры.

    Там за оградой, в огромной киностудии "Максимус филмз", выстроен величественный собор Парижской Богоматери, Александрия, Вавилон, Абу-Симбел, Рим, Лондон. Римляне маршируют от здания гримерной до Судной площади, а египетские сфинксы гордо смотрят свысока, бродят динозавры.

    Но это история о двух городах. Темном и светлом, мертвом и живом. "Максимус филм" - безумный город живых. Здесь не происходит ничего и происходит все. "Григ-Глейдс" - расположенное напротив кладбище, города мертвых. В этих городах, таких непохожих на первый взгляд, много общего. Они хранят большую, чудовищную тайну, которую Вам предстоит разгадать.

    Читать полностью