«Философические письма» читать бесплатно онлайн книгу 📙 автора Петра Яковлевича Чаадаева, ISBN: , в электронной библиотеке MyBook
Философические письма

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Бесплатно

3.58 
(12 оценок)

Философические письма

163 печатные страницы

2006 год

12+

Введите вашу электронную почту и читайте эту и еще 352 000 книг

Оцените книгу
О книге

«Именно ваше чистосердечие и ваша искренность нравятся мне всего более, именно их я всего более ценю в вас. Судите же, как должно было удивить меня ваше письмо. Этими прекрасными качествами вашего характера я был очарован с первой минуты нашего знакомства, и они-то побуждали меня говорить с вами о религии. Все вокруг нас могло заставить меня только молчать. Посудите же еще раз, каково было мое изумление, когда я получил ваше письмо! Вот все, что я могу сказать вам по поводу мнения, которое, как вы предполагаете, я составил себе о вашем характере. Но не будем больше говорить об этом и перейдем немедля к серьезной части вашего письма…»

читайте онлайн полную версию книги «Философические письма» автора Петр Чаадаев на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Философические письма» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация

Год издания: 

2006

ISBN (EAN): 

5699176853

Объем: 

294868

Правообладатель
12 139 книг

Поделиться

Wanda_Magnus

Оценил книгу

Отечественная философия - это отдельный сорт материала для чтения, к изучению которого нужно приступать с особой подготовкой, причем не какой-то конкретно заданной базой знаний, а с накопленными моральными силами. Требуется большая сила духа для того, чтобы мириться с осознанием этого простого факта - ты держишь в руках книгу, которая написана в рамках русской философской традиции, и ты обязательно найдешь в ней две черты, которые воспитали всю русскую философию, и вместе с ней русскую литературу - какая-то невероятная, никому не известная, но обязательно великая роль русского народа в мировой истории, и забавно выстроенная схема воспитания личности из отдельно или в совокупности с другими взятого человеческого существа. Иными словами, чтение русской философии (в особенности XVIII-XIX вв.) - само по себе сильное духовное испытание, и не стоит браться за нее тем людям, которые не знают, чего от нее ждать.

"Философические письма" (общим числом восемь) представляют собой обращения Чаадаева к некой титулованной незнакомке. Он с абсолютной серьезностью рассуждает об абсолютно гротескных вещах. Россия, считает Чаадаев, есть связующий мост между Востоком и Западом, но при этом ни в коем случае не принадлежит Востоку и имеет свой, отличный от западного, пусть развития. Вот некоторые идеи, которые Чаадаев выдвигает в своих "Письмах":

- у европейцев понятия долга, права, закона заложены в их традиции воспитания и народном духе; у русских же нет этих традиций, поэтому вышеупомянутые понятия им придется выводить самим, а поможет им в этом незабвенное христианство;

- история довольно долго была наукой, копящей сухие факты; теперь настало время сделать историю философской наукой, осознавать все идеи, которые кроются за фактами, и как только за каждым фактом нашей, русской, истории появится своя идея, русский народ и обретет свою настоящую историю;

- душа не бессмертна, вечная жизнь даруется как награда за праведную и безгрешную земную жизнь;

- изначально человек - лишь биологическое существо с внутренним инстинктом истины, и все идеи появляются в его сознании как идеи, привитые ему другими индивидами, и он, основываясь на собственном опыте, выстраивает из них собственную систему воззрений;

- нет истины, кроме истины божественной, и все наши внутренние духовные устремления есть лишь суть проявления божественной деятельности. И абсолютное благоденствие наступит тогда, когда общество в своем развитии достигнет апокалиптического синтеза, то есть когда каждый человек полностью откажется от своей индивидуальности, воссоединяясь с остальными в едином разуме.

Вот такие немудреные истины проповедует Чаадаев. Всем эти вещам, на изложение которых у меня ушло несколько жалких сантиметров экранного пространства, он посвящает восемь достаточно объемных "философических писем", снабжая каждую примерами из истории и других наук, например, зарождающейся тогда антропологии (говоря о ребенке, выращенном в стае животных). В общем и целом, идеи Чаадаева не близки мне ни разу (впрочем, своей идеей апокалиптического синтеза он схож с некогда полюбившимся мне Пьером Тейяром де Шарденом, представившим весьма любопытную и похожую эсхатологическую теорию), кроме того, они изложены достаточно тяжелым, лишенным логических пауз и ударений, языком, а сами письма - довольно критического и нравоучительного толка. Как и достаточное количество других русских философов, Чаадаев пытается утвердиться в своей правоте не логическими доводами и разумными высказываниями, а самоуверенным напором, безосновательной едкой критикой всего, что он видит у себя под носом и обвинением своих оппонентов в неразумности и недостатках личностного характера. Более того, он позволил себе даже жесткую критику Канта, после чего наши пути с ним окончательно разошлись.

Другое произведение, которое есть в этой книге - "Апология сумасшедшего". Оно было написано в ответ на обвинение со стороны российского царя, который назвал Чаадаева сумасшедшим - царю, видите ли, не понравилось, как этот господин критикует Россию-матушку в "Философических письмах". В этом коротеньком произведении повторяются уже изложенные в "Письмах" мысли касательно истории и добавляется мысль о том, что он, Чаадаев, любит Россию правильно, критически рассматривая ее сильные и слабые стороны, потому что в нем есть любовь к истине, порождающая мудрецов. Впрочем, завершает свою "Апологию" он высказыванием о том, что России есть чему научить Запад, и когда-нибудь она "вопрянет ото сна", станет могучей, процветающей и замечательной нацией, возьмет реванш на мировой арене и превратится в край вечного благоденствия. Довольно ловкий политический ход, впрочем, власти его все равно не полюбили.

Итогом ко всему вышеизложенному могу сказать только одно - Чаадаев мне не понравился. И если человек, у которого хватило ума не сделать философию основным родом своих занятий, когда-нибудь решит почитать "что-нибудь из русской философии", ему определенно не стоит выбирать этим "чем-нибудь" Чаадаева. Вообще, самые "вкусные" из уже прочитанных мною русских философских произведений относятся к периоду Средневековья или XVII веку - Нил Сорский, или, например, Григорий Сковорода. В произведениях этих философов было несколько больше здравого смысла и уж точно куда больше искреннего чувства. В дальнейшем русская философия пошла по кривой дорожке подражательства Западу в манере изложения мыслей (по крайней мере, западники повели ее именно в ту сторону), и она утратила свою чувственную привлекательность, а больше смысла от этого не обрела. Засим я кончаю свою гневную тираду и искренне надеюсь, что никого не обидела своим, в общем-то, как всегда субъективным взглядом на вещи.

Поделиться

AAROM

Оценил книгу

У «Философических писем» П.Я. Чаадаева странная судьба. Написав их по-французски в 1829 г., салонный философ-острослов напечатал первое из них в 1836 г., когда политический контекст уже изменился так, что полемическая статья зазвучала чуть ли не революционно.
Вдохновляясь французскими консервативными католическими авторами (Ж. де Местр и др.), Чаадаев спорил в «Письмах» с немецкими философами-идеалистами Фихте, Шеллингом и Гегелем. Он видел будущее Европы в христианском единстве на основе Священного союза, где Россия была бы полноправным участником и, может быть, даже признала бы духовную власть Папы Римского. Чаадаев критиковал российскую действительность как европейский христианский консерватор времен Реставрации Бурбонов, а не русский западник-англофил. Он мечтал о том, чтобы народы в будущем разделяли похожие христианские ценности и солидарно двигались к устойчивому миру.
Но его русские читатели этого не заметили. Они поняли его статью как резкое возражение ставшей уже государственной идеологией триаде графа С.С. Уварова «православие — самодержавие — народность». Чаадаев считает Россию отсталой страной без славного прошлого и видит корень всех бед в православии.
Первое «Философическое письмо» стало хрестоматийным текстом, его комментировать не очень любопытно. Гораздо интереснее неопубликованные тогда письма:
Второе «Письмо» — как устроить жизнь по-христиански? Ответ: полностью покорившись Божественному провидению.
Третье «Письмо» — как покориться Божественной воле? Ответ: переживать о бедах людских, отзываться на них состраданием и заботой.
Четвертое «Письмо» — как свобода воли сочетается с Божьей волей? Ответ: человеческое сознание примиряет разум и Божий промысел.
Пятое «Письмо» — откуда берется у человека разум? Ответ: первые идеи в человеческий разум вложил Бог.
Шестое «Письмо» — какой должна быть философия истории? Ответ: провиденциальное толкование истории, согласно которому католичество — истинный источник прогресса.
Седьмое «Письмо» — в чем заключаются заблуждения исторической науки? Ответ: история не есть сумма фактов, на прошлое надо смотреть с точки зрения исполнения Божьей воли, потому античные герои порочны, а библейские — безупречны.
Восьмое «Письмо» — как преодолеть различия между народами и разделение христиан? Ответ: прийти к единству можно при помощи живого слова Божьего, а не только книжного, на которое отзовется каждый христианский разум, даже нерелигиозный, но ищущий истину.
Чаадаев был безусловным консерватором, лояльным монархии. Но при Николае I поменялось представление о месте России в мире. Александр I, архитектор Венской системы международных отношений и организатор Священного союза, считал Россию частью Европы. Его брат смотрел на Российскую империю иначе. И Чаадаев понял, что это грозит изоляцией и растущим отставанием страны. После подавления Польского восстания 1830–31 гг. имперская политика превращается в национально ориентированную, и власть начинает подчеркивать особость России, её непохожесть на Запад. Но Чаадаев видел Россию среди европейских народов, причем в качестве ученицы. «Особый путь» России он называл «варварством», допетровская история страны ему казалась временем диким и пустым в отличие от европейского Средневековья.
«Философическое письмо» уже в момент публикации было радикально консервативным, из сегодняшнего дня его сочинения кажутся откровенно слабыми по аргументации. Его христианский взгляд на историю и человека безнадежно устарел, его рассуждения о единстве мира физического и мира духовного просто нелепы для современной науки. Допетровскую историю он почти не знал, и всерьёз его оценки трудно воспринимать. Пожалуй, главная ценность его работы в том, как он написал о роли православной церкви в прошлом и настоящем России. Несамостоятельность церкви, её подчинение государству привели к тому, что русская духовная мысль оказалась слишком бедна на оригинальные идеи. Лояльность князьям и царям не сделала церковь альтернативной политической силой, как в Европе. Отсюда несбыточная мечта Чаадаева об экуменизме Западной и Восточной церквей, в котором он видел залог и духовного, и общественного пробуждения России.

Поделиться

StranNick-SPb

Оценил книгу

На днях дочитал нашумевшую после своего выхода и продолжающую будоражить читателей по сей день книгу Петра Яковлевича Чаадаева - всемирно известные "Философические письма". Произведение это, конечно, весьма неоднозначное, но трудно не согласиться с тем, что оно после себя оставляет массу размышлений!

Честно говоря, непросто совсем без спойлеров рассказать о "Письмах", но я постараюсь свести их к минимуму, указав лишь несколько тезисов, к которым по ходу прочтения пришёл сам.

Помнится, Николай I Чаадаева за эти письма прозвал сумасшедшим... Честно говоря, размышляя над теми или иными мыслями, что высказал Пётр Яковлевич, понимаешь, что с ним трудно не соглашаться! Лично я, по крайней мере, не раз и не два по ходу прочтения осознавал, что мысли, которые он в "Письмах" описывает, посещали и меня!

У него стоящий анализа взгляд на историю человечества. Так, по Чаадаеву, все мировые историки, равно как и историография в целом, подходят к историческому процессу неверно. Делать это нужно исключительно через призму проявлений на земле Божественной воли. Иными словами, смена эпох, крах одних стран и народов и появление других, равно как и незыблемость третьих - это воля Творца, и весь мировой исторический процесс является путём человечества по тем этапам своего развития, что, пусть порой и завуалированно, указаны в Священном Писании и Священном Предании.

Помимо вопросов исторического развития России, Западной Европы и мира в целом, Чаадаев касается ещё массы нюансов общественного, политического, гражданского, национального, религиозного толков. Так, например, крайне любопытным является его подробное наставление собеседнице-получательнице писем (некоей "Сударыне") о правильной, с религиозной точки зрения, организации жизни в современной ему России. Или вот, например, мнение Петра Яковлевича по поводу идей и традиций. Он считал, что мысль должна пройти период становления в несколько поколений, и только после этого она становится достоянием сначала какого-то конкретного народа, а затем и мира в целом. И подобных наблюдений/рассуждений в "Письмах" огромное количество, поверьте! Опять-таки, не буду далее их раскрывать, дабы не портить вам собственного знакомства с этой книгой.

Мне часто приходилось слышать и читать, что Чаадаева считали едва ли не поборником Православной церкви и ярым сторонником церкви Римско-Католической. Не могу заявлять об этом вопросе что-либо с совершенной уверенностью, так как по одним "Письмам" судить о столь важном и сложном вопросе нелегко, да и неправильно. Однако, основываясь именно на одном произведении, могу сказать, что конкретно в нём ничего такого я не увидел. Да, Чаадаев защищает институт Папства, считая именно Папу Римского главой Вселенской церкви. Да, он позволяет себе пару риторических вопросов в адрес Русского Православия (например, почему же Церковь не вступилась за крестьян в эпоху их закрепощения?), но я в этом не вижу ничего кощунственного в адрес государственной религии Российской Империи. Это болезненные вопросы, но лично я их воспринял не как выпады, а исключительно как наболевшие вопросы, которые действительно автора "Писем" волновали, а интерес к поднятым в них темам я считаю, наоборот, крайне полезным и правильным! Да и, в конце концов, он до конца жизни посещал, будучи москвичом, именно православные храмы, и именно как православный похоронен. Так что, дамы и господа, прекратите приписывать Чаадаева к лону Католической церкви. Это попросту неверно ни с исторической, ни даже с этической точки зрения!

Хотел бы и ещё чего-нибудь из Чаадаева почитать. К счастью, мой читательский багаж уже достаточно немал, чтобы адекватно воспринимать труды Петра Яковлевича. Это не значит, что я во всём с ним согласен. Я считаю, что это, даже для развития собственного ума и кругозора, не говоря обо всём остальном, очень и очень полезно!

Поделиться

не все трудятся сознательно; необходимые массы движутся слепо, не зная сил, которые приводят их в движение, и не провидя цели, к которой они влекутся, – бездушные атомы, косные громады.
11 марта 2021

Поделиться

Да и вообще, какой из европейских народов не нашел бы в своем национальном сознании, если бы дал себе труд разобраться в нем, того особенного элемента, который в форме религиозной мысли неизменно являлся животворным началом, душою его социального тела, на всем протяжении его бытия?
11 марта 2021

Поделиться

Мы живем одним настоящим в самых тесных его пределах, без прошедшего и будущего, среди мертвого застоя.
11 марта 2021

Поделиться

Автор книги