Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Саломея

Добавить в мои книги
257 уже добавили
Оценка читателей
4.62
Написать рецензию
  • winnerbou
    winnerbou
    Оценка:
    548

    Его постигла та участь, которой он достоин. Судьба не расточает счастье на таких Нарциссов. О нем вспомнят, быть может…

    Имя Дориан Грей гвоздем вбито в историю благодаря величайшему писателю своего времени Оскару Уайльду. Изначально у меня было желание проанализировать поведение этого героя, но уже через десяток-другой страниц устаешь от назойливого самолюбования. Да простят мое желание проводить литературные параллели, но не могу удержаться от того, чтобы не сравнить Дориана Грея с Фаустом. И тот и другой вступили в сделку с дьяволом, чтобы сохранить свежесть, молодость и красоту. У Грея есть свой Мефистофель, это я о лорде Генри. Однако если быть искренней, то Фауста я считаю человеком более высоких моральных ценностей (если в данном случае вообще уместно о них говорить).

    С целью жизни Грея все просто: он во что бы то ни стало хочет «оставаться таким, как есть», а портрет, пусть себе меняется. Вопреки законам природы, вопреки всему, он неистово хочет, чтобы все было так! Наивный, ведь так не бывает.

    В жизни Грея нет искорки, в ней нет любви. Да разве можно считать то мимолетное увлечение, которое овладело им по отношению к Сибиле Вейн, любовью?! Он создает себе сказку, иллюзию, мираж. Но ведь на то он и мираж, чтобы в одно мгновение развеяться, как дым. То, что Дориан называл «любовью», потерпело тотальный крах, и вот он в отчаянии делает первую РОКОВУЮ ошибку, он бросает человеку, любящему его всем сердцем, черствую фразу: «Вы убили мою любовь!». Не смогло хрупкое девичье сердце вынести такого сокрушительного удара, разбилось…
    В целом, мне дальше стало читать не интересно. Объясняю: становиться понятно, что ничего толкового из Дориана уже не выйдет, так как процесс деградации идет ускоренными темпами и апогей этого безобразия уже не за горами. Грей «все сильнее влюбляется в свою красоту и все с большим интересом наблюдает, разложение своей души»,- так пишет автор, так видим мы. Дориан сам себя засадил в свою идеальную оболочку, утешение ищет в музыке, в коллекционировании предметов старины и драгоценных камней, в наркотических зельях, влюбляется раз за разом, но любить не способен. Так проходит существование, назвать это жизнью язык не поворачивается, некогда многообещающего своей внешностью юноши.
    Грея мучает совесть, которая в романе принимает причудливый образ – портрета. Сам Дориан говорит, что «портрет этот – как бы совесть. Да, совесть. И надо его уничтожить». Уничтожил, что с того мы с вами увидели в концовке.

    И вот опять мои мысли мучительно терзают литературные параллели, так и подмывает сказать, что помимо Гете, роман напомнил мне Ницше, со своими философствованиями, при том настолько глубокими они оказались, что я, честно признаться, была к такому повороту не готова. Справилась, собрала мысли в кулак и уже могу говорить о смысле жизни, а точнее рассуждать о бессмыслии жизни нашего Нарцисса. Для Дориана Грея жизнь – это рынок, на котором торгуют всевозможными удовольствиями и прелестями жизни. Знаете, это как на распродаже в американском бутике: каждый спешит урвать свой кусок, при том, что зачастую идет по трупам. Так, в буквальном смысле, и поступает Грей в погоне за молодостью, весельем, и прочим, прочим… Так и проходит жизнь, бессмысленно, бесполезно. Грея нет, лишь портрет неподвластен времени в своем величии…

    Читать полностью
  • Pochitayez
    Pochitayez
    Оценка:
    483

    А есть ли на свете цветы, что не вянут,
    Глаза, что на солнце глядят и не слепнут?
    И есть ли на свете те дивные страны,
    Где нимбы не гаснут, где краски не блекнут?

    Группа "Флёр". Отречение.

    Вот так бывает - садишься за книгу с мыслями: ну что ещё за Гэ меня тут ждёт? Старая мистика, мальчик заключает сделку с плохой бо-бо за красоту. Ну это уже было в мировой литературе! И не раз! Один из самых заезженных сюжетов! Да что тут вообще можно сказать? - не заключайте сделку с таинственным бо-бо, пожалеете! Уууу, как страшно. Однако вот вчитываешься, и понимаешь, что книга то совсем не об этом, понимаешь, что попал на один из величайших шедевров мировой литературы.

    Первое, что бросается в глаза, это язык. Настоящее искусство. Это язык вне времени. Произведение сегодня читается так же легко, как энное количество лет назад. И ещё через энное количество лет оно будет читаться так же. Вне времени.

    Второе, и самое главное, это тема романа. Искусство. Великое искусство. Сама суть искусства. Это нечто вечное, неодушевлённое, прекрасное. Когда человек видит пейзаж - это просто картинка природы. Но когда пейзаж рисует художник - это уже искусство. Это прекраснее, многограннее и долговечнее той картинки. Деревья разрушатся, скалы осыпятся, но шедевр вечен в своей идеальной красоте. Искусство творит человек, художник. Именно он более всего близок к вечности, его слуга. Ибо сам человек по определению искусством стать не может. И в этом его главная трагедия. Человек конечен. Но гордыня и честолюбие, но стремление к бессмертию свойственны человеку. И они ведут к разнузданности, к жестокости. Человек становится антиискусством. Самым отвратительным созданием на свете.

    Третье, что мне понравилось. Это сэр Генри. Человек со своей философией, человек, слушать которого одно удовольствие, и от речей которого один вред. Нет, он не Дьявол. Он просто старый и ему скучно. И спасаясь от этой скуки, сэр Генри вступает с художником в бой на поле души Дориана. И одерживает блистательную победу! Ведь то, что говорит Генри так похоже на правду. Но это не правда. И это знает даже сам Генри. Он просто говорит, он остроумен. А остроумие и софизм всегда так легко спутать с умом и талантом...

    И последнее, четвёртое, что мне так понравилось, это сюжет. Страшный, мистический, эротический. Именно такая фабульная канва и должна обрамлять такую задумку. Только тайна и атмосферность могут стопроцентно удержать читателя у книги. И они это делают. Но вместе со всем остальным. Цельно, идеально.

    И вот, когда последняя страница закончена, понимаешь, что этот роман останется в тебе навечно. И в литературе. Тут природа человека и тут Вечность сошлись в бою. И этот бой никогда не закончится, не прекратится...

    Читать полностью
  • strannik102
    strannik102
    Оценка:
    323

    Если судить по этой книге, то напрашивается краткая формула — Оскар Уайльд очень тонкий психолог. Потому что...

    Оскар Уайльд очень тонкий психолог. Потому что поместил в предисловие к этой повести настолько точные и тонкие рассуждения о природе искусства и красоты, о творчестве и о его восприятии, что схватил за живое немедленно и сразу. И я готов был поставить первые пять звёзд уже по прочтении этого предисловия.

    Оскар Уайльд очень тонкий психолог. Потому что сумел наполнить текст книги такими точными наблюдениями за поведением как мужчин, так и женщин — причём и тех и других из совершенно разных, если не диаметрально противоположных социальных слоёв английского общества тех времён — что как будто воочию присутствуешь во многих описываемых в книге ситуациях. Понятно, почему история Дориана Грея так и просится на театральную сцену или на экранизацию — желание визуализировать действие повести и перевести его на язык театральных сцен и актов появляется даже у далёких от режиссуры людей :-) Конечно, лёгкость театрализации повествования весьма умозрительна и упирается в проблемы реализации творческого режиссёрского замысла, но всё же, всё же...

    Оскар Уайльд очень тонкий психолог. Потому что очень точно описывает внутренние побуждения совершенно разных людей (разных как по возрасту, так и половым признакам, социальному положению и культурной составляющей, и пр. и пр. и пр.) и их душевные движения и метания. Такое ощущение, что он прожил сам эти несколько десятков жизней, потому что проникновение в душевный мир героев и героинь очень точное и весьма полное. Едва ли не пугающе точное и полное...

    Оскар Уайльд очень тонкий психолог. Потому что сумел наполнить текст своей повести таким количеством глубоких и сильных рассуждений, идущих то из уст сэра Генри (спасибо ОЛ за поправку), то исходящих от Дориана Грея или художника Бэзила, а то и разных других менее значимых персонажей, что хоть раздёргивай весь текст на цитаты и афористические мудрости и мудрые афоризмы — если бы я любил выписывать цитаты, то сейчас сидел бы уже над текстом книги он-лайн и выдёргивал бы те или иные формулировки и выражения! Конечно, вовсе не все эти мысли и высказывания бесспорны и безупречны по своей сути, ну так ведь для того и голова читателю дадена, чтобы немедля вступить с автором или с его персонажами в азартную и порой яростную дискуссию... В которой чаще всего автор начинает и выигрывает :)

    Оскар Уайльд очень тонкий психолог. Потому что сумел затронуть в абсолютном большинстве читателей этой повести такие их собственные глубинные слои мыслей и чувств, что только диву даёшься — откуда он это всё про меня знает, а ведь так думает практически каждый читатель, неважно, в какой стране он проживает и на каком языке читает эту повесть. По крайней мере такое впечатление создаётся при беглом взгляде на количество и содержание всякого рода отзывов на эту популярную повесть (только на LL содержится более трёхсот читательских рецензий!).

    А вообще, друзья, вместо портрета можно просто внимательно смотреть в обыкновенное зеркало, которое охотно и беспристрастно покажет нам всё, что мы порой прячем не только от других, но и от самих себя...

    Читать полностью
  • Shishkodryomov
    Shishkodryomov
    Оценка:
    302

    Извечная тема, пережевываемая рецензентами, критиками, режиссерами, зрителями, читателями. Тема, бесспорно, вечная. Смертность и порок, индивидуализм и, как там его, коммунизм что ли. Если смотреть на все эти постоянные лица с экранов телевизоров, то мысль о том, что грех обязательно оставляет свои следы на физиономии, кажется абсолютно несостоятельной. Прошло много времени, нравы и приоритеты общества изменились и сейчас, к примеру, никто бы бедного Оскара Уайльда не засадил в тюрьму за невинную содомию. Старая добрая тема Теодора Драйдера в "Американской трагедии" - является ли грехом то, что сам человек грехом не считает. Вопрос очень сложный и исторически неоднозначный. Тот же самый Гитлер был уверен в правильности своих действий, это мы считаем его исчадием зла, у него же было на этот счет другое мнение.

    Лирическое отступление затянулось, вернемся к Оскару Уайльду. Основную тему самого портрета хотя и считаю важной - именно ее автор поставил во главу стола, но не считаю первостепенной. Нельзя не отдать должное совершенству стиля, красотам языка и содержания, гармоничного сочетания трусов с носками - всему тому, на что Оскар Уайльд убил большую часть своей видимой жизни и чем абсолютно запудрил мозг обывателям. Одна из глав в произведении выглядит абсолютно издевательски - долго и нужно перечисляются бренды того времени. Это сейчас они стали достоянием искусства и культуры, а на тот момент это были 50 страниц из "Американского психопата" Эллиса.

    На нем — легкий льняной костюм от Canali Milano, хлопчатобумажная рубашка от Ike Behar, шелковый галстук от Bill Blass и кожаные ботинки на шнурках от Brooks Brothers. На мне — легкий льняной пиджак и такие же брюки в складку, хлопчатобумажная рубашка, шелковый галстук (все от Valentino Couture) и кожаные ботинки в дырочку от Allen-Edmonds

    И также, как и в те стародавние времена, кто-то делает вид, что это все понимает - более того, вся эта требуха является основой его жизни.

    Впрочем, я снова отвлекся. Что же основное в "Портрете Дориана Грея"? Образ лорда Генри является как бы второстепенным, но мы почему-то только и ждем его появления и всякий раз, когда он открывает рот, ловим его фразы в цитатник. Их там очень много и лично от Лорда Генри примерно 90 процентов. Вот он, настоящий Оскар Уайльд, который спрятался от зрителей. Вот они его долбанутые, неординарные взгляды на жизнь, он вне общества, он выше него, он для него слишком умен, тонок и оригинален. Разумеется, автор не мог сделать лорда Генри главным героем тогда, не сделал бы его и сейчас. На то он и Оскар Уайльд, на то он и склонен к загадкам и розыгрышам. И именно поэтому у подавляющего количества критиков, режиссеров и всяких других чудаков в руках остался только голый сюжетец, очень оригинальный, но мало общего с Оскаром Уайльдом имеющий. Дориан Грей - всего лишь исполнитель, разум и идеи принадлежат лорду Генри. Поэтому на афише мы видим "Портрет Дориана Грея", но Оскар Уайльд только усмехается, ибо все свое он оставил при себе.

    Нам не с чем сравнить "Портрет Дориана Грея", ибо по существу это единственное полновесное произведение автора. Возможно, это правильно, ибо любой настоящий автор всю свою жизнь пишет единственную свою книгу. Единственное, что нам остается - всматриваться в сохранившиеся портреты Оскара Уайльда и ломать голову на тему - где же он нас еще обманул. Не являются ли все эти его искусственные образы такими же "портретами дориана грея" и где же он, настоящий Оскар Уайльд?

    Читать полностью
  • S_u_n_s_et
    S_u_n_s_et
    Оценка:
    218

    Так много лет прошло с тех пор, как я впервые взяла эту книгу в руки… Не буду про очевидное – про гениальность, про кладезь бессмертных афоризмов.
    Мне кажется странным, что часто эту книгу считают дидактичной. Жил ужасный Дориан Грей во грехе, удобно поместив совесть в бессловесный холст, за что и наказан. Я этого не вижу. Или вижу не совсем это. В большей степени «бойтесь своих желаний». Глупые желания иногда исполняются – дословно. И вам с этим исполненным желанием как-то жить. Даже с пришедшим с годами пониманием, что не исполнись это капризное сиюминутное «хочу», вся жизнь, возможно, сложилась бы по-другому.
    Дориан Грей, безусловно, человек слабый и падший. Но записать его в мегазлодеи… За что? Кроме как за Бэзила, конечно. И то… это не был хладнокровный злодейский акт. И не совсем аффект. И все-таки что-то, что можно понять. За Сибилу Вейн? Ну тогда 90% человечества придется в чудовища… потому что почти каждый хоть раз да от кого-то уходил. Случилось разочарование, бывает. Размолвка вышла грубой и бестактной. Некрасиво вышло, но такое случается, что сказанного не воротишь, а хотелось бы. Но кто кому в итоге сломал жизнь, Дориан Сибиле или Сибила Дориану, вынудив его прожить жизнь с грузом вины за ее смерть, вопрос по меньшей мере спорный. Дориан зацикленный на себе эгоцентрик, о да, но эгоцентрик также и положительный Бэзил, у которого странное поведение друга вызывает лишь обиду, что Муза взбунтовалась, а не желание докопаться до истины, эгоцентрик и великолепный лорд Генри, увлеченно играющий в людей. И при этом все они, эгоцентрики, привязаны друг к другу абсолютно искренне.
    Развращенные и соблазненные, о которых мы только слышали, а видели только нескольких «обиженных»… Что это было? Обвинение? Или только вопрос, до какой степени мы ответственны за посторонних, взрослых людей, которым дали дурной совет или подали плохой пример? До какой степени ответственен лорд Генри за Дориана? До какой степени ответственен Дориан за тех, кого приручил? Мы ничего не знаем о том, что происходило в течение тех добрых двадцати лет вечной молодости за кадром. Мы видели пример шантажа – в безвыходном положении и без реального желания причинить вред. Видели «падших» и ничего не знаем о том, какую роль сыграл в их грехопадении Дориан. Лгал ли он им и давал обещания? Или лишь не останавливал тех, кто подражал ему? Уайльд не собирался нас посвящать. Не важно? Наверное. Дориан сломал в первую очередь свою жизнь, одним неосторожным словом и неспособностью жить в мире со своей совестью. Это ведь целое искусство иногда прощать самого себя и принимать и не идеализировать самого себя и не видеть вечно в зеркале «злобный прищур», совершив глупую ошибку, а не чудовищное преступление.
    И в конце, девушка «последняя жертва» и лицемерная самоотверженность. Хотел ли Уайльд давать простой, однозначный ответ – где грань между добродетелью и лицемерием? Что мы делаем из благих побуждений, а что из самолюбования? Можно ли всегда четко различить одно и другое? И можно ли вообще их различить? Плавает ли влюбленная девица в пруду среди кувшинок или очнулась от грез и зажила благополучной, нормальной жизнью, изредка вспоминая, как едва не пустила в юности свою жизнь под откос? Если фарисейство плохо, то как нужно было поступить хорошо? Было ли у Дориана Грея слишком мало совести, раз он утянул за собой в пропасть столько людей, или слишком много, если каждый даже не ошибочный, а лишь сомнительный с точки зрения этики шаг он видел вечным укором в своем монструозном отражении? Уайльд задал вопросов куда больше, чем дал ответов. А мне всегда его было жалко.

    Читать полностью