Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
  • paul_ankie
    paul_ankie
    Оценка:
    17

    Эта книга глубоко грустная.
    Она не так динамична и не так удивительна, как другие сборники (например "Человек" и "Антрополог"), потому что истории болезни однотипные - в этом томе в основном рассуждения о паркинсонизме и сонной болезни, чаще всего перемежаемые друг с другом. Больше всего удивило, наверное, то, что летаргическим энцефалитом можно заразиться. Кто бы мог подумать.
    В обоих случаях человек остается запертым в своем теле, часто без возможности общаться с внешним миром. Кому-то больше везет и болезнь сопровождается полной апатией, кому-то везет меньше.
    В основной части рассмотрены 20 историй болезни, а так же есть теоретическая часть, весьма и весьма интересная. Короче, отличное дополнение к моей коллекции.

    У Сакса такой вагон книг, а переведены лишь жалкие крохи. Причем о чтении в оригинале можно забыть, потому что медицинские термины вряд ли может позволить себе даже человек со знанием языка "флюэнтли". Хотя хрен его знает...

    Читать полностью
  • miauczelo
    miauczelo
    Оценка:
    15

    Эта книга -- не для легкого чтения. Читать ее тяжело, и не потому, что необходимо продираться сквозь обилие медицинских терминов (автор дает в конце словарик-объяснялку). Перед нами -- не просто сухое изложение историй болезни людей и попыток излечения, перед нами -- трагическая история попытки исцеления и примирения с болезнью.
    Автор эмоционально рассуждает о проблеме отношения врачей к пациентам, обращается к проблеме "излечения" и "здоровья", указывает на ловушки употребления слова "побочные эффекты". Он человечен. Как и должен быть в идеале врач.

  • kopeechka
    kopeechka
    Оценка:
    11

    Для меня доктор Сакс хороший пример для подражания, сейчас нас мало учат именно человеческому отношению к пациентам, общению с ними. Во-первых, слишком большой поток пациентов, а, во-вторых, создается ложное ощущение, что техника однажды заменит всю рутинную диагностику и врач нужен будет только для подписи.
    Мне нравится та глубина, с которой книга написана. Часто в научно-популярной литературе, ради большей доступности жертвуют частью смысла и терминологии, но тут все идеально. Хотя с другой стороны, людям, не сталкивающимся с неврологией, наверное, будет читать это непривычно со словарем.
    "Романтическая наука" буквально переживает второе рождение, именно благодаря таким докторам, как Оливер Сакс. Редко бывает, что высококлассный клиницист пишет такие интересные книги, воодушевляет а) лучше учить неврологию; б) больше читать разной литературы, и, в конечном счете, просто шире мыслить и тщательнее слушать пациентов, порой они учат тебя большему, чем ты сам можешь им предложить.

    Читать полностью
  • eugene-grande
    eugene-grande
    Оценка:
    6

    Вот это да! Книга сразила меня наповал. Как же хорошо, что я не смотрю чужие рецензии до прочтения. Аннотация тоже оказалось мало говорящей. Почему-то мне казалось, что это будет нечто псевдонаучное, один из плеяды модных ныне романчиков, сопли-слюни помноженные на парочку избитых диагнозов.
    Здесь же вас ждет самый настоящий рабочий дневник-отчет психиатра.
    Тщательно записанные истории болезни пациентов, симптомы на разных этапах терапии, особенности их состояния в зависимости от изменения дозы лекарства. Допускаю, что книга будет интересна лишь узкому кругу читателей, неподготовленный человек может не выдержать обилия сходных историй и узкопрофессиональных терминов.
    Периодически мне приходилось делать перерывы, но медленно и верно я продвигалась к концу.
    В детстве летаргический сон у нас был в разряде пугалок-страшилок. А ведь, похоже подобные истории - это отголоски описанной в книге эпидемии сонной болезни.

    Читать полностью
  • maritta
    maritta
    Оценка:
    5

    Вот есть некий госпиталь, который раньше назывался "приют для калек и умирающих". И хотя название изменено, смысл остался тем же. Там доживают свои жизни безнадёжные инвалиды, и крайне редко кому выпадает счастье выписаться из этого учреждения. Оливер Сакс рассматривает случаи отдельных больных, называя симптомы - афония, акинезия, ригидность, кифоз, себорея, избыточная саливация. Воображению представляется безрадостная картина неподвижно сидящих, сильно потеющих больных с маскообразными лицами, подбородок прижат к груди из-за искривления шеи, изо рта течёт струйка слюны, немигающий взгляд без фиксации смотрит в пространство. Многие из них в таком состоянии пребывают десятки лет. Например, один из пациентов заболел в возрасте двух с половиной лет и к десяти годам "совершенно потерял способность двигаться и говорить", после чего он сорок с лишним лет пребывал в состоянии полной инвалидности.

    А потом вдруг случилось необыкновенное волшебство: от этой болезни было найдено чудодейственное лекарство. В то, что описывает доктор Сакс, очень трудно поверить. Инвалиды, не говорившие и почти не двигавшиеся несколько десятков лет, через несколько дней после начала приёма лекарства вдруг вскакивают на ноги, танцуют, разговаривают и выглядят полностью здоровыми. Как такое возможно, никто не понимает, но летом 1969 года, когда Сакс назначает чудо-лекарство одному пациенту за другим, госпиталь вдруг "взрывается" энергичной радостью выздоровевших инвалидов. Они бурно стараются наверстать упущенные годы и проявляют неудержимую активность. Радость медперсонала, однако, быстро омрачается сомнениями, потому что активность пациентов через несколько недель приёма лекарства переходит границы здоровья. Если раньше они не могли двигаться, то теперь не могут остановиться. Появляются многочисленные тики, кризы, истерики, буйство. Оливер Сакс снова описывает симптомы медицинскими терминами, и картина ада в госпитале открывается новыми безднами. Больные запихивают в рот еду, кусая края тарелок, пальцы и губы, крушат свои палаты, набрасываются на медсестер в попытках изнасилования, бегают по коридорам, выставляя напоказ свои половые органы, орут нечеловеческими голосами.

    То, что мы видели, походило на странный и ужасный органический рост, возникновение и прорыв наружу не просто обычных непроизвольных движений и возбуждения, но тиков и маньеризма, причудливых движений и замечаний, отличавшихся нарастающей сложностью, капризностью и компульсивностью. Более того, все поведение, весь поведенческий репертуар носил крайне первобытный, примитивный и даже дочеловеческий характер.
    …посетители госпиталя вновь услышали эти звуки — звуки зверинца и диких джунглей, звуки почти невероятного зверства. «Боже мой! — восклицали они, испытывая невероятное потрясение, отражавшееся на их лицах. — Что это было? Вы держите здесь диких животных, производите над ними опыты? Что у вас, зоопарк?»
    … Такое поведение (его, кстати, жутко наблюдать) разительно отличается от простой имитации, какую можно видеть у страдающих психозами людей и при регрессии к животному состоянию. То, что мы видели, являло нам истинные, настоящие предковые инстинкты и поведение, хранившиеся до поры в немыслимых филогенетических глубинах в недрах наших личностей.

    После такой реакции пациентам перестают давать лекарство и они моментально погружаются в изначальную "спячку", только с ещё более тяжёлой симптоматикой.

    Наблюдая эти жуткие процессы и пытаясь их осмыслить, Оливер Сакс вынужден заново осмыслить понятие медицины, обращаясь к философии и метафизике. Он рассуждает о "механистичности" современной медицины; о гомеостазе - устойчивом состоянии в здоровье или в болезни; о том, может ли лекарство в качестве химического соединения победить болезнь, в особенности психическую; о том, насколько правомерны такие термины, как "побочные эффекты" и "поддерживающая терапия". Также Сакс много говорит о том, насколько обстоятельства жизни пациента влияют на течение и исход его болезни. (Здесь, кстати сказать, его позиция перекликается с позицией известного психиатра Рональда Лэйнга, идеолога "антипсихиатрии", хотя Сакс не столь радикален во взглядах, как его шотландский коллега.)

    Сакс приходит к выводу, что к понятиям "болезнь" и "здоровье" невозможно подходить только рационалистически.

    Мы предаемся рационализациям, пытаемся выделиться, притворяемся, делаем вид, что современная медицина — рациональная наука (одни факты, никакого вздора). Вероятно, так и есть. Но стоит слегка ударить по отполированной поверхности, как она немедленно раскалывается, обнажая корни и основания, старую темную душу, сплетенную из метафизики, мистицизма, колдовства и мифологии. Медицина — старейшее из искусств и старейшая из наук: разве можно ожидать, что можно уклониться от глубочайших знаний и чувств, обуревающих нас?

    Как и многие талантливые и проницательные учёные, Сакс понимает, что наука, рассеивая туман неведения, в конце концов обнаруживает за этим туманом ворота в метафизическое пространство. Истины, открывающиеся в этом пространстве, вопросы, возникающие в нём, "бесконечно простые и столь же бесконечно сложные". Попытке прояснить эти вопросы применительно к больным, находящимся в чрезвычайно тяжёлой ситуации, посвящена эта интереснейшая книга.

    Читать полностью