Книга или автор
4,4
842 читателя оценили
104 печ. страниц
2018 год
16+

Нурса Nolove Миркалиев
12 сотых секунды

00h:00m:00s:12ms


Глава первая

– Но я жду чуда как десять лет назад, – пробормотал я, допивая виски в бокале. Ну, это было больше похоже на некую смесь, похожую на коктейль, нежели напиток в чистой концентрации. Виски в первоначальном виде как таковом, я не очень любил. Именно поэтому я добавлял, в сей напиток, немного льда, кусочек карамельной конфеты и сок цедры апельсина сорта померанец. У некоторых даже от упоминания такого состава напитка, наверное, лицо бы скривилось. Нет, нет, вам лишь стоит попробовать, прежде чем судить о напитке. А если вам придется не по душе, и вы, с усердием циничного критика, выплюнете это к моим ногам? Что ж, это ваш выбор. У каждого человека свой вкус, свои предпочтения в жизни, цели, мечты, планы, светлое будущее, в конце концов. А что до меня? У меня лишь только это и осталось. Алкогольный напиток, придуманный людьми, который в итоге стали выдерживать десятками лет в бочках. Собачий бред, не так ли? Несоизмеримо глупо и в то же самое время, гениально до последнего просчета. Люди никогда не прекратят делать три вещи: воевать и губить свое здоровье, алкоголем, наркотиками и табаком. Я сказал три? Я ошибся: две вещи. Любить, к сожалению, мы прекратили.

Холодный ветер пробежал по шее, дав понять, что если не войду обратно в помещение, меня ждет неделька-другая непредвиденного больничного. Я закрыл дверь, отчего показалось, будто запер не себя, а холодный воздух снаружи. Ветер, гнавший меня обратно в помещение, ударившись об стекло моего витража, обозлился и улетел. Появилось ощущение, будто вскоре, за столь негостеприимный поступок, он свершить месть. Месть… Я так и не познал всего смысла этого, до кончиков пальцев колющего, слова. Я так и не ощутил всего вкуса этой непрекращающейся жажды. Шесть лет назад я был одержим этим чувством. Каждый день мое серое вещество под названием «мозг» генерировала тысячи идей свершения мести. Их было разнообразное множество. От простых и легких до самых безумных мыслей. Наложить руки на себя, пожалуй, было тем самым легким видом мести. Уничтожение своей жизни, с которым и прекратятся эти жуткие боли внутри меня. Это было слишком легко и очень слабо верилось, что это вообще воспримут, как месть. Скорее, выглядело бы это как слабоумие и сентиментальность. Переспать с сотнями девушек, было более приятной затеей. Идея влюблять в себя особей женского пола. Одаривать букетами роз, ублажать их тоннами лживых комплиментов, рассекать море на дорогой яхте, посещать светские мероприятия в самых дорогих ресторанах. Более того, приводить их к себе домой, падать на колени, говоря, что никогда до этого никто не был так близок и она первая, кто растопил льды в гавани моей души. А потом… Потом, безжалостно разбивать им сердца. Улыбаться и говорить, что не могу быть с ними, что ни капли не достоин их. Клясться, будто они лучше, чем миллиарды звезд этой бесконечной вселенной. При этом держать за руку и смотреть, как они обливаются слезами – да, именно этого я желал больше всего. Наблюдать, как сказка рушится на их глазах. Как золотой принц на белом коне, превращается в бездушную тварь, в которую они совсем недавно были безумно влюблены. Так сладко думалось об этом. Эти мысли словно заново наполняли меня жизнью. Наверное, я стал излишне жестоким. Но как моя судьба относится ко мне, так и я буду относиться к другим. Слишком много розовой халтуры вокруг. Кто-то ведь должен добавить темных красок для контраста. Обычный круговорот добра и зла в природе, как по мне.

Вдруг в пустоте квартиры раздался пронзительный телефонный звонок.

«Привет, я не знаю, зачем вы звоните, но если это важно, тогда, …а хотя какая к черту разница», – сработал автоответчик.

«Здравствуй Дим, это я Колон. Завтра у нас встреча в клубе. Ты ведь помнишь? Ты мне обещал прийти. Так что давай, завтра ровно в полдень жду. Счастливо!»

– Ох, точно! Этот нелепый клуб, для одиноких сердец. Как я мог забыть о нем. – пробурчал я, отшвыривая рубашку.

Новый одинокий день закончился. Теперь мне предстояло прожить новую одинокую ночь. Рухнув на кровать и закрыв глаза, снова началось то, чего я боялся. Каждую невыносимую ночь ко мне приходит ее образ. Крепко врезавшись в мою память, он мучительно уничтожал меня. Медленно по маленькой крупице он убивал каждую частицу любви к жизни. Я помню ее очаровательные скулы и чудные ямочки, сводившие меня с ума. Каждая черта ее лица. Шелковые волосы, как я обожал запах ее волос. Светло-каштановые локоны, идеальные от корня до кончиков. Я любил каждое родимое пятнышко на ее теле.

Я открыл глаза, в сердце медленно вошла игла, аккуратно сдавливая каждый слой моей кожи и мышечных тканей. Дыхание перехватило, и нежное холодное острие прошло сквозь стенку сердца. Лейкоциты быстро окружили незваного металлического гостя, пытаясь прогнать его. Но игле было все равно, она проходила дальше, с каждым сантиметром увеличивая дыру в сердце. По телу пробежала дрожь. Наверное, у каждого человека свое представление о душевной боли. Не знаю, у меня именно такое. Боль от холодной и острой иглы.

Всю ночь я не мог погрузиться в царство Морфея. Глядя из окна моей квартиры, уже в тысячный раз встречаю рассвет с бокалом алкоголя. Восход солнца будто прогонял враждебную темноту подальше от меня, старался защитить, осветить мысли. Я ненароком улыбнулся. Единственной момент моей искренней улыбки. Непередаваемое ощущение любви к солнцу.

Я умывался, глядя в зеркало на человека, которого ненавижу все сильнее с каждым днем. Порядок в моей квартире сохранялся благодаря помощнику отца – Бэну. Он засылал домработницу в мою квартиру. Это было не мое желание, но плюсы есть и во всем этом. Пиджак и брюки, безукоризненно вычищенные и отглаженные, висели в моем гардеробном шкафу. Обилие разнообразной и дорогой одежды в моем гардеробе придавало ощущение, будто я находился в дорогом магазине Кутюрье Энцо Д’орси. Я выбрал самый непримечательный костюм темно-серого цвета и натертые до блеска туфли. Всегда считал, что как бы ты не был одет, если у тебя неопрятная обувь, то мнение у людей вокруг, сложится наихудшее. Я немного помешкал у двери, в целях опоздать на встречу и избежать похода в этот бессмысленный клуб знакомств.

– Дим! Дим, я тут, – кричал мне издалека Колон, заметив меня, приближающегося к месту встречи. Колон Лэйк – единственный человек, которого я еще могу считать другом. Да что там говорить, единственный, кого я еще могу считать человеком. Лет пять назад я пытался убить себя. Все-таки затею с самоубийством я решил исполнить. К тому времени, я просто-напросто не находил себе места и иного пути я не видел. В плане варианта прыгнул с крыши здания, в переулок между домами. Был уверен, что здесь меня никто не заметит, и точно не отыщут, если вдруг я не разобьюсь насмерть. С переломанной ногой и ужасной болью в спине я лежал на холодном асфальте. Глядя в серое небо Бирмингема, на секунду я был счастлив. На какую-то долю я осознавал, что это был опрометчивый поступок. В то же время радость переполняла меня, что мои мучения закончатся и прошлое отпустит меня, с последним вздохом жизни. К сожалению, по стечению непонятных обстоятельств, появился Колон. Словно герой из кинофильмов, на фоне проулка появился его силуэт и быстро двигался в мою сторону. Дальше не помню, сознание оборвалось, и пришел я в себя только в палате больницы. Около недели он караулил возле меня. Позже я узнал, что Колон оплатил мне операцию и лечение. Впервые в жизни, я увидел человека, который так заботился о совершенно чужих, незнакомых людях. Мы расплодились до семи миллиардов особей, при этом абсолютно потеряли чувство человечности. Сложно сравнивать нас королями животного мира львами, или социально развитыми волками. Мы как навозные мухи, плодимся, летаем, а толку никакого от нас природа не дождалась. Грусть, да и только.

– Здравствуй, Колон. Как дела? – спросил я непринужденно, при этом постоянно отворачиваясь и глядя по сторонам.

– У меня все отлично! И хватит притворяться, будто тебе все равно и ты из вежливости спрашиваешь, – он легонько толкнул меня в бок, отчего я ухом не повел. Я стоял, будто статуя из мрамора, безразличный ко всему.

– Может, пойдем, быстро все закончим? Устал уже. – проговорил я, не оборачиваясь.

– Устал? Да ты шутишь?! Ты же только подошел, а уже устал. В путь, а то опоздаем.

Я надел темные очки, аккуратно отряхнул рукава пиджака. Когда я начал поправлять ворот рубашки, Колон дико завыл и начал подталкивать меня сзади, в сторону какого-то здания. Это трехэтажное сооружение я видел впервые, несмотря на то, что родился в Бирмингеме. Фасад строения напоминал небольшие старенькие театры, которые в последнее время были реконструированы в кинотеатры. Видимо, некоторые чтят былое и противятся прогрессу. Вход в здание был наподобие небольшого ресторанчика. Таким бизнесом обычно владеют приезжие турки, либо китайцы. Дом был начинен маленькими балкончиками и каждый из них был забит всякой растительностью в горшках. Не похоже, что там кто-то живет. Скорее это смахивало на то, что старое здание пытались как-то оживить. Ну да, кому нужны ветхие строения, оставшиеся еще с военных времен. По-моему, пора все это снести и построить пронизывающие небо, высотки. А то совсем сходим с ума, как пожилое поколение, дрожащими руками, держимся за прошлое. Былые времена никому даром не нужны, особенно нам.

– Дим, давай быстрее. Ей-богу как черепаха. – Колон оббежал меня и интенсивно начал толкать к входу того самого ресторанчика. Я сказал ресторан? Я погорячился, это больше было похоже на дешевую забегаловку.

– Здравствуйте, добро пожаловать, молодые люди. Я мисс Грэймайер, заведующая этим заведением. Очень рада новым гостям, – сказала женщина у входа. Сидела она за большой трибуной, немного возвышающейся над уровнем пола. Видимо, любит ставить себя выше других. Ну, знаете, для уверенности. На вид ей лет сорок, непонятного телосложения, завивающиеся короткие волосы, рыжего цвета. Она будто так и кричит: «Я еще не стара». Будто цепляется за молодость, которая уже давно ее покинула. Фигура была схожа, с ненавистным мне фруктом, грушей. Сверху худая, а в бедрах была прям как десять таких, как я. От этих мыслей я незаметно усмехнулся.

– Здравствуйте, миссис Грэймайер, – вежливо улыбнулся Колон и поклонился. К чему такие вежливости к старой женщине.

– Ох, ну что вы, я мисс Грэймайер, пока еще не замужем, – сказала она и засмеялась, прикрывая при этом рот руками. Никогда не понимал, что за привычка такая у девушек. Этому у меня всегда было два объяснения. Первое, у особей женского пола врожденный запах изо рта, и прикрывая его, они предотвращают попадание атомов азота в мой нежный нос. Второй вариант: у некоторых дам уж очень большой по диаметру рот. И прикрывая его, они тем самым пытаются спрятать свой щекотливый комплекс. Глупые создания – женщины.

– А вы, наверное, Дим Найт? – спросила она, – Колон много рассказывал о вас. Таким я вас и представляла, черные, как ночь волосы, утонченные черты лица, как у аристократа, высокий, подтянутый. Очень рада познакомится. И вживую вы такой эффектный. Черные очки, под которым, скорее всего, скрывается пронзающий насквозь взгляд. Какой у вас шикарный дорогой костюм. Хорошо уложенные волосы, да от поклонниц перебоя нет, наверное? – затрепетала она, словно соловей.

Меня немного напрягал такой тип людей. Душа нараспашку, заходи без стука. Я, молча, снял очки и пристально посмотрел ей в глаза, отчего она засмущалась, и начала судорожно отшагивать назад. Этот легкий трюк давно уже, отталкивал окружающих от меня. Все судят по первому впечатлению, ну а я возглавляю список самых худших новых знакомств.

– Да он у нас не из болтливых, – прервал мое молчание Колон, – но за девушками приударить мастер. Уж поверьте мне.

– Что ж, надеюсь, это не будет затруднением для него. Прошу присаживайтесь на любые места, – улыбка на тридцать два зуба этой дамочки быстро слетела с ее лица, после общения со мной. Я победно ухмыльнулся.

– Ну, что ты Дим делаешь? Если пытаешься все испортить, у тебя ничего не получится, – проговорил Колон, схватив ободряюще мои плечи.

Зал этой, как я ранее говорил, «забегаловки» напоминал что-то типа театра, только с внедрением непонятных новых технологий. Внутри оказалось просторнее, чем я предполагал. Весь потолок увешан прожекторами: от маленьких, размером с кулак, до нескольких громадных с половину туловища. Вдоль стен висели красные вперемешку с белыми, театральные кулисы. Это создавало некий тон богатого дизайна помещения. Ну, меня-то не обманешь. Эти дешевые трюки явно не для такого, как я. Уж больно разная ступень жизни между мной и пришедшими людьми. Посередине стояло множество небольших круглых столиков. Друг напротив друга, вокруг стола, располагались стулья двух цветов. Как мне объяснил Колон, пока я разглядывал этот театр, красные стулья, предназначались для женского пола. Соответственно синие для мужского. Как я раньше говорил о технологиях, укреплены были эти сидения на рельсах, что простирались по паркету зала. Знаете, вроде самопередвигающихся каталок. На секунду я подумал о том, что Колон привел меня в клуб одиноких инвалидов. Будто мы сами, не могли пересаживаться от партнера к партнеру. Оказалось, нет, знакомства проводились для самых обычных людей. Сами столики в рельсы вдеты не были, а располагались между и были статичными.

– Нравится? – с горящими от восторга глазами спросил меня Колон.

– Идеально! – слукавил я, чтобы не обидеть моего друга.

Мы подошли ближе к сиденьям и столам. Большая часть людей, прибывших на это мероприятие, стояло в левой стороне зала. Я старался держаться поодаль от толпы народа и продолжил разглядывать то, что меня ожидало на ближайшие часы.

На подлокотнике стульев я заметил кольцевидную ручку для установки стаканчиков. Ну, обычный подстаканник. На другой стороне стула располагался небольшой планшет. Примечательно, что рельсы проходили как вдоль столов, так и между ними. Скорее всего, для смешивания людей и удобства передвижения к новым знакомствам. Я еще до конца не осознавал куда попал, но уже догадывался, что это все, ни к чему хорошему не приведет. Около меня стояло множество парней и девушек, примерно моего возраста, некоторые люди, были постарше. В общей сложности я насчитал около сорока человек. Они не общались друг с другом, видимо, чтобы не портить весь процесс этого абсурда. Большинство из них усердными движениями тыкали в экран телефона. Ох уж этот современный мир, иногда пугал меня своими достижениями. Напоминает старые добрые фильмы о зомби. Ничего индивидуального, а лишь одни и те же каждодневные действия. Как бы мы не начали охотиться за мозгами друг друга, когда свои остановятся, не чувствуя развития.

– Дорогие друзья! Хочу поблагодарить всех, кто прибыл в наш тайный уголок любви. Вы счастливчики, потому как очень многие просто-напросто опоздали с подачей заявки. Поэтому насладитесь всем сполна. Прошу усаживаться на любые места, заказывайте любые напитки, все входит в цену билета, – проговорила грушевидная женщина, недавняя моя знакомая.

– Вот оно, Дим! – будто безумный, Колон ударил меня по плечу. – Садись, сейчас все начнется, ты не пожалеешь. Я гарантирую, мой друг. И кстати, когда будешь благодарить меня, не забудь взять с собой бутылочку красного вина из коллекции Бордо, года так 1985-го. – Колон подмигнул мне глазом и затесался среди людей.

Я хотел его остановить, но не успел. Появилось странное ощущение. Я опустил глаза, вглядываясь в отражение солнцезащитных очков. Куда я пришел? Зачем мне это? Что за идея собрать в одном месте кучу людей? Я, молча, сел за ближайший пустой стул и стал дожидаться, что ж такого интересного здесь, что мне придется выложить не меньше четырехсот фунтов стерлингов за бутылочку красного.

– Итак, дорогие дамы и господа. Вводите фамилию и имя в небольшой экран слева у вас под рукой. Это для того, чтобы зафиксировать ваш индивидуальный код. У каждого из вас есть три минуты на знакомство и общение. Можете обсуждать, что хотите и пить что хотите, все, конечно, в пределах правил и соблюдения порядка. Шоу начинается, мои одинокие сердечки! – крикнула Грэймайер, при этом подняв руки вверх. Ко мне подошел официант и предложил что-нибудь из алкогольных напитков. Я глянул на него, ничего не ответив. Он оторопел и стремительно удалился. Свет в зале приглушили, оставив освещенными лишь столики. Только я хотел подумать о том, что за показуха и для чего она нужна, как вдруг мой стул резко двинулся с места. – Если по каким-то причинам вам не понравился собеседник, вы просто жмете кнопку со знаком крестика у себя на стуле и больше вы с этим человеком не встретитесь. Компьютер зафиксирует выбор, используя ваш личный код и данные. Благодарю за внимание.

Стул мягко вез меня по рельсам, но мне было жутко некомфортно. Остальные люди, сидящие в креслах с улыбками и восхищенными глазами, удивлялись всему происходящему. Нашлись и те, по которым было видно, что они здесь не впервые. Люди смирно сидели на местах и, как собаки ожидали, чем же их наградят за такую смиренность.

– Люди… – пробормотал я, облокотился и прикрыл рукой глаза.

– Что люди? – проговорил звонкий голос. – Не любите людей?

Я не заметил, как мы остановились у столиков, и напротив меня сидела девушка лет так двадцати. Оголяя свои идеальные белые зубки, пристально глядела на меня. Темные прямые волосы, чуть ниже плеч. Немного сужающиеся к краям глаза. Этакая девушка, из смеси нордической и азиатской расы.

– Что вы говорили про людей? Если я ошибаюсь, то простите меня. Но ведь мои ушки не могли мне соврать. Ой, мы же совсем забыли про правила. Я Нако Кусано, приятно познакомиться. А вас как зовут? – прощебетала она и протянула руку. Откуда у нее столько миловидности. От нее так и пахло приторностью. Нет, я люблю доброжелательных людей, я люблю сахар, но не в таких, же количествах. Так можно и диабет подхватить.

Я молчаливо смотрел на нее, до сих пор думая, что за глупая идея пришла Колону. Просто уму непостижимо, почему я согласился. Теперь, что? Сижу с этим непонятным розовым пони, в человеческом обличие. Вот, почему хорошо быть одиноким, никто не пристает к твоей жизни, не пытается ее поменять постоянно.

– Наверное, вы тут первый раз?! Тогда, мистер молчаливый незнакомец, давайте я потрачу наши с вами три минуты на ознакомление. Если вы, конечно, не против?!

– Она снова улыбнулась. Столько позитива в одном человеке. Лучше бы раздать ее радость голодающим детям в Африканских странах, чтобы они хотя бы улыбались, пока их животы урчат от недостатка еды.

– Понимаете, мистер инкогнито, – продолжила она. – Это место для свиданий. Люди, которые хотят встретить свою вторую половину, приходят сюда и участвуют во всем этом маленьком шоу. Мисс Грэймайер действительно делает доброе дело, я очень восхищаюсь ее рвением помочь одиноким сердцам. Я здесь не так давно, как хотелось бы, но это мой третий раз. Думаете, что я неудачница, раз пришла сюда опять? Может быть вы и правы.

Она опустила голову и с ее лица сошла улыбка. Неужели, это случилось, она наконец-то успокоилась. Я уже думал, ее улыбающееся лицо, будет сниться в кошмарах.

Чтобы продолжить, зарегистрируйтесь в MyBook

Вы сможете бесплатно читать более 47 000 книг

Зарегистрироваться