Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Уйти по воде

Добавить в мои книги
68 уже добавили
Оценка читателей
4.38
Написать рецензию
  • Dorofeya
    Dorofeya
    Оценка:
    29

    Интересная вещь получилась. Невозможно не сравнить с "Богом дождя" Кучерской. Эта книга мне несомненно понравилась намного больше. Книге о расцерковлении, книга-исповедь, монолог.
    Я православная христианка, из неверующей семьи пришла в Церковь как-то безпроблемно, само собой, легко и естественно. Поэтому большинство проблем первой половины книги мне неизвестны. Но только первой. Отношения с Богом не всегда гладкие и причесанные. Особенно когда учишься сам и набиваешь шишки по жизни тоже сам.
    Очень жаль главную героиню, что в ее жизни не встретились такие люди и священники, которые показали бы, что Бог это любовь, любовь во всем. Что воспитание в православии ограничилось вычитыванием, выстаиванием, "нуждением" и нравоучением.
    Вообще,религиозное воспитание, именно воспитание,а не муштрование, мягкое и естественное, с любовью, остается серьезным вопросом для размышления. Смогу ли я, сможем ли мы, смогут ли десятки тысяч пришедших к вере молодых семей, тысячи молодых священников, привить именно любовь к Богу.

    Читать полностью
  • Williwaw
    Williwaw
    Оценка:
    25

    Я — человек абсолютно нерелигиозный и выросла в семье убежденных атеистов. Главную героиню этого романа тоже зовут Катя, она – моя ровесница, но её семью захлестнула волна православия, совпавшая с развалом СССР. И вот уже родители запрещают сестре с братом греховные кружки и танцы, им нельзя играть с «мирскими» друзьями и слушать музыку, из дома исчезают телевизор, газеты, светские книги. На смену всему этому приходят писания Святых Отцов, посты, молитвы, литургии и исповеди, а самым частым семейным выражением становится «батюшка сказал». Ведь неофиты всегда самые яростные, самые истовые последователи религии.

    Вы только вдумайтесь: в 1989 году православными верующими считали себя 30% населения России. К 2010 году, согласно всероссийскому опросу ВЦИОМ, уже 75 % россиян причисляют себя к православным христианам.

    Это невозможно не заметить, даже будучи далеким от религии человеком. С экранов телевизоров и страниц интернет-изданий вещают архимандриты, диаконы и патриархи. Президенты и губернаторы целуют руки священников и выстаивают всенощные в храмах. Государственная дума официально консультируется с Московским патриархатом. За оскорбление чувств верующих внезапно стали давать суровые тюремные сроки. В российских школах обязательным предметом стали «основы религиозных культур», в некоторых государственных вузах существует специальность теология. В российской армии появилась новая должность — военный священник. А можно забыть о статистике и просто зайти в профили сегодняшних школьников на сайте «Вконтакте» и присмотреться к графе «Мировоззрение».

    Это я всё к чему. Можно ли писать о современной России, не вспоминая о православии? Наверное, всё-таки нет.

    Автор этой книги пишет о религии – о погружении в неё и последующем побеге – прямо, просто и честно. Видно, что всё это прочувствовано, выстрадано, идет из глубины. Душевные метания девушки были мне понятны, её необъяснимая тоска знакома и мне, несмотря на все наши различия. И когда она идёт наперекор воле родителей, друзей, духовника и грозного Бога, вселяющего в неё такой ужас, она совершает по-настоящему мужественный поступок, решительный рывок во имя жизни, во имя Бога-Любви. А это совсем не так легко, как может показаться со стороны.

    Сама же книга читается легко, на одном дыхании, потому что написана прекрасным языком. Музыкальный, летящий строй фраз, порой монологи героини читаются, как стихи в прозе. Описанные картины наяву встают перед глазами: вот темная, душная, заполненная людьми церковь, вот маленький ветреный городок у моря, а вот сказочная летняя Москва, в которой летает тополиный пух, а героиня идет на свидание с любимым – запретное, недозволенное свидание.

    И, конечно, мне очень интересно было посмотреть изнутри на жизнь православной семьи: как вообще это всё устроено, каков быт верующих людей, в чём состоят их повседневные радости и заботы. Читая об их жизни, я чувствовала себя, как главная героиня, из приходской школы попавшая в обычный университет:

    Катя смотрела на все это с каким то ненормальным жадным любопытством – ей хотелось буквально все потрогать, пощупать, понять законы «их» мира, почувствовать эту «неправославность» как можно ближе. <...> И как себя ведут те, кто живет такой жизнью, о чем они думают, как себя ощущают? Ей казалось, что если она подойдет как можно ближе, пощупает, понюхает, надкусит эту жизнь, то сможет понять «их», всегда таких загадочных для нее и страшных. Ей надо было их понять, чтобы перестать так бояться.

    Вот и я, читая этот роман, изо всех сил пыталась понять, чтобы перестать бояться. И знаете, что? Кажется, мне это удалось.

    Читать полностью
  • memory_cell
    memory_cell
    Оценка:
    22
    Неофит - новый приверженец (новообращённый) в какую-нибудь религию.

    Я совершенно не была готова к этой книге, как вообще не готова говорить о путях, ведущих к Вере - это очень-очень личное для каждого человека.
    А девочка, о которой написана эта книга, прошла путь именно к Вере, а вовсе не от нее.
    Просто ее путь оказался именно таким - от Страха к Любви.
    Я понимаю, как оказались втянутыми в процесс воцерковления родители Кати.
    Как и большинство моих ровесников, они выросли вне какой-либо религии, возможно, как многие из нас, даже не были крещены в детстве.
    Не всем повезло иметь деревенских бабушек-дедушек, которые могли потихоньку попросить священника прийти на дом и окрестить внуков, не вызвав волну неприятностей для их родителей –комсомольцев (это как минимум) или даже молодых коммунистов.
    Так было, и ничего уже тут не поделаешь.
    В СССР выросло несколько таких поколений – не атеистов, но людей, оторванных от религии предков, не только от православия и вообще от христианства, но и от мусульманства, иудаизма, буддизма.
    Многие из них в начале 90-х просто бросились в религию и с неуемной энергией неофитов потащили за собою своих детей. Причем и священнослужителями зачастую становились такие же ревностные вчерашние неофиты. Вот и получилось то, что получилось – запреты, страхи, полная смена образа жизни, круга знакомых, отказ от друзей и родных.
    Причем я не имею в виду исключительно православных. Приходилось встречать и таких же яростных неофитов- католиков. Знакома я и с одним таким новообращенным мусульманином из коренных белорусов, чье рвение пытаются несколько остудить даже его друзья – арабы. Достаточно сказать, что хадж он совершил уже дважды, в отличии от них самих.
    Есть какая-то очень заметная разница между теми, кто был воспитан в вере – ежедневной, будничной, ненатужной - и «вновь прибывшими», страстно пытающимися все успеть, все выполнить и часто демонстрирующими некую свою «эксклюзивность», причастность к недоступному для непосвященных.
    Именно «вновь прибывшие» часто резко отвергают НЕверующих и ИНОверующих, иногда даже толком не зная, что разделяет конфессии.
    Никогда не забуду, как однажды одна моя коллега, прочитав на нашей доске объявлений приглашение в паломническую поездку по костëлам, гневно воскликнула: «Опять эти католики!».
    И ревностно перекрестилась … слева – направо.
    Да, таковы мы и наше время…
    Мы только учимся понимать и прощать друг друга.

    Очень, очень хорошая книга.
    Не верьте тем, кто пишет, что она об уходе из церкви.
    Нет! Она о пути к Вере и о дороге к Храму, об очень тернистой и нелегкой дороге.

    Я немного успокоюсь - и перечитаю "Уйти по воде", обязательно.

    Читать полностью
  • _Agness_
    _Agness_
    Оценка:
    21

    Начиная со школьного возраста, я часто встречала "активно православных" женщин и девушек-ровесниц, которые очень старались привести в церковь меня и всех, кто встречался им на пути. Попалась даже классная руководительница, промывавшая нам мозги каким-то радикальным православием, возившая класс на исповедь (каяться в грехах), в мороз - купаться в "особой" проруби (смывать грехи), участвовать в православном спектакле (чтоб у каждого теперь были заслуги перед Богом). Нам раздавали крестики и маленькие иконы, при этом страшно пугая происками лукавого. Так что крестик я, можно сказать, надела со страху, а когда решила снять, уже в 25 лет, долго тряслась по ночам. Успокоилась по-настоящему лишь через полгода, убедившись, что без креста всё так же, слуги дьявола не отправились за мной в погоню и монстры не лезут из-под кровати.
    Такой эффект даёт запугивание религией в сочетании с твоей собственной впечатлительностью. Но, только начав читать книгу "Уйти по воде", сразу увидела - бывает и хуже. Грустно и страшно читать про то, как в нормальной девочке, обладающей живостью и критическим мышлением, убивают эти качества, взращивая "смирение" и "благочестие". Порой ловила себя на том, что любые оценочные эмоции пропадают - как давать оценку такому, даже не ясно.
    Герои и обстоятельства удивительно реальны, Катю я с самого начала воспринимала почти как реального человека, как хорошую знакомую... эта книга - не просто подобие жизни. Она приближена к ней настолько, насколько возможно. И увлекает, затягивает с самого начала, что редкость для книг, почти не содержащих прямой речи. Насчёт "церковных тараканов" (среди тегов, которыми помечена книга, был и такой) - половину высказываний в книге узнала, вспоминая речи своей классной руководительницы и других, желающих научить меня жить по-православному. Если кто-то, прочитав, возмутится, что автор приукрашивает, и вообще, такого маразма не бывает, я отвечу: бывает. Слышала, видела, сама чуть не втянулась... пронесло.
    Гораздо хуже вышло у героини: конец очень печальный. Нет, формально - финал открытый, но настолько отравленный Катиным моральным и физическим истощением... а пока читаешь, всё надеешься, что пронесёт, вот она уже поступила в институт, вышла из церковной изоляции. Вот влюбилась, заново учится видеть солнышко и людей вокруг, отступает от привычного самозомбирования "молитва, пост, покаяние". Вот, миновав депрессию, "встала на ноги" и уже собирается замуж...
    Финал оставляет надежду на то, что с ней всё будет хорошо. Костик будет рядом, не даст пропасть, приведёт врача или психолога... да и его родители, куда более душевные и не помешанные на православии, помогут ей поправиться, и всё будет хорошо. Это я домысливаю, конечно. Хочется домысливать, убеждать себя, потому что героиня - куда более достойная, умная и порядочная, чем эти якобы христиане, которые всё время окружали её плотным кольцом, чем эти священники, которые в своей жажде над умом и жизнью других становятся всё более отвратительны.
    О чём книга? О любви. О вере настоящей и поддельной, слепленной из агрессии с экзальтацией. О таком явлении, как эмоциональный каннибализм: как можно искусно "обглодать" человека, чтобы он потом и жить-то нормально не смог, в лучшем случае - урывками, словно воруя для себя по кусочкам радость и настроение. А в таком случае, как Катин, когда жертва впечатлительна и склонна к самоедству - вообще отказался жить.
    Существуют адекватные православные люди и священники, действительно любящие и уважающие ближнего своего. Жаль, что их так немного...

    Читать полностью
  • Kassia
    Kassia
    Оценка:
    15

    Жуткая книга. Я всегда считала себя "жертвой православия", но вот почитаешь такое и понимаешь, что я еще легко отделалась. Ничего подобного тому гетто, в котором 15 лет существовала героиня романа, в моей жизни, слава Богу, не было. Хотя время на всякую религиозную дурь, ко Христу и христианству непосредственного отношения не имеющую, я потеряла изрядно, и это жаль. Впрочем, я, конечно, тоже не носила брюк, мела юбками пол, постилась на новый год и боялась исповеди, но все это было далеко не в таком градусе, как описан в романе, и без всех этих надрывов, т.к. я в общем и рассталась со всем этим без надрывов - поняла, что поиграли в ролевую игру, ну и хватит, т.к. православие на самом деле не об этом. Так что из моей жизни юбки и страхи ушли так же естественно, как в свое время пришли, ни в какие депрессии я не впадала и никаких духовников до смерти не боялась. Правда, у меня духовники были все-таки нормальные, а не этот монстр из романа. Но в целом мне трудно представить, как же надо запугать людей, чтобы они потом вот так всего боялись, как эта бедная Катя. Это уже не православие, а просто голимое сектантство концлагерного типа. Читать про все это жутко. Особенно жутко от мысли, что эти люди когда-то ходили, может быть, рядом со мной. У меня были некоторые знакомые, похожие на тип, описанный в романе, хотя, по-моему, и у них до таких градусов не доходило. Еще не доходило?

    Вот что меня там привело в недоумение. Во-первых, где это семья героини в 90-х годах (причем вроде как в их начале еще) нашла приход с настолько развитым старцебесием (да еще и не один там был такой!), с таким монстром-настоятелем и с такой кучей неадекватно православных прихожан? По-моему, в те времена это не было еще так развито. Т.е., например, в соседнем с нашим храме были любители попугать народ списками грехов, но в то время все это только начиналось, и даже еще до 1997 г., когда я из патриархии ушла, оно еще не достигло полного расцвета, как чуть позже. Или это наш благословенный Питер пронесло, а кошмарная Москва уже тогда славилась отморозками и я просто не в курсе?
    Во-вторых, разве у нас хоть когда-нибудь было такое время, когда в приходской школе можно было учиться вместо обычной? Или я опять не догоняю. Видимо, никогда я не была достаточно православной. Как хорошо-то ))

    Ну а вообще роман оставляет тяжелое впечатление. Выход героини в "нормальную" жизнь на самом деле с "православием" так и не совместился. Конец смазанный. Автор, правда, что-то там пишет про "другое", нормальное как бы православие в стиле Шмемана и Сурожского, но как-то это все неубедительно смотрится. Я, впрочем, оных авторов особо не читала, Шмемана пробовала, но он мне не понравился - как по мне, это тоже не православие. Про Сурожского ничего не скажу - не читала.

    А вот эпиграф из Кураева насчет того, что в православной культуре средневековья "нет места для ребенка", совсем тут не к месту. В средние века, действительно, не заморачивались "православным воспитанием" детей так, как сейчас, - и это прекрасно! Я совершенно уверена, что никто детей в те времена так православием не терроризировал. Ну, в России, может, и находились чокнутые любители "Домостроя" в промышленных количествах, но про Византию я такого не сказала бы. В православном обществе, где миряне всегда были больше номинально православны, чем реально зациклены на "благочестии", дети росли вполне естественно - игры, школа (не православная, а обычная светская, с Гомером и античными риторами!), спорт итп. Даже будущие святые так росли, это видно по житиям, а если где нарочно оговаривается, что ребенок с детства не принимал участия в играх сверстников или там строго постился и много молился, то уже сама подача этого как чего-то необычного говорит о том, что большинство родителей ничего подобного своим детям не навязывало. Так что нечего катить бочки на средневековье, там все было нормально. Да и в России, по крайней мере, перед революцией, таких кошмаров тоже не было - это из Шмелева хотя бы видно. Это только наши постсоветские долбанутые православные могли такой концлагерь из православия устроить. Я нарочно спрашивала знакомых, кто знает православную среду в др. странах - в Греции, в Америке: нигде такого кошмара нет, как у нас, а если и есть что-то похожее где-н. в Греции, то все-таки не в той концентрации (ну разве что в монастырях где-то, а не в миру). А у нас, натурально, советские граждане из церкви тоже сделали православный совок. Менталитет не пропьешь. Тьфу.

    Но, вообще говоря, штука в том, что на самом деле "радикальное православие" (как выражается наш епископ) это действительно тот идеал, который всегда существовал в христианстве. Проблема православнутых, описанных в романе, не в том, что они радикальны, а в том, что их радикализм не про Бога. Про Бога было бы - умной молитвой заниматься и вообще вести какую-то внутреннюю мистическую жизнь. А у них выходит - они отказываются от мира и всего мирского, но вместо Бога на расчищенное место помещают идол - так называемое "спасение души". Вся эта "борьба с грехом", выброшенные телевизор и мирские книги, платки и юбки, отращивание бороды, ежевоскресное посещение церкви, "послушание духовнику", исповеди, "простите-благословите", многочасовые службы итп становится какой-то самоцелью, "правильной жизнью", а зачем такая жизнь нужна, остается по сути неясным. Типа ради загробного царства небесного, в которое еще, может, и не попадешь. Хотя Христос-то сказал: "Царство небесное внутри вас есть" - не будет когда-то там, а сейчас уже есть. А в этом романе про Иисусову молитву - ни слуху, ни духу. Так что все это вообще не про православие. Вот и выходит, что альтернатива этому концлагерю - "розовое православие", где можно жрать в пост курицу, любить жизнь и любоваться закатом. Ничего не имею против курицы, жизни и заката, но это еще не христианство.

    Читать полностью
  • Оценка:
    Во многом узнала себя, было интересно
  • Оценка:
    Очень глубокая книга, заставляющая мыслить и сомневаться , и снова утверждаться в том, что Бог есть Любовь.