«Китай. Его жители, нравы, обычаи, просвещение» читать бесплатно онлайн книгу 📙 автора Никиты Бичурина в электронной библиотеке MyBook
image
  1. MyBook — Электронная библиотека
  2. Библиотека
  3. Никита Бичурин
  4. «Китай. Его жители, нравы, обычаи, просвещение»
Китай. Его жители, нравы, обычаи, просвещение

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Бесплатно

3.83 
(6 оценок)

Китай. Его жители, нравы, обычаи, просвещение

307 печатных страниц

2012 год

12+

Введите вашу электронную почту и читайте эту и еще 422 000 книг

Оцените книгу
О книге

«Все, что только написано мною общаго касательно нравовъ, обычаевъ и просвѣщенія въ Китаѣ, при всей краткости своей, достаточно подать вѣрное и ясное понятіе о гражданскомъ образованіи китайскаго государства. Въ Европѣ до сего времени полагали Китай въ Азіи не по одному географическому положенію, но и въ отношеніи къ гражданскому образованію – разумѣя подъ образованіемъ одно варварство и невѣжество: но сами не могли примѣтить своего заблужденія по сему предмету. Первые Католическіе миссіонеры, при своемъ вступленіи въ Китай, превосходно описали естественное и гражданское состояніе сего государства: но не многіе изъ нихъ, и тѣ только слегка касались нравовъ и обычаевъ народа…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

читайте онлайн полную версию книги «Китай. Его жители, нравы, обычаи, просвещение» автора Никита Бичурин на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Китай. Его жители, нравы, обычаи, просвещение» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация
Дата написания: 1 января 1840Объем: 554251
Год издания: 2012
Правообладатель
12 140 книг

Поделиться

Myrkar

Оценил книгу

Отец Иакинф, автор данного сборника очерков, до сих пор остается противоречивой личностью, о которой разные исследователи отзываются в меру своей испорченности. Например, большинство биографических заметок оправдывает неудачи и расточение церковного имущества Иакинфом во время его православной миссии в Китае (1808-1820) тем, что она попала на время военного конфликта России с Францией и имела проблемы с финансированием. А вот современники осудили действия архимадрита и присовокупили сведения о распутном поведении и игнорировании церковного устава. По воспоминаниям его внучки, известно, что дедушка Иакинф никогда не постился, не причащался, частенько был крепок в выражениях, зато был очень добрым, потому что щедр и против наказания розгами детей, но главное, что к внучке своей относился с симпатией до самых последних дней и все мечтал о том, чтобы она была похожа на азиаточку и выучила китайский. Жители Мурина почитали отца "Икима" добрым батюшкой, а Церковь во главе с Синодом сомневалась в его вере, но до конца не изгоняла из своих рядов. Современные исследователи связывают это с личными амбициями ученого и тем, что церковная карьера по линии черного духовенства давала Иакинфу возможности ведения научной деятельности, и не верят в то, что поводом к монашеству стала трагическая история любви, ведь брак обрек бы Никиту Яковлевича на службу в поместной церкви до скончания дней...

Но обо всем по порядку. Никита Яковлевич Пичуринский был сыном чувашкого дьячка, фамилия которого была связана с местечком Пичурино. При рукоположении Никита сменил фамилию на Бичурин /bitch!/, а когда стал монахом, приобрел имя Иакинф. При знакомстве с его трудами становится очевидным, насколько Иакинф был занудным и скрупулезным в плане наук дядькой, поэтому его поначалу назначили преподавателем в семинарии, а позже, по удачному стечению обстоятельств, отправили в миссию в Пекин вместо другого архимандрита по ходатайству графа Головкина - большого любителя азиатских языков, ни одного из них, впрочем, не знавшего. С этого момента и начинается вся китайская работа монаха Иакинфа, продолжившаяся до смерти. Когда его церковная миссия в Китае закончилась, и ей на смену прислали следующую, Иакинфу удалось продолжить заниматься китаеведением в рамках Российской Академии Наук. В 30-е и 40-е годы он регулярно отправляет свои научные публикации в "Москвитянин" и параллельно обретает общеевропейскую известность (его нагло переписывают без указания цитации), получает Демидовские премии за свои словари и статистики.

Вот именно словари и статистики и придется читать в "Жителях, нравах, обычаях, просвещении". Книга как будто представляет из себя правительственный доклад с подсчетом населения, войск, чиновничьего аппарата, сельскохозяйственных угодий, налогов... Все это дается без особого порядка, отдельными статьями, расположенными вне какой-либо логики и связей. Пожалуй, здесь есть интересные наблюдения и действительно уникальные и нужные сведения о Китае для своего времени, особенно пояснения к ответам Крузенштерна на вопросы, касающиеся торговой деятельности в Китае, но все они носят прагматический характер. Об обычаях и просвещении даются обстоятельные описания церемониальных правил и бюрократических перемещений, так же сухо описываются законы. О нравах сказано лишь то, что дозволяется самим китайцам в отношении обхода законов: взяточничество, надменность, азарт, разврат, негостеприимность и возможность непредосудительно под новый год бить своих должников, врываться к ним в дома и ломать имущество. О праздниках и верованиях нет никаких пояснений - только обрядовые описания и небольшая самоповторяющаяся заметка о взаимодействии инь и янъ в Первом начале. В письмах некоторые статьи становятся понятней. Еще понятней станет, если в пару с трудом Иакинфа прочесть, например «Землю» , где нравы и обычаи поданы не со стороны официальных властей, а второго "сословия" - обычного люда, представленного всеми видами индивидуальных предпринимателей, от аграриев до купцов и банкиров.

О сухости повествования отзывался и биограф Иакинфа (Бичурина) Щукин. Вместе с его заметкой из писем становится ясно, что, засиживая за переводами, Иакинф жил в своем китайском мире и плохо ориентировался в современной русской словесности, что давало повод критиковать его за эту его "отсталость". Зато можно сделать открытие, что "ъ" как-то влиял на произношение в языке и имел вес в объяснении Иакинфом китайской звукописи. Кстати, рассказы его внучки Моллер демонстрируют живое влияние литературных процессов: как читательница Пушкина, Гоголя и современных ей романов, она оставила в своих записях самые увлекательные, живые и трогательные истории из всего того, что издатели зачем-то впихнули в книгу.

Письма и биографические заметки дают представление о жизни и деятельности отца Иакинфа как синолога, продолжая тему Китая, а вот, например, "Байкал" - это просто письмо Бичурина из поездки на горячие лечебные источники, где он в очередной раз демонстрирует свое занудство, пытаясь восхищаться природой Баргузина. Не очень радует и привычка издателей иллюстрировать авторскую, вроде как, книгу сторонними иллюстрациями. Из рассказов Иакинфа становится известным, что он сам делал зарисовки и создавал альбомы рисунков, но в книге даны явно не они, а произведения профессиональных художников XIX века (в основном). А могли бы подыскать авторский контент, а не позориться (даже не Иакинфа, а какого-нибудь одного иллюстратора). Но большинству же читателей все равно: главное, что картинки есть, они качественные и по теме... Но, как и с письмами и статьями вокруг основного труда о Китае, их впихнули, чтобы было обстоятельно. На вид.

В целом, из книги можно извлечь десятку интересных фактов о дореволюционном Китае и немного расширить свой кругозор в отношении наших странноватых соседей, но разве что в качестве вспомогательного материала, служащего сборником частных примеров для более цельного взгляда на страну. Данная книга даже о самом Иакинфе (Бичурине) такого не дает.

6 января 2019
LiveLib

Поделиться

Автор книги