Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
98 печ. страниц
2018 год
18+

Цена свободы
Никита Сивачев

© Никита Сивачев, 2020

ISBN 978-5-4493-5969-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Охота

Трава зашелестела под ногами, еле заметный ветерок, гуляющий между деревьев, заиграл в ее волосах. Элен, зеленоглазая девушка с бурыми длинными волосами, легонько спускавшимися на плечи, медленно и осторожно делала каждый новый шаг, постоянно прислушиваясь и осматривая окружающий ее дневной лес. Старое синее платьице, стянутое на талии толстым кожаным ремнем, подаренным когда-то отцом, отлично подчеркивало ее стройную, почти идеальную фигуру, как у принцессы из сказок, которые Элен так любит.

Она вслушивалась в звуки природы, пытаясь расслышать сквозь симфонию птиц хоть какого-нибудь зверя, шкуру которого можно продать. Получая явное удовольствие от процесса охоты, она плавно и не спеша шла вперед, углубляясь в лес, игриво перепрыгивая через поваленные деревья и корни вековых дубов и сосен, держа свой надежный узорчатый лук наготове. Сейчас она уверена, что если ей попадется дичь, то за долю секунды легким движением руки она зарядит верный лук, пустит не менее верную стрелу, которая обязательно попадет в цель – жертву, что поможет ее семье заплатить за жизнь в этом суровом краю, который носит славное и гордое имя «Кайвенгерн», или «Край свободы», край, на земле которого трудились свободные крестьяне и рабочие. У них не было королей, которые вели бы войны, не было законов, которые нужно отстаивать. Поэтому земля здесь не видывала крови, а жители тут добрые и простые. Некогда край славился среди своих соседей плодородной землей и урожаем. Но теперь это все осталось лишь приятным воспоминанием.

Элен гнала прочь мысли о том, чем стал этот край теперь, пытаясь избежать сравнения, которое так отвлекает от охоты. Ей в этом помогала песенка, которую пела мама еще в детстве, когда укладывала спать. Элен легонько напевала мелодию себе под нос и шла вперед с ловкостью лисы, пробираясь через заросли орешника. Ее шаг прервало чавканье. Элен быстро определила направление, откуда оно доносилось, и зверя, который мог его издавать.

«Каргинон, удача!» – подумала она и аккуратно, крадущимся шагом пошла на звук через кусты.

Спустя несколько ловких и осторожных шагов на небольшой полянке между двумя большими толстоствольными деревьями перед ее глазами во всей своей красе предстал каргинон, существо, телом напоминающее медведя, с черной шерстью, четырехметрового роста, с большой волчьей мордой, оленьими рогами на голове и маленьким лохматым хвостом. Он с удовольствием вырывал куски мяса из только что убитого оленя и жевал мощной челюстью с длинными клыками.

Элен положила стрелу на лук, натянула тетиву и долго целилась.

«Нужно попасть в голову, – говорила она про себя. – Тогда точно свалится». Охотница отпустила тетиву, стрела со свистом влетела прямо в голову зверя. Существо пошатнулось, заскулило и с грохотом упало посреди поляны. Элен, довольная своей меткостью и остротой зрения, направилась к нему, заранее готовя свой нож для снятия шкур.

Голова зверя была насквозь пробита стрелой чуть выше левого глаза. Прямо из-под торчащего наконечника между звериными глазами тоненьким красным ручейком спускалась кровь, создавая темно-алую лужу под мордой. К удивлению, существо еще дышало, но не двигалось и на каждый шаг девушки отвечало хриплым рычанием.

– Ничего, потерпи немножечко, – обратилась охотница к грозному, почти мертвому зверю, занося нож над его головой.

Раздался грозный львиный, оглушивший Элен рык. Глаза зверя загорелись яростью, презрением. Каргинон из последних сил махнул массивной передней лапой в сторону девушки. Когти распороли ей живот, и ее отбросило в сторону. Она ударилась головой о землю и почувствовала сильную, резкую боль во всем теле. Ее пробил озноб, по щекам потекли слезы. Каргинон злобно рычал и медленно полз к ней на передних лапах, волоча за собой тело. Элен пыталась сделать движение в противоположную от зверя сторону, но не могла сдвинуться с места. Все, что у нее получалось – это повернуться набок, копошась в лужице собственной крови. Боль сковывала ее, в глазах потемнело, а дышать было все труднее. Зверь подполз так близко, что охотница уже чувствовала его дыхание. Но он остановился и, тяжело выдохнув, уронил голову на землю. Элен взглянула на теперь уже мертвого каргинона и закрыла глаза. Ее боли прекратились. Наступила тишина. Только птицы пели над поляной с охотницей и ее жертвой.

Часть I. В гостях

Элен проснулась на деревянной кровати без матраса, перин и прочих предметов, которыми должна обладать любая нормальная кровать. Охотницу окружала маленькая мрачная комната, освещаемая лишь лучами солнца, с трудом пробивающимися сквозь щели закрытых ставен. Со стороны единственного выхода доносился звон стали. Элен осмотрела себя. На ее теле не было ни шрамов, ни синяков, ни царапин, даже самых маленьких. Будто каргинон не отшвыривал ее в желании поквитаться за неизбежную смерть. Она разглядела в углу комнаты небрежно сложенные лук и колчан. Взяв свои вещи, Элен вышла из комнатки в темный коридор. Лучи света лились сквозь щели в стенах, воздух был наполнен блестящей пылью, из открытой двери, что вела на улицу, доносился ритмичный звон железа, пробуждающий в охотнице нездоровое любопытство, которое она с трудом сдерживала, осторожно ступая по скрипучему и очень пыльному деревянному полу, готовя лук к выстрелу. Несколько шагов – и она уже на улице. Уже за порогом дома, окруженного высокими деревьями, она, замерев от удивления, наблюдала за двумя висящими в воздухе мечами, сражающимися в непрерывном ритме, звенящими при ударах друг о друга. Элен сделала шаг вперед. Клинки прервали свой боевой танец, взметнулись вверх, на крышу старого, местами прогнившего деревянного дома. Девушка повернулась. На крыше стоял человек в черной куртке странной формы, напоминающей фрак, с высоко поднятым воротом. Лицо отлично скрывали черный капюшон с острым концом и маска в форме мертвецки спокойного бородатого человеческого лица с прорезями для глаз. Сотканные из плотной кожи перчатки и сапоги имели красивый узор, отдаленно напоминающий треугольный щит. Клинки залетели ему за спину, в ножны, и остались там, торчать из-за плеч. Человек сделал шаг с крыши. Он бы упал и непременно свернул себе шею, если не синий туман, что мгновенно окутал его и заставил исчезнуть. Через секунду незнакомец появился из того же тумана перед Элен. Она дрогнула от испуга, который быстро сменился удивлением.

– Как самочувствие? —поинтересовался человек.

– Как это вы… – Элен посмотрела на крышу. – Вы волшебник, что ли?

– Почти угадала. – Человек окинул ее взглядом. – Если все хорошо, шкура вон там. – Он указал на шерстяной сверток, лежавший у стены дома. – Забирай, я отведу тебя в твою деревню.

– Вот так просто. Даже имени не скажешь? Как я здесь оказалась? Почему я еще жива?

Человек тяжело вздохнул.

– Мое имя – Хавенел, а здесь ты потому, что тебя серьезно ранил каргинон. Помнишь?

– Смутно.

– Когда я нашел тебя, ты потеряла много крови, была без сознания, но все же жива. Я принес тебя сюда, дал лекарство и перевязал. Надеюсь, ты получила ответы на все свои вопросы. Теперь идем.

– И что, даже не воспользовался моим положением, не лапал за груди, не пытался…

– А ты бы хотела? – раздражился Хавенел.

– Я с шести лет в этот лес хожу. Сама могу дойти, без тебя.

– Нет, – отрезал он. – Одну я тебя не отпущу. Ты три дня не вставала, я должен убедиться, что с тобой ничего не случится, а то вдруг тебе опять взбредет в голову лезть с ножом на каргинона.

– Стрелы нынче дорогие, – возразила Элен.

– А жизнь дешевле?

– Ты меня, конечно, извини, но я тебе не доверяю. Мало ли что ты со мной в лесу сделаешь. Спасибо, что спас, вылечил, но пойду я одна.

Поняв, что спорить бесполезно, Хавенел раздраженно прорычал себе под нос.

– Глупо. Но если так хочешь, иди, только без меня ты все равно не выберешься.

– Ага, до встречи! – Элен перекинула сверток с кожей зверя через плечо и уверенным шагом направилась прочь с поляны.

– Поосторожней, там где-то Варг бегает, – крикнул ей вдогонку Хавенел.

– Не переживай за меня, еще раз спасибо! – прокричала ему в ответ Элен, исчезающая в тени деревьев.

Элен шла не спеша, дыша лесным воздухом, периодически нюхая букет цветов, собранный по дороге. Ее смущало лишь странное ощущение, которое заставляло оглядываться назад и по сторонам. Казалось, что за ней кто-то наблюдает, причем этот кто-то дышит прямо в спину. Однако она продолжала идти. Шаг – и ногу обхватила веревка. Элен потянуло вверх, а уже через секунду она висела над землей вниз головой, смотря на перевернутый мир.

– Ловушка! Надо же, я про нее совсем забыла. – Элен вспомнила, как месяц или два назад устанавливала здесь ловушку согласно схеме, подсмотренной в какой-то книге об охоте. – Она так и не сработала.

Перед Элен из синего тумана появился Хавенел, чем вновь испугал ее.

– Я же сказал, что без меня из леса ты не выйдешь. Это похоже на финал одной сказки про упрямого охотника и хитрую курицу. – Он не скрывал ехидства в своем голосе.

– Да, замечательная сказка, – проговорила Элен, ощущая, как немеют ноги, до боли стянутые толстой веревкой. – Но раз уж ты здесь, может, поможешь мне выбраться из этой неприятной ситуации, а?

– Конечно, помогу, если позволишь сопроводить тебя до деревни.

– Какой же ты настырный! Ладно, позволю, снимай меня уже!

– Приготовься…

Хавенел махнул рукой в сторону веревки. Меч мгновенно выскочил из ножен на спине и, в точности повторяя направление руки, срезал веревку. Элен упала к нему на руки. Он аккуратно опустил ее на землю.

– Спасибо! – Элен легонько потопала ногами, видимо, чтобы избавить их от онемения, вызванного слишком тугой веревкой, и как следует разогнать кровь.

– Все, теперь идем. – Хавенел схватил ее за руку и зашагал вперед.

– Ты хоть знаешь, куда идти-то? – Элен еле успевала перебирать ногами в темпе шагов своего спутника.

– Да, ты из Навер. Это единственная ближайшая деревня, догадаться не так уж сложно.

– Ладно, угадал. А может, еще скажешь, почему так стремишься со мной в деревню? – она освободила свою руку от его хватки. – Влюбился, что ли?

– Я же уже говорил, что не хочу, чтобы ты по своей глупости попала в еще какие-нибудь неприятности.

– Да ну, не такая я и глупая. – Элен скрестила руки на груди и осуждающе взглянула на него. – Даже как-то обидно, знаешь ли.

– Истинную причину слишком трудно объяснить.

– А ты попробуй.

– Все дело в лекарстве.

– И?

– Твои раны затянулись, но организму еще нужно восстановиться до конца. Лекарство ему в этом помогает. Это довольно болезненный процесс, поэтому я дал тебе обезболивающее, действие которого в любой момент может прекратиться, и если к тому моменту лекарство не завершит восстановление организма, ты скрючишься от боли, но если успеть дать еще одну дозу обезболивающего, которая у меня с собой, мучений можно избежать. Так что я все еще спасаю твою жизнь.

– И зачем такие трудности? – Элен ощупала три разодранных линии на своем платье. Они в точности повторяли движение когтей каргинона по ее животу.

– Это единственное, что я смог приготовить из здешних трав, а все нормальное лекарство я уже давно истратил на себя. Теперь приходится как-то обходиться, – он поправил капюшон на голове. – Надеюсь, вопросы кончились. Пошли.

Они долгое время шли молча, слушали кукушек и стук дятлов, переходили лесной ручей, шли мимо оврага с цветами, похожими на красные звездочки, пробирались сквозь кусты дикой малины, прошлись по полянке, изрытой кротовыми норами.

– Черт, до меня только дошло, ты следил за мной! – воскликнула Элен, перешагивая через лежащее на земле сухое бревно. – Уж слишком ты быстро нашел меня, когда я попала в ловушку.

– Да, следил, а что мне надо было делать? Ты не хотела принять помощь, поэтому пришлось помогать тайно, – ответил Хавенел, не сбавив и без того быстрый темп шага. – Уж извини, но перспектива твоей смерти меня не очень радует.

– Надо же, какой ты заботливый…

Голова Элен закружилась. Ослабевшим, вялым телом она облокотилась о ствол ближайшего дерева и медленно сползла по нему вниз.

– Ой, что это со мной?

Все тело изнутри словно горело. Задыхаясь, она упала на спину и задергалась. Полузакрытыми глазами сквозь темноту Элен наблюдала, как Хавенел подбежал к ней, по-особенному нежно и аккуратно приподнял ее голову, достал какую-то маленькую склянку с жидкостью, похожей на кисель, что-то пробормотал, приоткрыл ее маленький онемевший рот и влил туда содержимое склянки. Она проглотила, почувствовав горечь. Мучения отступили. Элен чувствовала себя так, будто с ней секунду назад ничего и не было.

– Значит, это вот так работает лекарство? – Элен села, прислонившись к дереву спиной. – Я думала, оно должно меня лечить, а не убивать.

– Как я сказал, лекарство…

– Я поняла, это был скорее риторический вопрос, – перебила его Элен.

– Риторический вопрос, – удивился Хавенел. – Откуда простая деревенская охотница знает такие слова?

– А что, тебя это удивляет? Меня научили читать, вот и бросаюсь теперь всякими умными словечками из книжек.

Хавенел ухмыльнулся, правда, сквозь маску ухмылка была незаметна.

– Ладно, давай вставай, – он протянул ей руку. – Нам нужно идти. Тебя дома наверняка ждут.

Элен взяла его руку и поднялась, отряхнулась и поправила волосы.

– А тебя разве не ждут?

– Нет, ты видела, где я живу. Это и домом не назовешь.

– Ты правда живешь в этой развалюхе? И как же так вышло?

– Я не хочу об этом говорить. Давай лучше пойдем молча, полюбуемся лесом и послушаем пение птиц. Это будет лучше, чем слушать мои россказни.

– А жаль, я бы хотела узнать, почему твои клинки летают. Это что, какая-то особая магия?

– Пойдем молча, – фыркнул Хавенел.

– Ладно, молча так молча, ишь какой нелюдимый.

Как договорились, они прошли остаток пути молча, слушая лесную симфонию, написанную природой – величайшим маэстро, как думал Хавенел. Элен периодически собирала цветы и вплетала их в венок на своей голове. Эти цветы были настолько различны по форме и цвету, что казалось, будто она несет на голове радугу.

Спустя час ходьбы они подошли к деревне, крайне удобно расположенной в поле, что позволяло местным разводить скот, вроде коров или овец, и сажать различные растительные культуры, вроде льна или пшеницы, в больших количествах, а позже собирать крупные урожаи. Деревня встретила их деревянной аркой высотой достаточной, чтобы проехать сквозь нее на лошади. В обе стороны от арки расходился невысокий, сколоченный из досок забор, огораживающий маленькие деревянные, местами перекошенные домики, аккуратно стоявшие вдоль широкой тропинки, на которой играли с собакой дети. У каждого дома был небольшой огород. У некоторых стояли лавочки, на которых сидели старики, увлеченно разговаривавшие о чем-то несомненно важном. Деревня заканчивалась рекой, русло которой напоминало змею. Кругом были люди, преимущественно мужчины. Все они были чем-то заняты: кто-то шел с рыбалки, кто-то работал в огороде, а кто-то отдыхал под собственноручно выращенной яблоней, подперев ее ствол и опустив на глаза свою войлочную шапку. Женщины, наверное, как и полагается всем порядочным женщинам, в это время готовили еду, воспитывали детей и выполняли прочие обязанности хранительницы очага.

– Добро пожаловать в Наверы – самую большую и когда-то самую богатую деревню на западе Кайвенгерна, – сказала Элен, указав на арку рукой, словно приглашая Хавенела войти.

– Элен! – раздался мужской голос.

– Папа! – девушка послушно откликнулась.

К ним подошел бородатый невысокий человек в белой, неаккуратно сшитой рубахе. На его лице проскочила улыбка, выражающая облегчение, за ней последовала рассерженная гримаса.

– И где же вы, юная барышня, пропадали? – сердито спросил отец. – Три дня прошло, мы с матерью волновались! Могла бы и предупредить, что уйдешь на большую охоту, а то уперлась невесть куда и все, что с ней, где она и жива ли вообще – только богам известно.

– Папа, успокойся, – ответила ему Элен. – Так уж вышло, что по неосторожности я была ранена, а вот Хавенел как раз за эти три дня меня подлатал и вылечил, а еще помог достать шкуру каргинона.

– Шкура – это, конечно, хорошо, но тем не менее нужно быть осторожнее. Сколько раз я тебе говорил, что не женское это дело – охотиться. Жениха бы уже нашла себе, двадцать пять лет как-никак, пора и замуж. Ведь единственная незамужняя девка на всю деревню осталась, я так и помру, внуков не понянчив.

Он замолчал, окинул взглядом Хавенела.

– Я очень признателен за спасение моей дочери, а зовут меня Ачимом, – он пожал руку Хавенелу. – Наверняка вы ждете награду.

– Нет, уж я как-нибудь обойдусь.

– Благородно. Но я все же предложу отужинать с моей семьей в качестве благодарности.

Хавенел хотел было отказаться, но желудок очень некстати напомнил, что пора бы поесть чего-нибудь, кроме недожаренной на костре оленины.

– Не стану отказываться.

– Славно, моя Сияна сегодня готовит ботвинью и кашу, идемте скорее.

Они подошли к одному из деревенских домов, к тому, что стоял у самой окраины.

– Вот и пришли, – Ачим открыл дверь. Ее петли издали ужасно скрипучий звук. – Прошу, проходите.

Хавенел шагнул через низкий порожек и оказался в просторных сенях, освещаемых единственным окном. В отличие от обычных деревенских домов, в которых сени использовались как кладовые, эти убранством больше напоминали миниатюрную библиотеку: вдоль стен стояли два стеллажа с книгами в цветных переплетах. Хавенел отлично знал крестьянские традиции, согласно которым в сенях нужно снимать верхнюю одежду. По определенным причинам он не хотел делать этого, еще больше не хотелось освобождать лицо от пугающей чем-то маски, но того требовал обычай, несоблюдение которого – это неуважение к хозяину дома. Пусть и с большой неохотой, но он снял и капюшон, и маску. Из-под этого одежного дуэта выглянуло овальное лицо Хавенела. Его черные длинные волосы по состоянию напоминали солому или сосульки, свисающие с головы, впрочем, это неудивительно. Он и сам не помнит, когда в последний раз мыл голову, да и вообще мылся. На его лбу расположился тонкий шрам, уходящий к правому виску, прячась за волосами. Серые глаза, словно маятники, ходили туда-сюда, изучая дом. Треугольный нос вдыхал запах сосны, придающий уют, а рот отлично скрывала густая, но недлинная борода, благодаря которой о возрасте судить было крайне сложно. Элен он почему-то напоминал иллюстрацию к одной из сказок, той единственной из ее опыта, что без счастливого конца.

– Проходите, не стесняйтесь, – отец пригласил его в горницу. Хавенел проследовал за ним, первой его взгляд приковала каменная печка, установленная в углу комнаты, у которой, немного наклонившись, стояла женщина в фартуке, усердно разгребавшая трещащие в пламени поленья. Огонь игриво извивался вокруг аппетитно пахнувшего чана с кашей, прямо напротив печи стоял стол с двумя лавками.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
260 000 книг
и 50 000 аудиокниг