Наталия Гришина — лучшие цитаты из книг, афоризмы и высказывания
image

Цитаты из книг автора «Наталия Гришина»

162 
цитаты

Психологи экзистенциального направления считают, что развитие человека определяется его выбором, человек творит самого себя, и важнейшим условием его развития становится его диалог с миром, поэтому человек должен изучаться в контексте, во взаимодействии с окружающим миром.
11 октября 2020

Поделиться

Действия или недействия влекут за собой ответственность, а возможность выбора сталкивает нас с неизбежным отказом от отвергнутых альтернатив.
23 октября 2020

Поделиться

экзистенция человека как свобода и возможность
11 октября 2020

Поделиться

ответственность человека за свое собственное существование
11 октября 2020

Поделиться

Экзистенциальный подход в гуманитарной науке возникает как ответ на кризисы современного общества, а в психологии связан с необходимостью развития тех ее областей, которые отвечали бы потребностям своего времени.
11 февраля 2020

Поделиться

Р. Мэй описывает чувство экзистенциальной вины как «позитивную конструктивную эмоцию… восприятие различия между тем, что представляет собой вещь и чем она должна была бы быть». В этом смысле экзистенциальная вина (как и тревога) совместима с психическим здоровьем и даже необходима для него. При обсуждении проблем подлинности, аутентичности существования часто возникает вопрос критерия соответствия человека своему потенциалу. «Но как выявить свой потенциал? Как узнать его, встретившись с его проявлением? Как мы узнаем, что потеряли свой путь? Хайдеггер, Тиллих, Маслоу и Мэй ответили бы в унисон: “С помощью Вины! С помощью Тревоги! Через зов бессознательного!”. Они согласны между собой, что экзистенциальная вина – это позитивная конструктивная сила, советчик, возвращающий нас к себе самим» [Ялом, 1999, с. 317].
19 сентября 2022

Поделиться

Важное место понятие вины занимает в рассуждениях такого видного экзистенциального психолога, как Ролло Мэй. Онтологическая вина (Мэй использует это понятие как синоним экзистенциальной вины) имеет свои разновидности. Первая из них – отказ от своих потенциальных возможностей: «Когда человек отрицает… потенциальные возможности, не может реализовать их, он испытывает чувство вины, т. е. вина также является онтологической характеристикой существования человека» [Мэй, 2004, с. 127]. Вторая – это вина перед своими близкими, поскольку мы «всегда, так или иначе, оказываемся неспособными до конца понять потребности других людей и удовлетворить эти потребности. …Это неизбежный результат того, что каждый из нас представляет собой особую индивидуальность, и у нас нет иного выбора, кроме как смотреть на мир своими собственными глазами. Эта вина, корни которой находятся в экзистенциальной структуре…». (Данный вид экзистенциальной вины часто именуется в литературе межличностной виной.) Третья разновидность, «наиболее сложный и всесторонний аспект онтологической вины», – «чувство вины, касающееся нашего отдаления от природы» [Там же, с. 130–131]. Онтологическая вина, по Мэю, имеет следующие характеристики. Во-первых, ее, в большей или меньшей степени, тем или иным образом, но ощущает каждый человек. Во-вторых, Мэй предостерегает от связывания чувства онтологической вины с культурными стереотипами или нарушением родительских запретов, «ее корни лежат в факте осознания себя. Онтологическая вина… возникает из того факта, что я могу представлять себя тем, кто может делать выбор, или отказаться от выбора. Каждый человек испытывает это онтологическое чувство вины…» [Там же, с. 132]. В-третьих, Мэй, как и Ялом, проводит различие между онтологической виной и патологической или невротической виной. При этом он приводит важное уточнение: если онтологическая вина не принимается и вытесняется, то она может перерасти в невротическое чувство вины. В-четвертых, «онтологическая вина не приводит к формированию симптома, но оказывает серьезное влияние на личность. В особенности, она может и должна приводить к сдержанности, восприимчивости в отношениях между людьми и росту творческого начала в использовании субъектом своих потенциальных возможностей» [Там же]. Вместе с тем, как уже отмечалось в связи с обсуждением экзистенциальных проблем, экзистенциальные данности сами по себе не имеют позитивного или негативного знака, вопрос в том, как они переживаются человеком. Предшествующее описание чувства экзистенциальной вины может вызывать ощущение тяжести и безысходности, в чем же может быть ее позитивный смысл?
19 сентября 2022

Поделиться

Р. Мэй рассказывает о том, каким поразительным фактом для него и других терапевтов в конце 30-х – начале 40-х годов XX в. стало то, что состояние тревоги, которое в то время считалось симптомом патологии, начинает проявляться у пациентов как «общее свойство характера». Попытки Мэя представить концепцию «нормальной тревоги» столкнулись с серьезным сопротивлением научного сообщества. Но уже в конце 40-х годов одно за другим в искусстве появляются произведения, отражающие картины «грядущего тревожного века», в 50-е годы происходит «радикальный сдвиг» в массовом сознании и концепция «нормальной тревоги» начинает занимать свое законное место в психиатрической литературе. Как об этом пишет Р. Мэй, «все люди, как нормальные, так и невротики, осознали, что живут в “тревожное время’’» [Мэй, 1997, с. 21].
19 сентября 2022

Поделиться

Каждая экзистенциальная проблема, подобно любой кризисной ситуации, может проживаться человеком конструктивным и деструктивным образом. Р. Мэй, в частности, определяет и саму цель практической психологии как «превращение деструктивных конфликтов в конструктивные». Природа кризиса, как известно, двойственна – он содержит как разрушительное, так и созидательное начало. Результатом проживания кризиса становится некое новообразование, соответствующее его содержанию. Ничто новое не появляется без разрушения старого. Медленный и постепенный характер изменений реальности в прошлом делал их фактически неощутимыми при жизни одного поколения, как и отдельного индивида, а скорость сегодняшних изменений делает процесс разрыва с прошлым иногда довольно болезненным, увеличивая «давление реальности» и порождая стремление человека к «избавлению» от проблем. Эта тема приобретает все большую остроту, поскольку формы «ухода» современных людей от реальности становятся все более тревожащими.
19 сентября 2022

Поделиться

Современная психология, естественно, не может согласиться с тем, что переживание таких проблем, как поиск смысла жизни, стремление к самореализации, потребности и трудности личностного роста и другие, возникающие у человека на этой почве внутренние конфликты и даже кризисы представляют собой признак внутренней деструкции. Не сами по себе внутренние напряжения становятся источником личностных проблем, но, в соответствии с формулировкой Р. Мэя, «причиной личностных проблем является нарушение правильного распределения напряжений во внутренней структуре личности. …Личность никогда не бывает статичной. Она подвижна, она постоянно изменяется. Поэтому не стоит говорить о внутриличностном “равновесии“ или “балансе“, поскольку это подразумевает, что личностные напряжения можно отрегулировать раз и навсегда, т. е. сделать личность статичной» [Там же, с. 40].
19 сентября 2022

Поделиться