Книга или автор
4,5
501 читатель оценил
215 печ. страниц
2018 год
16+

Конец августа. Большой город ночью насыщен прохладной свежестью, вздыхает, посапывает отдаленным гулом автострады, моргает вывесками, редкими светящимися окнами… Настоящий городской житель, не спеша прогуливаясь по ночным улицам, получает свою долю умиротворения, как от отдыха в лесу.

Как часто бывает в городах, неожиданно тишину пронзил резкий, надрывный вой сигнализации: вор-неудачник не рассчитал свои силы или подвыпившие малолетки, воспылав классовой ненавистью, пинают дорогое авто? Не в этот раз… Миниатюрная брюнетка в «маленьком черном платье» крошечными ножницами вывела на блестящем боку черного автомобиля слово «КАЗЁЛ». Как у всех подвыпивших людей каждое ее движение было нарочито сосредоточенным. Особенно тщательно она выделила точки над буквой «Ё», но поскольку ее прилично качало, точек получилось не меньше пяти.

Несчастный беззащитный автомобиль орал сигнализацией, как раненный лось. На шум из дверей ресторана вышел высокий, плотный мужчина. Неторопливость и расслабленность его движений выдавали вечернюю усталость и сытое благодушие. Дорогой костюм был немного измят, пиджак небрежно перекинут через руку, ворот рубашки расстегнут и галстук сбился на сторону. Его настолько потрясло увиденное, что он несколько раз зажмурил глаза и тряхнул головой, сам себе напоминая, что сегодня ничего не пил крепче чая, не сразу понял, как на это следует реагировать. На суровом лице появилось самое искреннее изумление.

Постепенно до него дошел смысл происходящего.

Он закипал, ноздри раздувались. Сумасшедшая девица не чувствовала надвигающейся опасности…

ГЛАВА 1. Рухнувшие надежды

Уже почти стемнело… За большим витражным окном живет город, спешат прохожие, гудят машины. А в зале итальянского ресторана играет тихая музыка, свет приглушен ровно настолько, чтобы собеседники казались друг другу притягательными незнакомцами. Белая скатерть, тарелки с золотыми вензелями, лучики света играют в хрустальных бокалах. В такой романтичной обстановке любая женщина мечтает получить предложение руки и сердца.

Женя как бы невзначай оборачивалась к окну и смотрела на свое отражение. То, что она видела, ей нравилось. Она всегда отличалась объективностью, а в отношении себя даже критичностью. И, тем не менее, сегодня она действительно прекрасно выглядела. Темно-каштановые волосы, короткая стрижка под мальчика не скрывала, а подчеркивала идеальный овал лица, открывала длинную изящную шею. Карие глаза, нос с едва заметной горбинкой, тонкие губы – ничего яркого, вызывающего, но сторонний наблюдатель понимает, что перед ним дорогая женщина. Шею и ушки украшали только тоненькая золотая цепочка и крошечные капельки-сережки, никаких колечек. Сегодня она планировала надеть на руку кольцо с особым смыслом и хотела, что бы оно выгодно выделялось на руке.

Женя именно планировала, не надеялась, не мечтала. Она строила свою жизнь по кирпичику, обдуманно и самостоятельно. Конечно, совершать подвиг Ломоносова ей не пришлось. У нее был и есть крепкий тыл в лице любящих мамы и папы. Семья среднестатистическая – папа полковник, отставной теперь, мама учитель русского языка и литературы. Они не могли дать дочери стартовый капитал, но научили настойчивости и методичности в достижении своей цели, на которых базируется образованность, профессионализм и высокая работоспособность, привили хороший вкус и интеллигентность. Именно благодаря любимым родителям сейчас Женя может себе позволить обедать в этом недешевом ресторане, носить неброские дорогие вещи, получать удовольствие от работы, которую ценит и соответствующим образом оплачивает руководство. Строительная компания «Мои дом» не последняя на рынке и начальник проектного отдела, архитектор первой категории фигура незаменимая и внушительная, несмотря на кажущуюся невесомость самой Жени.

Действительно, к тридцати трем годам в наличие имеется стабильная работа и достойное положение в обществе, которых Женя добилась без блата и интриг (было, конечно, кое-что, не стоящее особого внимания), уютный, милый сердцу «Форд», и, наконец, собственная, закроем глаза на почти погашенную ипотеку, квартира.

Но, как говорит мама, пришла пора подумать и о собственной семье. Удача улыбнулась, и рядом возник Дима. Вообще-то он возник давно, лет двадцать назад. Он сын маминой подруги, но именно сейчас Женя рассмотрела в нем своего спутника жизни. Их чувство не было вспышкой, любовью с первого взгляда. Все началось с простой симпатии, по мере узнавания друг друга к симпатии добавилось уважение и переросло в настоящее сильное чувство. Это соприкосновение двух половинок, как в мозаике, дополняющих друг друга и создающих целостную картину. Женя считала себя немного скучной, совсем чуть-чуть, а в Диме есть азарт. Она педантична, он слегка неаккуратен. Женя приносит в его жизнь порядок, а Дима дает ей ощущение новизны. Он, как никто другой, умеет создавать праздник вокруг себя, и не какую-то импровизацию, а целое действо, подготовленный и продуманный спектакль. Например, на прошлый день рождения к Жениным родителям на дачу на телеге приехали цыгане и устроили феерию из танцев и песен. И сегодня Женя имела полное право ожидать какой-нибудь сказки, предпосылки для этого были – Дима последние дни ходил с таинственным и задумчивым выражением лица, загадочно улыбался и был особенно внимателен. Поэтому она не раздражалась из-за его опоздания, какие могут быть счеты между родными людьми!

Вот, наконец, и Дима появился. Он не сразу увидел в полумраке Женю и немного задержался у входа. Женя в очередной раз с удовольствием отметила, что его появление не осталось незамеченным присутствующими дамами. О нем можно без преувеличения сказать – красив, не симпатичен, а именно красив. Если его поставить рядом с греческим Давидом, то Давид будет посрамлен, не выдержит конкуренции с Дмитрием, высоким, стройным, кареглазым шатеном, легкая небрежность во внешнем виде придает ему мужественности…Удивительно, но он совершенно не осознает своей привлекательности, равнодушен к вниманию женщин, просто вежлив, и ни разу не дал Жене повода для ревности.

– Женечка, извини, ты заждалась, у меня неожиданно… – улыбаясь, Дима подошел к столику.

– Не оправдывайся, Димочка, все в порядке, я только пришла, как настоящая женщина всегда немного опаздываю.

Он нежно прикоснулся губами к ее щеке, присел за столик и потянулся за меню.

– Да, точность это не твой конек, так что один раз опоздать и мне не грешно, – сам себя извинил Дима. – Ну не будем отвлекаться. Ты уже заказала? Не успела? Так, давай посмотрим, что интересного они могут нам предложить. Ты знаешь у меня к тебе сегодня очень важный разговор, но не будем торопить события. Я на работе сегодня не обедал. Я закажу сам. Не возражаешь? Я прекрасно знаю твои пристрастия.

Дима, не спеша, с интересом пролистал меню и обернулся к официанту:

– Так, пожалуйста, даме – запеченную камбалу, неаполитанский салат и на десерт… – он вопросительно взглянул на Женю.

Она отрицательно качнула головой.

– Без десерта. А мне… рыбный суп по-средиземноморски, пирог с гусиной печенкой, барашка по-итальянски с грибами и сыром и тоже неаполитанский салат. Пить мы будем «Шардоне». Да еще, пожалуй, слоеные трубочки с клубникой.

Жене тоже нравились трубочки с клубникой, да и от пирога с гусиной печенкой не отказалась бы. Она была из той счастливой породы людей, которые любят покушать, но не толстеют. А может быть просто возможность полноценно поесть ей выпадала не так часто, как хотелось бы. Сегодня за весь день были четыре или пять чашек кофе и бутерброд с ветчиной на завтрак. Но Дима часто иронизировал по поводу ее хорошего аппетита и любви к выпечке, это ее немного смущало. Хотя сегодня кушать хотелось очень, наверное, от волнения.

Пока ждали заказ, разговор не прекращался. Дима рассказывал про секретаршу своего шефа, красивую, но удивительно бестолковую девицу. Затем они ужинали. Дима действительно был очень голоден, ел с таким аппетитом, что Женя тоже приступила к еде и на некоторое время забыла о своих надеждах. Только иногда она невзначай поглядывала по сторонам, даже заглянула под стол, недоумевая, когда и откуда рванет фейерверк или появятся «цыгане». Но надо сказать, что Дмитрий Огурцов (фамилия немножко портит Димочкин образ) в этот раз превзошел сам себя.

Вкусно, сытно отужинав, вытерев рот белоснежной салфеткой Дима, глядя прямо в глаза Жене, произнес:

– Женечка, у меня есть к тебе серьезный разговор.

Сердце Жени радостно забилось. Он немного помедлил, как бы собираясь с мыслями, но Женя знала, что в импровизации он не силен и каждое его слово продумано и взвешено не один раз.

– Мы с тобой знакомы уже очень долго. Довольно долго мы с тобой вместе. Сколько? Лет пять, наверное, да? Мы очень хорошо знаем друг друга, нам хорошо вдвоем…

Женя поняла, что фейерверка не будет. Но предложение выйти замуж само по себе уже праздник. Между тем, Дима задал вопрос:

– Почему же за столько лет, мы не сочли нужным оформить наши отношения? Конечно, это моя вина, инициатором брака должен быть мужчина. Но что-то всегда меня удерживало от этого шага…

Женя заметила, что Дима стал постепенно углубляться в самоанализ, и она с удовольствием его выслушала бы, но вечер сегодня и так получался затянутым, ожидание утомительным. Хотелось уже, наконец, сказать «да» и расслабиться. Она перебила Диму:

– Просто, мы с тобой были слишком молоды, хотели стать на ноги.

– Да, да, ты права, мы хотели убедиться в серьезности наших отношений. Но, Женя, я понял, что когда приходит настоящая любовь, тебе не нужно ни в чем убеждаться и чего-то ждать. Ты просто знаешь, что этот человек, эта женщина должна быть с тобой, и все! Просто знаешь это и всё. Ты очень чуткий человек, ты заметила, да? Ты заметила!

Лицо Димы стало одухотворенным, он забыл, где находится и с кем.

– Понимаешь, я будто опоён каким-то зельем, у меня чувство, что все изменилось в моей жизни, что теперь я все могу, горы сверну, я всех люблю!

– Дима, подожди, я ничего не понимаю. Чем ты опоён?

Тревожный звоночек зазвучал в голове Жени, стало тесно в груди, но она не могла понять из восторженных стенаний Димы сути происходящего.

– Ах да, прости, я никак не скажу главного. Но ведь ты все понимаешь, ты понимаешь меня без слов!

– Дима, найди, пожалуйста, слова и объясни мне что происходит, – сухо сказала Женя.

– Да, ты права, – он даже как будто обиделся на ее тон. – В моей жизни появилась Любовь. Само ее имя говорит о любви. Любовь Голицинская. Мы познакомились на даче у Лапшина. Ну, это мой коллега, помнишь, у него был юбилей, он всех приглашал на дачу. Ты не смогла поехать со мной, а я… Мне было там одиноко, я скучал, а когда увидел Любушку я… Это как озарение! Я сразу понял, что это моя женщина.

Он порывисто схватил Женю за руку, заглянул ей в глаза, надеясь на понимание:

– В сердце, в душе понял. Ты знаешь, ведь между нами даже флирта не было. Все сразу и навсегда. Я сделал ей предложение, она согласилась… Ты простишь меня? Твое прощение очень важно для меня, – Дима опустил глаза, все-таки смутился, – но я думаю, что где-то в глубине души ты знала, что мое чувство, то есть наши с тобой чувства недостаточно глубоки. В общем, мы с тобой расстаемся, потому что я женюсь на Любочке. Еще раз прости… Я вижу, тебе нужно побыть одной, все обдумать.

Дима быстро свернул разговор, клюнул Женю в щеку:

– На созвоне. Я заплачу. Официант!

С подозрением посмотрев на молчащую Женю, он не стал дожидаться счета, оставил несколько купюр и торопливо ушел.

Сказать, что Евгения была поражена происходящим – не сказать ничего! Она не нашлась, что ответить ему. Более того в конце Диминого монолога, предательски покатились слезы. Некоторое время мыслей не было никаких, кроме одной – разве так бывает?

Потом Женя встала и перешла в бар. И вот тогда обида нахлынула в полную силу:

– Как же так? Разве так бывает? Слопал барашка, пирог, запил вином и мимоходом бросил женщину, с которой пять лет спал в одной постели. Ведь у него даже аппетит не испортился! Ему еще мое прощение нужно, чтобы совесть не мучила. Вот что значит молодой мужской организм и крепкая нервная система! Я его всегда понимала! Я чуткая! Как собака, что ли? Захочет – приласкает, захочет – выгонит. Да я вообще, оказывается, его не знала, я нашу с ним жизнь планировала, пять лет на него убила. Конечно, в семье, прежде всего, должно быть понимание и прощение мелких недостатков, каждый должен ощущать себя в браке комфортно как … как… как в любимых тапочках. Это мое мнение, а его озарило, на него нахлынуло. Озарение проходит, и с чем ты остаешься? Он же со мной еще позавчера спал!!! А озарение уже было! Меня …., а о ней думал. То-то я удивилась затяжной песне, расстарался напоследок.

Последняя мысль была особенно противна. Появилось ощущение нечистоплотности. Как будто чужой человек использовал ее тело для удовлетворения физиологических нужд и отбыл по своим важным делам, даже не поинтересовавшись, как ее зовут.

Чтобы продолжить, зарегистрируйтесь в MyBook

Вы сможете бесплатно читать более 47 000 книг

Зарегистрироваться