0,0
0 читателей оценили
10 печ. страниц
2018 год

Урна
Стыдно ставить на полку
Миша Качанов

© Миша Качанов, 2018

ISBN 978-5-4490-5274-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

урна – миша качанов

мой первый сборник. почему вам понравится – я такой же как вы, такие же проблемы, выбросило меня в большой город, тут ничего не происходит и происходит все. история маленького лирического героя сквозь каждый стишок. немного грустно, временами смешно, кременами слезы – как жизнь.

проба пера – дело гиблое, лучше бы все, что пишут совали в урну, наверное, только ей можно доверять такие вещи

 
***
скомкал и выбросил, вымучал лист
сколько потратил всего,
словно больной, угорелый
ел изнутри меня глист,
большой, изнуренный
могу нащупать его,
ночами лунными и одинокими
выворачивает меня
в урну
 
 
***
турникет – между зелёных огней,
пробираюсь, отталкивая людей,
подошвой цепляясь за края ступенек,
ныряю в нору вдоль крашенных стенок.
за желтой полосой вдали из норы
белые огни обжигают и давят потоком
ветра, нагие люди балуются друг другом,
я сочиняю истории о них, круг за кругом,
круг за кругом,
от конечной до конечной, конечной, конечно,
нырнул, вынырнул, переход,
перевод стрелок, часов,
людей, мест, людей
глаза рыщут, сладко и мягко,
пчелиное жалко колит и жжет,
взглядом медово-желтым
полумертвым в голове осознаю,
только о тебе думаю, среди людей,
в норах, номерах, квартирах, квартирниках,
бутылках, бытыльниках, рамах, витринах,
жара, огня, зимы, весны, лета, рома, ромашек,
посмотрел, отыскал, насмаркал, целовал,
обругал, все вернуть, как вернуть, повернуть
 
 
проснулся снова в яме,
от конечной до конечной, до конечной, ну конечно
ну проснулся и ура, снова в яме, снова в яме,
снова ранен, снова люди,
снова черви, снова мысли
в голове, как решето,
все что было, утекло,
ложь и зло,
погляди, как их лица грубы,
как их лица грубы,
все вокруг: воронье и гробы
 
 
***
режут
рассекают
пространство и время
и меня
твои углы
сделай что-то с ними
спрячь,
я не люблю мертвых,
но в тебе больше тепла,
больше боли
страданий
как раз на нас двоих,
спрячь свои углы
пожалуйста,
спрячь свои тени,
прошу.
 
 
***
вынырнуть
выплескать полбассейна,
выкашлять главный секрет,
высмаркать пол и возраст
вынуть и вставить вновь
вылизать пол и ворот твой
вырулить с бездны дороги
выключить свет и звёзды
вылить на платье обет
вызубрить текст
вылаять перед тобой его
выквасить полярность надежд
выждать и вырвать,
выйти, нажать эскейп,
выть в симуляторе жизни
вырубить обеспечения аппарат
выждать и выровнять
вытрусить, выдрочить, выбросить,
выехать, выверить, вывернуть,
выбрить и выбросить,
выкрыть и выпросить
выпить и выкурить,
выпить и выкусить,
выровнять и по кругу
выпустить
выбегать круг жизни
вновь
 
 
***
да похуй уже
давайте сюда рисунки эти ваши
с кляксами
увижу там всё насилие злого мира
нефть в мексиканском заливе
и распятого на заднем дворе кота
 
 
да похуй уже
давайте сюда ваши тесты на шизофрению
не переключу я рычаг
нахуя
и поезд раздавит пятерых вместо одного
/Это правильно/
 
 
мне похуй уже
несите сюда треугольники ваши
с ебаными глазами
пирамиды, масоны и прочая ересь
как же все меня заебало
 
 
просто похуй уже
надоело
давайте сюда ваше физическое мышление
стрэйт эйдж, бодипозитив
и больных феминисток/
любимая, обещаю
я выменяю этих дибилов
на что-то хорошое у нашего бога,
хоть будет сложно, не отрицаю
 
 
выменяю
у какого, блять, бога?
даже мой рогатых кореш
не захочет меняться,
да и на что выменять,
милая,
все нелепости этого мира:
на цветные макарошки
и грушевый сидр?
как ты любишь,
Правда?
//
надоело
не могу смотреть уже
на эти чудеса инквизиции
мне настолько плохо от них,
что начал в стихах материться,
 
 
все, с концами:
материалистическое сознание
тайна третьей личности
на виду у всех линчевание
продажа человеческого мяса
в могиле живые,
думающих бичевание
для поддержания тонуса страны
страсти христовы
 
 
милая,
я реально лучше бы поел макарошек
в продолжительной бесконечности
между двумя точками соприкосновения,
очень жаль,
к сожалению,
тебя нет в этой белой
абсолютно матричной бесконечности —
только я, Морфиус и тарелка цветных спагетти
 
 
***
Снега покров, как раскраски,
Как хочешь выбирай цвета,
Бордовый или гранатовый
Высыпай на снег ацетат
 
 
Вывертыш от колючих снега иголок
Режет, бьёт в лицо
Целует в щеки, он нежен и колок,
Выгоняет из тесных комнат ленивых жильцов
 
 
Заигрывает ко мне, ласкает язычками костра
Конечно, не так, как ты, но не хуже,
Играет ресничками в страсть,
 
 
Он меня радует
 
 
Но
Выворачивает изнанку наружу
Изнутри давит,
к горлу подходит мышьяк,
Выпитый накануне,
Выблевать, выплюнуть, вымолить, вырезать
Чувство, что лучше мне никогда не стать,
Предавал, продолжаю, и врать не переставал,
Снег каждый год по рубцам намекает,
что время уходит вспять,
А листья под покровом
Способны только сгнивать
 
 
***
торгую искусством,
как другие торгуют магнитиками
в переходах,
продам стихи, книги, мольберт,
рассказы, новеллы, все что во мне отдам листу,
подотрусь им, продам подороже,
напишу список и куплю
и куплю, все что нужно,
все что ты не можешь дать мне,
куплю себе два литра чистой любви,
два кирпичика счастья, полбатона друзей,
соль для ванной, перекись водорода,
оксислившийся от лет рукав,
замученный мной,
засученный вверх, как твоя юбка,
куплю все
все кроме листов бумаги,
ручек и карандашей,
искусство не стоит того чтобы жить,
не стоит того, чтобы тратить на него деньги,
сказал я барыге,
и впихнул последний блокнот стихов,
ему похуй,
мне тем более всеровно,
все пиздят – пишу от души,
хочешь мои стихи, оторви,
мне же класть вертикально
хочешь мои стихи?
слава богу, все забери,
забери червя в голове,
забери, заберай
как тебе, как тебе,
легче? иначе?
лох, подавись
на обратной сторонке красуется подпись,
остынь, как тебе, на холодную голову, слог мой,
ты все ещё одурманен, все ещё человек?
забери, подавись, говорю,
надрочи, обкончай и протри, не забудь,
делай, что хочешь,
с моими-твоими стихами, барыга,
как
как стихи, как стихи,
как рассказы, как книги и чертежи,
говорю, подавись, мне не жалко, для милой души,
подавись, подавись, подавись,
искусство стоит денег,
а деньги вовсе без цены,
продам душу подороже,
то есть за треть цены
 
 
***
все было:
щенячьи нежности, собачья преданность,
сейчас собака на сене я, в собачий холод,
ну что за чушь собачья,
все что меня с псом роднит – голод
на этом собаку съел ведь,
меня, как пса нерезанного прёт,
ведь, сука, знаю, где тут собака зарыта,
все псу под хвост,
любил, как собака палку,
сейчас – кобелина,
пёс с тобой, родная,
собаке – собачья смерть,
собака – не друг человеку,
а больше
 
 
что-то где-то вылаять,
вывалять шкурой по снегу серому,
четвероногий друг-
в моих глазах серых
исполинские тела людей
и ада круг,
меня и ветер носит,
и волки воют
по мне, как колокол по вам, эй,
 
 
хожу на задних лапках, за сахар
как пудель в цирке,
ведь на костях и палках, зубы слиплись,
поджал хвост и жду цифры на открытке,
нарисованной тобой, с любовью
облизываю раны, заживают, как на псине,
с болью
 
 
с болью
приходят и другие вещи,
когда тебе год, понимаешь, что уже не вечный,
и крыша течет в будке,
и у малого добермана с твоей сукой мутки,
пролетают за сутками сутки,
подождите вы меня
подождите вы меня
вешать всех собак – не перевашать, а?
вешать всех собак – не перевашать, а?
 
 
***
моя жизнь – короткая, словно искра,
или плавится, танется, как пармезан,
за душой пусто и глупо,
нечего мне рассказать,
что-то колится, жеврится,
надеюсь это опилки совести,
как же иногда больно, досадно
узнавать в себе монстра, демона,
я хочу разобраться в себе,
как бы не называли это самокопанием,
я хочу искупаться во мгле,
только не называть – одиночество
 
 
***
спеть колыбельную,
что-то такое материнское,
ласковое, нежное,
лечь на пол, улыбаясь,
закончить игру, выбросив
фишки в окно,
мне всегда было интересно —
быть полуживым каково?
 
 
какая-то гнилая вещь,
такая же из мяса,
как мой кореш-мент,
вместо петли на шее,
красуется крест,
вместо девушки рядом,
одетая наголо ряса.
что такое талант?
чем отличается слог мой
от жалкого графоманства?
даже на этот вопрос,
я не знаю ответ.
 
 
***
все перед и после
а что между ними
после перед
и перед после,
а что между ними?
стараемся жить
а что между ними?
вся наша жизнь
 
 
***
сквозь окно, как через витрину,
считаю вас, как все красивы,
одна, две, двадцать четыре
так много разных,
мне так противно-
один чертеж:
все люди, словно манекены,
с новыми шмотками,
им пустоты хватает тоже
поверх пластмассовой кожи.
 
 
одинаковые:
розовая куртка,
сумка с помпоном,
кофточка с зары
как же клево
на шее шарф-косынка,
маникюр марсала,
новое фото для инстаграма,
только
мне в личку первому
не забудь кинуть
новый оттенок бровей,
я восхищаюсь
как же красиво
как уникально,
милая,
какая Кара,
неповторим твой стиль
 
 
***
взгляни
это фото цветное
в моем альбоме
на нем: я маленький
кушаю яблоки,
да нет
почему чёрно-белое?
говорю же цветное
 
 
ладно смотри на это:
вот я
в новом комбинезоне
старшего брата
катаюсь на санках
с горки
да почему?
цветное оно
 
 
дальтоник ты,
ладно,
вот я с букетом
на первое сентября,
а вот этот же год
в костюме зайчика
с ушками
и сзади подпись
«Миша, школа,25 декабря
2006-го года»
да, и это цветное,
ручаюсь, да
 
 
***
4:04
Хороший стих, как удар в голову,
Заменяет сотню оргазмов,
Выплевал, выблевать пару строк
В перерывах между пьяным угаром
 
 
4:05
Я пулей, пишу по бумаге
Вожу и вожу
Опять и опять
И снова какая-то ерунда,
Скомкиваю портреты и прочь со стола
 
 
4:06
Появился голод,
Мне надо есть
Надо есть
Не знаю, что я и где
Знаю, что родился,
но не знаю
Зачем и куда
 
 
4:07
Каждую минуту творить,
Это, конечно, удел творца,
Мне до такого дел и дел
С моего сарая не построить дворца
 
 
4:08
Куда это строчки потом мне девать?
Как обычно, глупые мысли
клочьями бумаги летят под кровать
Порванные
Как надежды из целофана
Наждачной бумаги
Или мятого листа
 
 
4:11
Происходит дикая смесь,
Обычный взрывпакет,
только как он может быть обычный то?
 
 
4:13
Та же история
Я грузный помятый
В каждой комнате
Люди-антены
На кухне электроплита
Только
В общаге ли я?
4:15
Смена места дислокации
Настроен компас
Но на душе
На душе
 
 
***
Суббота 30 декабря
Работа, пьяная и глупая
Протираю линзы стёкл
носовым платком
 
 
Я откашливаю лёгкие
Твои и свои
Вместе нам тлеть
только и всего
 
 
Ничего, что ты придумала
Или я надумал
Разойдемся с первыми лучами,
Как само собой
 
 
Бутылка виноградного согревает
В зимнюю холодную стужу,
Попробовал улыбнуться,
Но как-то не выходит что-ли
 
 
Наигранная тоска
А теперь – хорошо сыгранная любовь
Действие – ласкать
Источник – пьяная улыбка
 
 
***
Между сосен в полумраке
По иголкам проползая, как змея,
Я смотрю на тучи в небе
И малиновый закат
 
 
Меж болотом и заводом
За гаражами
Раскинулся мой дивный сад
Где буду высаживать сосны,
Предварительно эти сжигая до тла
 
 
На продажу:
Древесиной можно прокормить семью,
Только больше всего не люблю
Обгоревшие столбы электропередач в лесу
 
 
***
Город, утонувший во мгле,
В лужах от снега двойники фонарей,
Запах холода, растворимого кофе, и мне
Хочется встретить зиму в объятьях оранжерей
 
 
Отсыревший и выцветший, с холода
Я блуждаю между витринами
В тенях неродного города
Вывожу по воде бензином [маслом] картины
 
 
Картины места под соснами,
То, что вижу в бреду и во сне
Ива свисает косами,
А бензин радугой плывет по воде
 
 
Мои краски – палитра неба,
Мое слово – в луже бензин,
Вижу с окна прохожих
Вижу, и снова грустно
Как им, наверное, больно
Быть частью моих историй
Быть пьяной палитрой красок акварель
 
 
***
В лужу упал и поднялся, весь мокрый
Я лежу на такой же мокрой траве
Мне холодно, но я сразу согреюсь,
Если ты ляжешь ко мне
 
 
Льдышки ног и рук,
Сесть некуда,
Шапки нет и перчаток,
Греет холодом гул//небеса
 
 
Мне нужен кто-то,
Кто вытащит с этой тоски,
А может быть что-то,
Что поможет вбить гвозди в траур доски
 
 
И открыто кричу [очень тихо]
Обведи же скорее меня, мой мел
Мне бы только напоследок потрогать
Количество тепла наших тел
 
 
***
не сказал главных слов
промолчал/утаил
ну а если уже не смогу
ну а если уже не весна
почему я опять не сказал
ни тебе, ни кому-то ещё
если в мире так много слов,
почему нужных мне не найти°
 
 
°ну а если найду
с этими словами к тебе
я ведь праздный //
любя
ну так что?
приходить?
 
 
***
избитые темы/
полярность надежд
обломки скитаний
в городской суете
 
 
ножные ножны
сложу я в карман
ищу я себя, ты
жалешь меня]
говоришь графоман
не пишу стихи —
а стихи пишут меня
 
 
да, ты отчасти
попала
ты немного права
я графоман
и пугает меня суета
вот только стихи мои
сами пишут себя
 
 
***
поджигают мосты
печальные новострои,
все хотят/ повторить
тот первый
дивно забытый/
страстный/
далекий [
повторить будет больно,
ещё хуже дышать,
было бы лучше
терпеть, подождать, попробовать позже
понять и рукою взять руку ее
но на тот взрыв не хватит
даже тысячи периодов полураспада]
 
 
***
о чем я думаю?
я – да – я
все стихи обо мне
о тебе
все старания
 
 
плевком в душу и ногою
в мокрый песок
все страдания —
о тебе [да,
рукою подать до луны]
 
 
как мне быть
кем мне стать/
я лишь стержнем хочу
быть тем, кто строит лучи,
разгоняет печаль
и роняет зонты после ливня
в лужи, что радугой с неба
линяют
 
 
***
собакой вверх побегу
за цветами и лавой
как в песне рамштайн – роузенрот
вверх по камням
ледяного вулкана
 
 
мимо сосен/травы
лучезарного неба кусочка,
что вскоре за солнцем
облизывает мои сны и печальные
строчки
 
 
я хочу собирать, принести, подарить/
ты получишь цветы
и полюбишь меня,
ведь собакой не зря,
я с огнем в глазах,
лавой/камнями тупыми,
бордовые пятна на коже
о лик ледяного гиганта стирал
 
 
для тебя
 
 
***
новое утро/вчерашний бред
мокрые крики [у закрытых дверей/ворот]
очень умертвенный, весь в забытие
мне болит и колит/ломаных колен
 
 
режет губы] ноздри вечер
холод/
больно от тепла
я настолько мертвый,
что и ты жива
 
 
прихожу домой разбитый
помятый
в стихах на полу/
мокрые ноги [
скованный рот
] мне бы выпить
чашечку тепла
мне бы выпить залпом
то, где ты,
душа
 
 
***
я ментально мертв
моих чувств ноль
идей минимально
я просто мертвец
из живой плоти
костей и усохших,
давно покинувших,
бренное тело
мыслей, что
приходят иногда
ко мне в гости,
когда я этого
совсем не жду,
ничего не знаю,
единственное,
чего хочу —
умереть еще раз
и не воскресать
на этот раз
в еле полуживого мальчика
с соломенными волосами
 
 
***
исписать все
написал – в стол,
ну как сказать стихами,
своими лишь словами,
без рифмы и без слога,
зачем мне это надо?
писать за тем лишь,
чтобы потом
стыдно читать было
 
 
***
Старый, промозглый район,
Куда возвращаюсь домой,
Тут небо серым-серо
И люди – тут нет людей.
 
 
Это мой дом,
Его я люблю,
И даже лоск призрачных,
В мочи утонувших больших городов
Меня своим глянцем не греет,
В душе стою под холодным дождем,
Где с серого неба,
Где дым и печалей разбитых
Надежд похороненных под бетонной плитой,
Где день лучезарный во сне лишь,
Да в Блока стихах,
Где кеды стоптал об оббитый асфальт,
Где режет глаза металлический прут с-под бетона,
Где сырой супермаркет в нем жаркого лета бананы и кофе,
Они там растут,
А тут только дети вырастают в серых людей.
Да новостроек метаморфоза
В жизни альбомы диких,
Уставших от серого неба,
От стоптанных кед
Грустных рабочих.
 
 
***
что такое талант?
не узнать, не хотеть даже,
ведь мне до таланта —
как если б расправил плечи атлант,
вывернул шар земной
с черепахой и тремя слонами,
людьми, их мечтами,
и сделал себе
сендвич с космическим салями,
навернул его,
запивая вином господа,
атлант встал сытый
призадумался,
что такое талант?
это если б он сам
сам атлант
взял свой шар
покрутил
баскетбольный
и лихо с поткрутом трехочковый
в межгалактическое кольцо
бросил:
все миры, всех людей,
разом всех,
в дырку дня,
будущего зарю,
озаряя уже не солнцем,
а каким-то другим
красным карликом
иль розовым гигантом.
что такое талант?
это делать то, что умеешь,
только лучше
и странно так,
что все кто умеет также,
думали, что ты не умеешь
 
 
***
когда сдохну
будет ли виснуть на телефонных проводах
моя душа?
сколько стоит
бесплатная ледяная мгла?
 
 
мой вопросник пруста маленький,
как кунсткамера друга,
в которой спрятаны мертвые звёзды,
заспиртованные с эмбрионами,
взорванные катафотами
света, как моя душа,
так что же будет ее слышно,
когда затихнет ледяная мгла?
затихнет и на цыпочках,
пробежит, постарается, скрутится,
как живот от сырого теста,
вспомнит и выплюнет кружева,
скатится по столу на пол,
как горошина,
оставленная принцессой,
в качестве чаевых за побои,
как приятно доказать человеку,
что его проблемы ничего не стоят.
 
 
заплатил бы мне кто
за побои, полученные и те,
забрали что,
у меня насильно те,
кто любим или
кого я не хотел любить
пускай.
каждый вечер я умираю,
чтобы утром вернутся к жизни.
 
 
***
обернутся волком
или псом сытым
навернуть костей с хрящами,
и полаять вдоволь
мне хотелось,
так бы хотелось повыть немного,
на маниакальный небесный свород
 
 
с утра выйти с будки
от холода размять члены,
найти суку покраше этой,
сверху – мысль только
одна – как полет птицы
орла, в полете делать дела
и летать, как просто крылья
без орла
 
 
***
болезненное и жёлтое солнце стояло высоко
обрюхатил в брюхо брюшное, сумка сумчатая,
теперь, не веришь мне – сам себя проверь,
снаружи под солнцем сирены и лаят собаки,
сирены атома взрывного и ворованого поиска скорой,
я ищу поезд скорый, покрыть корой,
корочкой засахарилось, сушилось,
теперь мягко и тепло в груди,
ржавеет железом водород,
все что было во мне,
следом оставил урод,
я словно мясо на гриле липком кусок,
во фритюре, сортирном, мусорном, жалком
под соусом сырным обжаренная карамель,
не веришь мне, значит сам проверь,
брошенный за борт, сделавший аборт,
словно больной совсем,
я не ищу чужих, я не хочу совсем,
мне не надо выйти, мне надо выход,
выпить, девушку Лидию, я Чинаски,
скучаю, снега немного спрячу в носки
как жаль, давно руки сжимают тиски
цепи ранят кисти раненных рук, после боя,
достать ржавые гвозди из рукавов,
достать пепел из выжженной Трои,
позвать на званный ужин волков,
предложить выпить крови, мяса гнилого
и немного мозгов, сколько всего вкусного
может предложить человек истекающий кровью
на мраморном полуночном снегу,
позвать друзей в гости (куда?) В Тайгу,
мама, наша тайга похожа на плесень,
кстати она же на ужин,
после плесени выпьем за здоровье господ
какая разница за что пить, на или под
столом, вялый червь, прячусь в угол,
вылизывая пролитую водку на пол,
пью с лужи, это финиш благородный
бью души, вне тел и в теле, где папортник
цветет, проростает сквозь туман и зори,
отрынуть от рюмки и вкусить кори,
чумы бубонной или коричневой,
любой болезни от которой нельзя вылечить,
так хочется иногда написать свой
Contra spem spero,
но ведь я сам себе не верен,
без надежды надеятся,
да что там с надеждой даже,
мне проще жменкю драже разноцветных,
забыться и выплыть вместе с солнцем за день
в черном небе остаются ночные слова,
куда хочу так это в лепрозорий,
вылечится от проказы,
оставить после себя горстку костей,
али тело науке оставить,
не намучали меня спудеи при жизни,
будут ворошить, бить током, просить изыди,
а я буду лежать или летать, кто его знает,
может быть встану со вторым звонком,
вторым восстанием, вторым пришествием,
или милым Кришны кивком
что? лжебоги, демоны, бог один,
да уж ладно, буду божьим сыном,
только рабом не хочу ему слыть,
и идолы себе придумал, и кумиров
сотворил, вор позвал в гости других воров,
и вот я выжимка с того, что осталось в квартире,
но а пока тут полежу на теплотрассе,
если тебе не нравлюсь, пожалуйста
можешь вкрасить
мне лицо, в пятнах и так
раз решил бей, не тяни, давай,
хватит на всех меня,
как на гопников или футболистов,
так и ноги барышень, что стих мой вылюбят,
в церкви на распятии скоро вместо Христа стану,
вернусь на сцену завтрак выблевав,
прочитаю пару стишков,
хороший поэт лучше рок-звезды,
хочу сделать хороший подарок всем людям,
выходит кулинарная книга, даренная
библиотеке Освенцима —
«урна»
 
Чтобы продолжить, зарегистрируйтесь в MyBook

Вы сможете бесплатно читать более 36 000 книг

Зарегистрироваться