Книга или автор

Книги, похожие на «Одесский телефон»

  • Михаил Жванецкий - Я вчера видел раков
    5,0
    Стандарт
    Собрание произведений Михаила Жванецкого, написанные в восьмидесятые. «Я видел раков»;, «Консерватория»;, «Так жить нельзя»;, «Где рыба? Рыба где?»; помнят все поклонники автора.
    Собрание произведений Михаила Жванецкого, написанные в восьмидесятые. «Я видел раков»;, «Консерватория»;, «Так жить нельзя»;, «Где рыба? Рыба где?»; помнят все поклонники автора.
  • Виктор Шендерович - Изюм из булки. Том 2
    4,7
    Премиум
    Книга воспоминаний Виктора Шендеровича «Изюм из булки» уже успела полюбиться читателям. Советская Армия и студия Олега Табакова, программа «Куклы» и ее герои, байки позднего «совка» и новых времен, портреты гениев и негодяев, – сотни сюжетов, объединенных обаятельной интонацией автора, образуют н...
    Книга воспоминаний Виктора Шендеровича «Изюм из булки» уже успела полюбиться читателям. Советская Армия и студия Олега Табакова, программа «Куклы» и ее герои, байки позднего «совка» и новых времен, портреты гениев и негодяев, – сотни сюжетов, объединенных обаятельной интонацией автора, образуют н...
  • Ривка Апостол-Рабинович - Дерибасовская шутит. Юмор одесских улиц
    4,2
    Стандарт
    Одесситы – истинные оптимисты. А чё? – всегда под присмотром, всегда накормлены и обласканы, ведь у них сам город – мама! Одесса-мама полна эмоций и шарма, и жители ее кажутся веселыми, аки дети. И говор у них особый, анекдотичный, нарицательный. И шутки у них имеются на все периоды и все случаи ...
    Одесситы – истинные оптимисты. А чё? – всегда под присмотром, всегда накормлены и обласканы, ведь у них сам город – мама! Одесса-мама полна эмоций и шарма, и жители ее кажутся веселыми, аки дети. И говор у них особый, анекдотичный, нарицательный. И шутки у них имеются на все периоды и все случаи ...
  • Григорий Горин - Иронические мемуары
    4,5
    Стандарт
    «… В преклонном возрасте Фаина Георгиевна Раневская сказала: „Ах, я становлюсь такой старой, что уже забываю собственные мемуары“. Так вот, пока память мне не изменяет, я решил делать мемуарные записи об артистах, режиссерах, писателях, с которыми мне повезло работать и дружить… При этом мне хоте...
    «… В преклонном возрасте Фаина Георгиевна Раневская сказала: „Ах, я становлюсь такой старой, что уже забываю собственные мемуары“. Так вот, пока память мне не изменяет, я решил делать мемуарные записи об артистах, режиссерах, писателях, с которыми мне повезло работать и дружить… При этом мне хоте...
  • Ilya Ilf - В краю непуганых идиотов (сборник)
    4,3
    Премиум
    «Обязательно записывайте, – часто говорил Ильф своему соавтору, – все проходит, все забывается. Я понимаю – записывать не хочется. Хочется глазеть, а не записывать. Но тогда нужно заставить себя». Факты, события, мельчайшие детали, а главное, портреты странных, чудаковатых, нелепых и недалеких со...
    «Обязательно записывайте, – часто говорил Ильф своему соавтору, – все проходит, все забывается. Я понимаю – записывать не хочется. Хочется глазеть, а не записывать. Но тогда нужно заставить себя». Факты, события, мельчайшие детали, а главное, портреты странных, чудаковатых, нелепых и недалеких со...
  • Юрий Никулин - Юмор
    4,5
    Стандарт
    В книгу вошли юмористические рассказы, написанные автором в 2004—2018 гг., комедия в стихах «Три мушкетера», юмористические стихотворения «Тайны первых русских князей», «Интуристы» и «Из-за острова на стрежень», а также восьмимартовская сказка «Золушка».
    В книгу вошли юмористические рассказы, написанные автором в 2004—2018 гг., комедия в стихах «Три мушкетера», юмористические стихотворения «Тайны первых русских князей», «Интуристы» и «Из-за острова на стрежень», а также восьмимартовская сказка «Золушка».
  • Виталий Мухин - Когда я был евреем
    4,6
    Стандарт
    В книге В. Мухина «Когда я был евреем» представлены самые разные жанры, начиная от примитивных «мыслей на излете», «апичаток» и «толмача» и заканчивая «брехламой», «приметками», «стишутками», «неоклассицизмами», «рассказками» и другими, которые читатель может лично оценить. Автор с иронией относи...
    В книге В. Мухина «Когда я был евреем» представлены самые разные жанры, начиная от примитивных «мыслей на излете», «апичаток» и «толмача» и заканчивая «брехламой», «приметками», «стишутками», «неоклассицизмами», «рассказками» и другими, которые читатель может лично оценить. Автор с иронией относи...
  • Михаил Ширвиндт - Мемуары двоечника
    4,7
    Премиум
    Автор книги – известный продюсер и телеведущий Михаил Ширвиндт, сын всеми любимого актера Александра Ширвиндта. Его рассказ – настоящее сокровище на полке книжных магазинов. Никаких шаблонов и штампов – только искренние и честные истории. Александр Ширвиндт. При упоминании этого имени у каждого ч...
    Автор книги – известный продюсер и телеведущий Михаил Ширвиндт, сын всеми любимого актера Александра Ширвиндта. Его рассказ – настоящее сокровище на полке книжных магазинов. Никаких шаблонов и штампов – только искренние и честные истории. Александр Ширвиндт. При упоминании этого имени у каждого ч...
  • Игорь Губерман - Гарики на каждый день
    4,1
    Стандарт
    «Гарики на каждый день», написанные поэтом и хулиганом Игорем Губерманом, сложно описать одним словом. Афористичные, искрометные, смешные и сатирически острые, всегда актуальные, не всегда приличные, немного циничные, но по-русски лиричные – все это они. Из нас любой, пока не умер он, себя слагае...
    «Гарики на каждый день», написанные поэтом и хулиганом Игорем Губерманом, сложно описать одним словом. Афористичные, искрометные, смешные и сатирически острые, всегда актуальные, не всегда приличные, немного циничные, но по-русски лиричные – все это они. Из нас любой, пока не умер он, себя слагае...
  • Владимир Кунин - Кыся
    4,7
    Стандарт
    Мартын – непростой кот. Он – философ, гедонист и неисправимый плейбой. Волею судеб он попадает в различные захватывающие приключения, выбраться из которых под силу только истинному коту с ласковым прозвищем Кыся. Роман «Кыся» открывает серию авантюрных похождений питерского кота.
    Мартын – непростой кот. Он – философ, гедонист и неисправимый плейбой. Волею судеб он попадает в различные захватывающие приключения, выбраться из которых под силу только истинному коту с ласковым прозвищем Кыся. Роман «Кыся» открывает серию авантюрных похождений питерского кота.