Книга недоступна

Три холма, охраняющие край света

3,3
8 читателей оценили
237 печ. страниц
2008 год
Оцените книгу
  1. belskaya-mariya
    Оценил книгу

    "Бардак знатный" - первая фраза, которая приходит на ум. Понамешано всего и вся, всё нелепо, безумно и - нет, не смешно: насмешливо. Такое чувство, будто автор от души ухохатывался, представляя лица своих читателей в процессе написания. Понятно, что это вроде бы юмор, но чувство, что смеются над тобой. И за Россию обидно, как и за весь альтернативный мир :)

    Впрочем, сама форма произведения и сюжет в общем могли бы лежать и в основе довольно интересной книги. Точно такая же история, только чуть посерьёзнее, без слащаво-пошловатых наворотов, а хотя бы с угрюмой иронией, наверняка пришлась бы мне по душе.

    С другой стороны, кинокомедия из этого сырья могла бы и получиться. В стиле "Особенностей национальной рыбалки". После хорошей работы сценариста по вычёркиванию лишнего. Читать Успенского мне, пожалуй, больше не стоит - но ознакомиться было даже полезно.

  2. aleXXXpank
    Оценил книгу

    Белиберда какая-то! Я не понимаю что происходит с литературой? Авторам платят за объёмы или за имя? Чёрт-те что пишут да ещё и умудряются печатать!

    От Успенского такого не ожидал, "Приключения Жихаря" были просто всплеском таланта? Соавторство с Лазарчуком - тоже ничему не научило (хотя и к "Маршу Экклезиастов" есть вопросы)?
  3. zurkeshe
    Оценил книгу

    Обычно опытный писатель возвращается к уже отработанным – им самим или при его участии – сюжетам по двум причинам. Либо в рамках творческого кризиса: ничего нового в голову не лезет, а писать чего-то надо, да и издатель торопит, вот и приходится брать использованную тему или компилировать сразу несколько. Либо в раме ворот Расемон и прочих садов разбегающихся Петек – что, в общем-то, из тех же штанов растет и объясняется страхом перед бритвой Оккама.
    Успенский умудрился проскакать по третьему пути. Он написал смешную, умную, злую и точную книжку как будто на спор, в ходе которого пытался доказать, что квазифэнтезийную сатиру можно выстраивать не только на былинно-менестрельском фундаменте, но и на сюжетных узелках традиционной фантастики. А чтобы никого не обидеть – или там чтобы не вляпаться в проблемы с копирайтом – узелки вытащил из книг, которые писал сам или вместе с Лазарчуком – ну, или которые Лазарчук писал без него, а с Андронати, например. Традиционной фантастикой это назвать нелегко, но нам, с нашими-то традициями, можно.
    Богатые изгибы «Трех холмов» до звона где-то за бровью напоминают то «Гиперборейскую чуму» (оттуда и главные герои, в том числе мастеровитая сибирская девушка, которой автор добавил пригожести и языкатости от заглавного персонажа «Невинной девушки»), то «Марш экклезиастов» (привет из Барселоны, где зачинается действие обоих романов), то непосредственно «Чудовищ», а то и «Космополитов». Ну, и ранние упражнения в антисоветизме, антифеодализме (и как нынешняя версия называется – антифедерализм?) типа «Товарища короля», «Чугунного всадника» и «Устава соколиной охоты» не забыты. Ваня Золотарев поминается всего раз, и в необязательном вроде как режиме, но освежающая тень его распространяется надо всем практически романом. Ну и, как положено, куча цитат, обыгрываемых и обстебываемых, в каждом абзаце. Не говоря уж о собственных наблюдения и замечаниях Успенского, когда просто смешных, когда до одури.
    Я понимаю, почему эта книга может не понравиться – в ней слишком много всего: Успенского с Лазарчуком, наглого начетничества с издевательской публицистикой, высоколобости с остросюжетностью. Но разве может не восхищать роман, в котором рушатся все пафосные новостройки Москвы (превращая население окраин в подлинных хозяев жизни), в котором кривая картинка неблагополучной девочки переворачивает будущее человечества, в котором финал сводит и параллельные, и центробежные линии?
    Меня – не может.

Цитаты из книги «Три холма, охраняющие край света»

  1. Но всё-таки не зря пустились в дальний путь посланцы Южной Америки со своим дутым символом. Латиносов было не так и много, зато они всех переорали: – Абахо Кристобаль Колон! Абахо эль альмиранте! Леннон, Марли, Че Гевара! – Йа-а! Шуб-Ниггурат! – одиноко гнул свою линию Ктулху.
    28 мая 2015