Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
  • По популярности
  • По новизне
  • Кирилл не ответил. Он уже был у нужной квартиры и жал на звонок.
    – Вернулся? – раздалось из-за двери. – Забыл что-то?
    Да это же был голос…
    Дверь распахнулась.
    – Лиза?!
    – Ваня?!
    Это был Ваня Смородинский, мой одноклассник! Тот самый, что месяц назад объяснился мне в любви. Тот самый, что не представлял собой
    1
  • Да, не так, черт возьми! Надо предупреждать о том, что ты негр, если знакомишься с белой девушкой и не выкладываешь фотографию! И о том, что собираешься повести ее в бутербродную за ее же счет, хорошо бы оповещать заранее!
  • – Брат у меня есть. Единокровный. Родители развелись, когда я был мелкий, отец женился на другой женщине, родил с ней второго мальчика. Я с матерью живу в другом районе, но папку и братана навещаю периодически. Вот братан и говорит мне в прошлый раз: влюбился, мол, в девчонку, а ее одни французы интересуют. Написал ей под видом француза, вроде канает. Но фотка нужна. Вот он и попросил разрешения мою рожу тебе послать. А мне-то какая разница? Шли, говорю, кому хочешь. Сказал и забыл. А теперь оно вон как случилось…
    Я не ответила. Просто не знала, что говорить, и шла за Кириллом, перебирая в голове знакомых парней.
    – А как зовут твоего брата? – спросила я, когда мы достигли четвертого
  • Он попытался взять меня за руку, но я вывернулась. С чего это он ухмыляется? И почему я должна с ним куда-то идти?
    – Да не бойся ты! Я не обижу. Нормальный пацан я. Хочешь, даже паспорт покажу?
    – Да на фиг мне твой паспорт!
    – Ладно, так пошли. Тут рядом. В соседнем доме…
    – Что в соседнем доме?!
    – Твой француз, – и парень усмехнулся.
    Несколько минут спустя, поднимаясь вместе со мной по лестнице, Кирилл – а «Жан-Батиста» на самом деле звали именно так – рассказывал мне:
  • – Да с того! Я фотку твою видела!
    – Постой… – парень задумался. – Что-то припоминаю… А ты случаем не Лиза?
    – А, так у тебя было несколько таких жертв! Ты даже имен их не упомнишь, получается?
    – И ты из французской школы? – спросил «Жан-Батист», проигнорировав мой предыдущий комментарий.
    – Да, представь, из французской.
    – Все понятно, – парень улыбнулся. – Пойдем-ка со мной!
  • Мне наплевать, как ты пишешь по-русски! Мне даже наплевать, как тебя звать на самом деле! Просто не думай, что можешь поиздеваться надо мной безнаказанно и забыть! Ты пожалеешь, понятно, урод?!
    – Да не издевался я над тобой! – парень приложил руки к груди, и на секунду мне показалось, что он не врет. – Я вообще тебя не знаю! Расскажи хоть, что случилось? Кто обидел? Может, вместе разберемся?
    – Случилось то, что один нехороший человек выдал себя за того, кем не является, и завел со мной интернет-роман! И этим человеком был ты!!!
    – Да с чего вдруг я-то?!
  • Ах, «че»? Вы забыли французский язык?! Как же так, месье? Вас же зовут Жан-Батист, вы же в Париже живете! – выдавила я, стараясь придать голосу саркастическую интонацию и не выдать подступающих к глазам слез.
    – В каком еще Париже? Ты больная?
    – Это ты больной, придурок! Какого черта надо было играть в эти игры? Выдавать себя за иностранца, переписываться со мной по-французски, болтать про любовь! Чтобы поржать потом, да?!
    – По-французски? – Удивление не сходило с лица предполагаемого обидчика, а только усиливалось. – Ты смеешься? Я французского не знаю! Я, блин, и по-русски-то с ошибками пишу!
  • – Марина? Что ты тут делаешь?!
    – Я-то иду с площади Бастилии к Музею Карнавале! А вот ЧТО ЗДЕСЬ ДЕЛАЕШЬ ТЫ? И кто такой, позволь полюбопытствовать, этот парень?!
    – Уже никто.
    – Что значит «уже»?!
    – Случайный знакомый.
    – Лизка, ты вообще в своем уме?! Мы в чужой стране, я за тебя отвечаю, а ты врешь, смываешься одна, да еще и заводишь какие-то там случайные знакомства!
    – Кхе-кхе, – напомнил о себе Антони, не понимавший ни нашей русской речи, ни вообще что происходит.
    – Оревуар, месье! – отшила его Маринка. – А ты, вертихвостка, больше ни на секунду одна не останешься! И будешь ходить не туда, куда хочешь, а туда, куда нужно старшим, понятно?!
    Я промолчала. Мне уже было все равно. Все мои парижские «кавалеры»
  • – Разве ты видишь на мне блестки? Или силиконовую грудь?
    – Ты просто не успела все это сделать, – ухмыльнулся Антошка.
    – Я и не собиралась! Я приличная девушка и знакомлюсь с серьезными намерениями! Понятно тебе это?!
    – А! Ясно! Хочешь замуж за француза?
    – Может, и хочу, что с того?
    – Ну, конечно! Мечтаешь перебраться к нам сюда? Сесть нам на шею? Ты же так любишь свою страну – почему бы тебе не остаться там? Почему бы тебе не найти русского парня?!
    – Я… я… я сама знаю, какого парня мне надо! Это не твое дело!
    – Ну-ну. Вот все вы такие! Строите из себя больших патриотов, но жить хотите именно у нас и за наш счет! Что негры, что алжирцы, что…
    – А негры и алжирцы тут при чем?!
    – Ты же мечтаешь переехать во Францию? Если тебе это удастся, ты
  • повторять: «У вас в России, у вас в России…»
    – А ты знаешь о России вообще хоть что-нибудь?
    – Ну да, знаю… Это очень далеко и очень холодно.
    – Что, и все?
    – Ну, еще я знаю, что у вас там ужасная диктатура… вами правит… этот самый… Сталин.
    – Сам ты Сталин! – выпалила я по-русски.
    – Я не понял.
    – Просто я хотела сказать, что Сталин умер задолго до моего рождения. И до рождения моих родителей.
    – А! Ну неважно… Все равно бы я к вам туда не совался… У вас же под боком Иран и Афганистан.