Книга или автор
4,0
1 читатель оценил
92 печ. страниц
2019 год
18+

Подозрение в убийстве
Классический детектив
Люси Поэль

© Люси Поэль, 2020

ISBN 978-5-4496-8697-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1

My house is my castle.

Мой дом – моя крепость. (англ. пословица)


Миссис Невилл заправила под белый чепчик свои непослушные седые кудряшки, покорно вздохнула, взяла ручку и крупным детским почерком начала выводить на листе бумаги: «Здравствуй, моя дорогая Анджела! Как вы живёте? Как дети? У меня всё замечательно. Я писала тебе недавно, что меня пригласили в качестве сиделки в одну очень состоятельную семью, к пожилому джентльмену, за вполне приличную плату. Это совсем рядом с нашей деревней. Может быть ты помнишь: к северу, в полумиле от Торки, вилла House-on-the-Bend (Дом на повороте дороги). Рядом никого, кроме коттеджа их соседей. Так вот, я решила принять это предложение. Ты знаешь, я не бедствую, но если мне предлагают заработать немного денег, то отказываться – было бы довольно глупо с моей стороны. Думаю, что задержусь здесь надолго, потому что…»

На стене настойчиво зазвонил медный колокольчик. Сиделка слегка поморщилась: она не любила когда её отрывали от письма, которое и так давалось ей нелегко. Колокольчик продолжал трезвонить. Женщина отложила ручку, придирчиво взглянула на себя в зеркало и встала из-за стола. Одернув длинное бесформенное платье, она, переваливаясь по-утиному, потому что болели ноги в суставах, спустилась из мансарды по лестнице на первый этаж, где находилась комната больного. Мистер Бэнкс был, на её взгляд, вполне привлекательным мужчиной для своих лет, однако, пациентом оказался весьма необычным: немножко «ку-ку», как любила говаривать её покойная матушка про людей, у которых было не всё в порядке с головой.


Каким образом мистер Бэнкс получил травму, сиделка знала немного: упал с лестницы пару месяцев назад и получил небольшое сотрясение мозга. Его супруга Ева решила нанять для него дипломированную медсестру на неопределенный срок, пока муж окончательно не поправится: хотя травма и оказалась не тяжелой, мужчина временами плохо воспринимал действительность. Один из столичных светил в области медицины, обследовавший больного, сказал, что иногда после сотрясения мозга люди частично теряют память. Однако надежда на восстановление всех функций есть: главное для больного – покой, хороший уход и постепенное вовлечение в обычную жизнь.

Сиделка зашла в спальню мистера Бэнкса: упитанный мужчина, по виду старше шестидесяти, с большими залысинами на голове, лежал в постели накрывшись одеялом и, улыбаясь блаженной улыбкой, не переставая дергал шнур колокольчика. Сиделка подошла к нему и отняла шнур.

– Вы кто? – глупо улыбаясь спросил мистер Бэнкс уже в который раз за день.

– Я Ваша сиделка, миссис Эмилия Невилл, – бесстрастно ответила женщина. Терпения миссис Невилл было не занимать: она считала себя профессионалом в своём деле и не допускала даже малейшего проявления неудовольствия в сторону пациента, каким бы неприятным он ни был.

– Ах, да, да, – озабоченно нахмурив брови произнес мистер Бэнкс. – Что-то такое припоминаю…

– Зачем Вы звонили?

– А где все? – мужчина растерянно развел руками.

– Ваша супруга гуляет в саду. А Ваш кузен мистер Бекер, тоже отсутствует, уехал куда-то по делам.

– Ага. А когда обед?

– Скоро ужин.

– Хорошо, идите, я устал, – сказал мистер Бэнкс и пренебрежительно махнул рукой в сторону сиделки.

Уже привыкшая к такому поведению своего пациента, миссис Невилл повернулась и с невозмутимым видом вышла из спальни.

Во время субботнего ужина за столом, на своем обычном месте, сидел Уильям Бэнкс: он выглядел слегка потерянным и, время от времени, с удивлением озирался по сторонам, как бы недоумевая, почему он здесь оказался? Ева Бэнкс, моложавая блондинка, сидела на противоположном конце стола и ободряюще улыбалась мужу. Как заботливая жена, она старалась послушно выполнять предписания врачей, то есть придерживаться распорядка дня, который предшествовал несчастному случаю. Поэтому каждый день Ева прилежно пыталась выполнить свой долг и уговорить мужа обедать вместе с нею в столовой, а не замыкаться в своей спальне. Однако мистер Бэнкс частенько наотрез отказывался выходить из своей комнаты, и тогда Ева обедала и ужинала в одиночестве.

Сегодня на ужине присутствовало несколько гостей. Харви Бекер, пятидесятилетний мужчина, приходился кузеном мистеру Бэнксу по линии матери. Он приехал в гости к родственникам вместе со своей невестой миссис Уинтер. Харви работал инженером в Манчестере в семейной фирме Бэнксов по производству сейфов. Когда-то он уже был женат, но развелся: почему, никто не знал, а он предпочитал не распространяться о причинах. Шарлотта Уинтер, невзрачная особа в очках и тугим пучком волос на затылке, была моложе Харви на десять лет. Она нигде не работала, жила в своём доме на пенсию умершего мужа.

Возле Бэнкса сидела его младшая сестра Фиби Олдридж, некрасивая худая женщина с короткой, почти мальчишеской стрижкой, вместе со своим мужем Гарри. У четы Олдриджей была квартира в Лестере, но они предпочитали каждый год на всё лето приезжать в родовое поместье, которое после смерти родителей перешло по наследству к старшему сыну Уильяму.

Кроме того, на ужин были приглашены соседи Бэнксов супруги Шелдоны Роуз и Чарльз, со взрослым сыном Генри, а также Фрэдди Уайт, прибывший утром из Франции, давний друг семьи, полковник в отставке, старый холостяк, недавно разменявший седьмой десяток, и симпатичная молодая девушка, дочь школьной подруги Евы, Бетани Чандлер.

После аперитива и холодных закусок, подали горячее: свинину с соусом и тушёными овощами.

– О, Ева, у вас замечательная повариха! – похвалил полковник Уайт.

– Да, не жалуемся, – скромно ответила миссис Бэнкс. – Хотя мне стоило большого труда переманить её к нам.

– Оно того стоило.

– Я тоже так думаю.

По-видимому, мистер Бэнкс чувствовал себя сегодня особенно хорошо: обычно бледное лицо его порозовело, ел он с аппетитом, но в общий разговор за столом не вступал. Взгляд его временами был совершенно отрешенным и направленным куда-то внутрь себя.

Харви Бекер негромко рассказывал гостям что-то из политики, время от времени украдкой бросая взгляды в сторону мисс Чандлер, остальные его вежливо слушали, отпуская иногда ничего не значащие реплики. Ева улыбалась растерявшейся Бетани, за которой галантно ухаживал отставной полковник. Генри Шелдон, прыщеватый молодой человек, смущался и краснел в присутствии красивой девушки, напротив которой он сидел, хотя Бетани совершенно не обращала на него внимания, всего лишь раз мельком скользнув по нему взглядом. Роуз и Чарльз молчали, злясь друг на друга, потому что дома перед ужином между ними произошла небольшая размолвка.

В конце обеда мистер Бекер встал из-за стола и обратился к Еве:

– Позвольте мне сказать несколько слов.

– Да, пожалуйста, Харви.

– Вы знаете, что у меня нет больше родственников кроме вас, поэтому, пользуясь случаем, я хотел бы сейчас объявить о нашей помолвке с Шарлоттой.

– О, поздравляем! – радостно воскликнула Ева и захлопала в ладоши. К ней присоединились остальные гости.

– Спасибо! – мистер Бекер в знак признания наклонил голову, потом подошёл к зардевшейся невесте и одел ей на палец помолвочное колечко.

– Как это очаровательно! – восхитилась Роуз.

– Когда состоится свадьба? – поинтересовался Гарри.

– Мы планировали через год.

– Я рада за тебя, Харви, – расчувствовалась до слёз Фиби. – Надеюсь, этот брак будет крепким.

Мистер Бэнкс, при этих словах, только многозначительно поднял брови, но ничего не сказал.

После ужина в гостиную подали кофе и херес, и все из столовой переместились туда. Сам хозяин, сопровождаемый сиделкой, удалился в свою спальню.

Общий разговор почему-то не клеился, однако, все отметили, что мистер Бэнкс был сегодня особенно отрешенным и не произнес за ужином ни слова.

– Я вижу, что Уильяму не лучше? – обратился Харви к Еве.

– Иногда он бывает очень разговорчив, и, кажется, помнит всё, а потом опять наступает ухудшение, – огорчённо вздохнула Ева. – Уже больше месяца прошло после падения… но стабильности или прогресса пока не наступило.

– А что говорит доктор на этот счёт? – поинтересовался полковник.

– Доктор Клэптон сказал, что если Уильяму лучше не станет, то можно положить его в частную психиатрическую лечебницу под присмотр врачей. Там за ним будет надлежащий уход и должное лечение.

– М-да… – пробормотал Гарри Олдридж, – думаю, что Уильяму эта идея не понравится.

– Мне кажется иногда, что он этого даже и не осознает, – возразила Ева. – Его сиделка миссис Невилл, говорит, что её иногда пугают эти провалы в памяти и ей приходится несколько раз в день пояснять Уильяму, кто она такая.

– И всё равно, дорогая, не стоит отправлять Уильяма в больницу, – в голосе Фиби слышалось явное осуждение.

– Тебе легко так говорить, – обиделась Ева, – а я отвечаю за него. Три дня назад он вышел из дома никем не замеченный, пока его сиделка обедала на кухне, и направился один в сторону моря. Хорошо, что его заметил мальчишка, сын нашего садовника, и сообщил отцу. Пока они догоняли его, Уильям чуть не упал со скалы.

– Да что ты! – воскликнула Шарлотта.

– Вот именно! Они едва подхватили Уильяма! Вероятно, у него закружилась голова…

– Да, за ним нужен глаз да глаз, – согласился Харви.

– Я же не могу всё время следить за ним, – посетовала Ева. – Если дело пойдет так же, то я буду вынуждена… Дабы избежать несчастного случая.

– Понимаю тебя, дорогая, – смутилась Фиби.

– Извините, – сказал мистер Бекер, едва сдерживая зевоту, – я очень рано встал сегодня, чтобы выехать из Манчестера. Пойду, прогуляюсь по саду, с вашего позволения, подышу свежим воздухом и лягу спать.

– Конечно, – ответила Ева, – ваши с Шарлоттой спальни готовы. Горничная вас проводит.

– Благодарю. Всем доброй ночи, – попрощался с присутствующими Харви.

– Гарри, – попросила Ева, – не сочти за труд, покажи полковнику его комнату, она как раз почти напротив твоей.

– Хорошо.

– Пожалуй, нам тоже пора, – сказала Роуз Шелдон, – спасибо за ужин. Всё было чудесно. Желаю Уильяму скорейшего выздоровления.

Ева холодно кивнула Роуз, радуясь про себя, что Шелдоны уже уходят. Она не любила это семейство, которое жило с ними по соседству, но им благоволил Уильям, и Еве приходилось терпеть их на ужине в своем доме каждую субботу. Так было заведено мистером Бэнксом, и Ева не рискнула отменить его решение даже теперь.

Хотя миссис Бэнкс и Роуз Шелдон были ровесницами, Ева, справедливости ради, признавала, что Роуз была гораздо умнее и начитаннее её. Уильям обычно с удовольствием болтал с соседкой на разные темы, в которых сама Ева не разбиралась и лишь ревновала мужа в такие минуты. В разговорах с мужем наедине, она колко высмеивала соперницу, подмечая неумение Роуз элегантно одеваться и следить за собой, а Уильям, понимая что это ревность, подтрунивал над супругой, что доводило её ещё до большего бешенства и неприязни к Роуз.

Когда семья Шелдонов удалилась, Ева проводила Бетани до её спальни.

– Ты, наверное, устала, девочка моя? Мы совсем не успели перекинуться и парой слов, со времени твоего приезда сегодня.

– Всё замечательно! Благодарю, что пригласили меня погостить. Мама передает Вам большой привет и письмо. Я найду его в багаже и отдам.

– Хорошо. Отдыхай. Можешь перед сном прогуляться в нашем саду. А завтра я покажу тебе окрестности виллы. Надеюсь, тебе у нас понравится.

– Спасибо, миссис Бэнкс, – смущенно сказала девушка. – Вы потрясающе выглядите, Вам так идет это платье.

Женщина довольно рассмеялась, ей была приятна похвала девушки.

– Наедине можешь называть меня просто Ева! Не буду тебе мешать, иди, разбирай свои вещи.

Ева взяла сигареты и зажигалку со столика в холле и вышла в сад. Солнце скрылось за вершинами деревьев, а рыхлые тяжёлые облака окрасились в пурпурный цвет. В саду было уже сумрачно. Ева прошлась по садовой дорожке, наслаждаясь тишиной и вечерней прохладой. На её любимой скамье кто-то сидел: кажется это был полковник Уайт.

– Это ты, Фрэдди?

– О, Ева! – отставной полковник вскочил со скамьи и, взяв руку миссис Бэнкс, поцеловал её пальчики. – Ты так же хороша, как и прежде! Даже стала ещё привлекательнее.

– Спасибо, Фрэдди. Ты тоже почти не изменился. Такая же выправка… только голова седая…

– Мы так давно не виделись…

– Очень давно, – откликнулась Ева, присаживаясь на скамью. – Так давно, что я даже не помню когда.

– А я помню, – мужчина сел рядом. – Когда ты не дождалась меня из похода и вышла замуж за Уильяма.

– Это не моя вина. Ты уехал, ничего мне не пообещав, и отсутствовал целый год… Я решила, что ты забыл меня. Уильям сделал мне предложение, и я согласилась.

– Неправда! Я писал тебе.

– К сожалению, я ничего не получала, – Ева вдруг неожиданно наклонила голову, закрыла лицо руками и тихо заплакала.

– Я очень любил тебя, да и сейчас люблю, – горячо зашептал мужчина.

Ева подняла мокрое от слёз лицо и взглянула на него.

– Я не верю тебе.

– Ведь я остался старым холостяком, и всё из-за тебя. Если бы я не любил тебя, то женился бы в конце концов на ком-нибудь. Однажды я видел вас с Уильямом в Лондонском театре: ты выглядела вполне счастливой, и я не решился подойти к вам.

– Нет, я никогда не была по-настоящему счастлива с мужем.

– Почему у вас нет детей?

– Это сложный вопрос… сейчас я не хочу обсуждать эту тему. Когда-нибудь, когда я буду готова, я расскажу тебе об этом.

– Хорошо, только не плачь, пожалуйста.

– Почему ты сейчас приехал к нам?

– Меня пригласил Уильям.

– Уильям? Когда?

– Три месяца назад он написал мне письмо во Францию и пригласил погостить в вашем поместье. Тогда я был занят и не смог… Теперь жалею, что не приехал раньше. Мне кажется, что сегодня на обеде Бэнкс не узнал меня.

– Возможно. Но думаю, он вспомнит… постепенно.

– Надеюсь.

– Ты надолго к нам? Я хочу, чтобы ты подольше у нас погостил. Морально, я чувствую себя совершенно разбитой…

– Как скажешь. Я сейчас ничем серьёзным не занят и очень рад тебя видеть.

– Я тоже рада, – сказала Ева немного успокоившись, хотя щёки её всё ещё не высохли от слёз. – Уже стемнело, пожалуй я пойду. Устала.

Полковник почтительно поцеловал ей руку, и заплаканная женщина ушла.

Ева остановилась перед тяжёлой входной дверью, перевела дух, осторожно промокнула глаза платочком, чтобы тушь на ресницах не расплылась, а глаза не покраснели, зашла в дом и заглянула в комнату мужа. Он лежал в постели и читал книгу. Сиделки в спальне не было.

Уильям поднял глаза на Еву и улыбнулся ей.

– Спокойной ночи, дорогой.

Мистер Бэнкс молча кивнул жене и снова уставился в книгу. Ева вздохнула, мысленно сравнив его лысеющую голову и оплывшую фигуру со стройным красавцем полковником, закрыла за собой дверь и поднялась по лестнице на второй этаж. Проходя мимо спальни кузена Харви она услышала, как он разговаривал с кем-то на повышенных тонах. Ева была любопытной, как и большинство людей. Она оглянулась: в длинном коридоре никого не было. Женщина подошла к двери и прильнула к ней ухом.

– Шарлотта, хватит меня ревновать на пустом месте! – воскликнул Харви.

– Я никогда не ревную без причины, – возразила женщина. – Ты весь ужин пялился на эту девчонку. Опомнись! Она тебе в дочери годится!

– Это всё твои выдумки.

– Зачем ты пошёл за нею в сад?

– Она заблудилась в большом незнакомом доме, а я просто показал ей, где выход.

– Она не глупая, сама бы нашла! Спросила прислугу, наконец!

– Я просто гостеприимный человек.

– Может ты передумал на мне жениться?

– Послушай, Шарлотта, я не хочу сейчас выяснять отношения. У меня была трудная неделя, я очень устал и хочу отдыхать. Иди в свою спальню!

– Чёрт с тобой! – воскликнула обиженная женщина. – Если хочешь, можешь разорвать нашу помолвку!

– Посмотрим.

– Что?!

Ева едва успела отскочить от двери и спрятаться за углом, как из спальни кузена выскочила разъяренная женщина и скрылась в своей комнате.

– О, Боже, какие страсти! – с иронией прошептала Ева и пошла к себе.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
255 000 книг 
и 49 000 аудиокниг