3,4
20 читателей оценили
198 печ. страниц
2013 год
16+

Луи Даниэль
Ведьма с Пятой Авеню

Глава 1
Я люблю тебя, меланхолия

Пожалуй, одним из самых неприятных моментов в жизни Ививы Блейк была ее собственная свадьба. Нет, ей очень нравилось недорогое, но элегантное подвенечное платье. Вполне устраивал и аккуратный букет невесты.

Причиной ее плохого настроения была мать.

С самого утра эта невысокая и не в меру язвительная женщина сорока пяти лет, отговаривала дочь выходить замуж. Она считала, что Антон Корсаков будет самым ужасным зятем на свете. В какой-то степени она оказалась права.

И почему Ивива ее раньше не слушала? А ведь Сесилль предупреждала. Каждый день, каждую минуту. Но ее дочь слишком уперта и предпочитает учиться на собственных ошибках.

Ивива закончила наносить макияж и оценивала свои старания. Что ж, вышло довольно неплохо: идеальный цвет лица, грамотно подобранная помада, но глаза на этом фоне немного терялись. Поэтому она не жалела подводку. Волосы она решила не собирать – никогда не любила строгие прически.

– Моя дочь выходит замуж за коммуниста, – повторяла Сесилль. – Погоди, дорогая, ты еще увидишь, на что он способен!

– Прекрати!

– А еще он и его семья живут в одной квартире с евреями! – Сесилль была уже достаточно пьяна, чтобы не стесняться в выражениях. – Настоящие жиды!

Ивива с укоризной взглянула на мать. Уж кто-кто, а Сесилль никогда не любила русских. Считала их грязными и нищими, еще вороватыми.

И теперь ей приходится родниться с одним из них!

Но Ивива плевала на слова матери. Она любит Антона и сегодня выходит замуж.

И даже Сесилль не сможет испортить вечер.

Была ли она когда-нибудь так счастлива?

Да. В тот момент, когда подписывала документы о разводе.

Правда, ее жизнь сложилась не так уж и плохо. После свадьбы новоиспеченные супруги переехали в Нью-Йорк. Ивива никогда не любила этот город, предпочитая более спокойную обстановку, но Антон настоял. Первое время им пришлось жить с его родителями на Брайтон Бич – засилье русских иммигрантов. Они делили маленькую квартирку вместе с евреями. И для Ививы это стало настоящим испытанием. Не без труда, но все же она смогла уговорить Антона снять отдельное жилье.

И они переехали в Квинс.

Так началось их восхождение.

Денег катастрофически не хватало. Антон зарабатывал мало. А какой еще зарплатой может похвастаться грузчик в магазине оптовой торговли? Ивива работала в маленькой адвокатской конторе и зарабатывала чуть больше. Даже не смотря на то, что оба закончили колледж.

В тот день Ививе срочно понадобился новый деловой костюм – намечалось первое крупное дело. И как назло ни в одном магазине не оказалось ничего приличного! Перерыв все, Ивива пришла в полное разочарование.

– Мне сказали, что через пять кварталов есть магазинчик. Я пошла и смотри, что там обнаружила, – вечером после ужина Ивива продемонстрировала мужу совершенно безвкусные обновки. – Это ужасно!

Немного поразмыслив, Антон ответил:

– Так давай откроем свой.

– Ты смеешься?

– Нет. Мой сослуживец тоже долго не мог найти костюм на свадьбу кузины.

Идея показалась Ививе неплохой, хотя и слегка сумасбродной. Открыть собственный магазин. Действительно, почему бы и не попробовать?

И они рискнули. Откуда тогда Антон достал деньги, Ивива не знала. Впрочем, она предпочитала не вдаваться в подробности. Еще в колледже Ивива всегда удивлялась, как Антон умудрялся платить за учебу.

Вложение оказалось удачным – уже через год они смогли развить целую сеть дешевой, но элегантной одежды и переехать на Пятую Авеню.

Да, Америка – страна больших возможностей. Здесь можно в одночасье стать миллионером и еще быстрее все потерять.

Два месяца прошло с того момента, как Ивива Блейк и Антон Корсаков развелись. Итог их семейной жизни стал всеобщим достоянием: не было ни одной горничной, ни одного жителя элитного дома на Пятой Авеню, кто бы не обсуждал это за чашечкой кофе.

Еще Ивива пила. За пару лет жизни на Пятой Авеню, она успела пристраститься к алкоголю. И ее дружба с зеленым змеем не могла остаться незамеченной.

Особенно после такого скандального развода.

Ивива отсудила у бывшего мужа пятьдесят миллионов, но оставила бизнес. Он оказался настоящим ублюдком! После всего, через что им пришлось пройти. Изменял ей, а потом ушел к любовнице, как только та забеременела. Конечно, он хотел детей, а Ивива их не переносила. У нее было двое братьев и сестра. И Ививе приходилось следить за всеми. Особенно за сестрой.

Ну и пусть катится! Он свободен! А Ививе не оставалось ничего другого, кроме как пропивать свое состояние в огромной и пустой квартире.

А что дальше? Что будет, когда закончатся деньги?

После стольких лишений Ивива ни в чем себе не отказывала.

Если все будет совсем плохо, то есть смысл вернуться домой. Конечно, мать будет упрекать и каждый день напоминать о прошлых ошибках. Но примет. Благо, Ивива перевела на ее счет пять миллионов, а значит, без денег они не останутся.

Утро наступило солнечное и ясное. Жители города уже проснулись и спешили по своим делам. Домохозяйки собирали детей в школу, клерки бежали в офисы, а владельцев многомиллионных компаний ожидали дорогие авто. Только их жены продолжали нежиться в постелях, пробормотав что-то вроде: «Удачного дня, дорогой».

Яркий солнечный свет разбудил и Ививу. Она посмотрела на часы и откинулась на подушку.

Полвосьмого утра.

После бессонной ночи нет ничего хуже, чем проснуться в полвосьмого утра.

Со стеклянными глазами она зашла на кухню и достала банку растворимого кофе. Не так давно Ивива выгнала домработницу, и все домашние обязанности легли на ее плечи. А поскольку варить кофе она не умела, приходилось довольствоваться этим. Она отхлебнула и поморщилась. Противный вкус «кофейной пыли» – так его называла Ивива – заставил ее прийти в сознание. Она надела шелковый халат, тапочки, закурила сигарету и решила спуститься за почтой.

Маленькая, но непростительная ошибка на Пятой Авеню – выходить из дома, не убедившись, что ты сногсшибательна. А выглядела Ивива действительно неважно: растрепанные волосы, синие круги под глазами, пустой взгляд и сигарета в зубах.

Тот еще видок.

Выходя из квартиры, Ивива столкнулась с Кристин Тейлор.

Она как всегда безупречна.

Дорогой костюм, элегантная прическа. Эта женщина знала толк в моде. Неудивительно, ведь она – владелица одного из самых престижных модельных агентств в Нью-Йорке. Ее сорокалетнее обколотое ботоксом лицо имело злобное выражение. А все потому, что позвонил ее помощник Нил и сообщил, что несколько моделей потолстели на пять килограмм.

– Уволю всех к чертовой матери! – визжала она в трубку.

Окинув взглядом Ививу, Кристин сменила гнев на милость и решила отправить всех ожиревших моделей в фитнес-зал.

Ее настроение стало заметно лучше – Кристин первая, кто увидел Ививу за последний месяц. И об этом должны знать все.

Настоящий эксклюзив!

Бенни Хилл являлся самым образцовым консьержем. Он всегда улыбался проходящим мимо обитателям дома, содержал холл в идеальной чистоте и знал все обо всех. Бенни невероятно гордился тем, что его зовут как легендарного английского комика и его легкая полнота еще больше подчеркивала сходство. Когда Ивива спустилась, Бенни уже сидел на своем привычном месте и потягивал кофе, желая всем удачного дня.

И сегодня его день определенно удался.

– Господи Иисусе! – вскликнул Бенни, подавившись кофе. – Ивива! Что случилось, милая?

Ивива проигнорировала его вопрос.

Конечно, он все прекрасно знает. Наверняка, он был первым, кому Кристин рассказала, кого встретила, выходя из квартиры.

Но все же Бенни питал симпатию к Ививе. Даже больше – искренне считал себя ее другом. Она единственная, кто не относился к нему свысока.

– Бенни! – возмутилась Ивива. – У меня жутко болит голова. Дай мне почту, и я пойду.

Консьерж достал пару писем с полки и отдал их Ививе.

– Кажется, кто – то вчера перебрал, не так ли? – ехидно спросил он.

– Я не пила, – отрезала Ивива, но головная боль говорила об обратном.

– Я-то вижу, – сказал Бенни. – Снова из-за развода? Ты так сопьешься.

Ивива злобно взглянула на консьержа. Бенни все еще не переставал улыбаться. Он начал ее жутко раздражать. Эти пухлые наливные щечки как в детских шоу, беленькие зубки как в рекламе зубной пасты и ехидные маленькие глазки, оценивающие внешний вид каждого, кто встретится им на пути.

Ивива еле сдерживалась, чтобы не врезать этому нахалу.

Бенни тем временем уже рассказывал о бабушкиных рецептах.

– А как это чай избавляет от похмелья! Я всегда им пользуюсь, когда у меня выдаются бессонные ночи. Ну, ты понимаешь, о чем я, – Бенни облизнул свои пухлые губки. – Я сейчас принесу кружечку. Поверь мне, это сто процентов тебе поможет.

Он скрылся за дверью, и через минуту в руках у Ививы появилась чашка с желтоватой жидкостью, по запаху похожей на отвар из каких-то трав.

– Где ты это достал? В Чайна Тауне? – усмехнулась Ивива.

– Ну ладно, – обиделся Бенни. – Ты меня раскусила. Моя бабушка хорошо умела делать только пироги.

Честно говоря, вкус показался ей не таким уж противным, а даже приятным, да и головная боль немного утихла. Ививе стало заметно лучше. Она поблагодарила консьержа и, забрав почту, поднялась обратно к себе.

Зайдя в квартиру, Ивива оценила масштабы бедствия: разбросанные вещи, кое – где валялись пустые бутылки из – под вина и бесчисленное множество окурков. Постель не менялась уже месяц и от нее пахло спиртным, которое Ивива проливала чуть ли не каждый день. Нашарив среди хлама пачку сигарет, она закурила.

«Для начала неплохо было бы прибраться и привести себя в порядок» — подумала она. – «Депрессия слишком затянулась. Бенни прав, так и спиться недолго».

Целый день она потратила на то, чтобы навести в идеальную чистоту. Все-таки она еще помнит, как это делается. Когда все было вычищено, Ивива собрала грязное белье и отправилась в прачечную.

Она вновь не посмотрелась в зеркало.

Ивива и забыла что такое настоящая жизнь. Толпы людей, вечные пробки и полное безразличие ко всему. Это Нью-Йорк. Огромный мегаполис со своими порядками и законами. Здесь всегда что-нибудь происходит, но люди привыкли. Они всегда привыкают. Порой у Ививы возникал вопрос: можно ли их еще чем-нибудь удивить?

Пожалуй, что можно. Женщиной в шелковом халате, тапочках и ершиком, торчащим из кармана. Ививой Блейк, расхаживающей по улицам Манхеттена с двумя огромными пакетами, набитыми бельем.

Прохожие расступались перед ней, хохоча и отвешивая пошлые шуточки. Папарацци, постоянно дежурившие под окнами Пятой Авеню в поисках грязи, спешили запечатлеть момент ее позора. Они окружили ее. Ивива оказалась в центре внимания. Впрочем, как и всегда.

Завтра она прочитает в газете целую статью о себе и своем разводе. Разумеется, там не будет ни слова правды. Но сейчас ей оставалось только бежать.

Ивива преодолела целый квартал, пока не наткнулась на прачечную. Отдышавшись, девушка пошарилась по карманам и сделала еще одно открытие – она не взяла с собой денег. Ни цента.

– Вот черт! – выругалась Ивива и обратилась к паре человек, которые стояли рядом с ней. – У вас нет четвертаков? Пожалуйста.

Они с недоумением посмотрели на нее и засмеялись. Ивива пришла в бешенство.

– Жмоты! – крикнула она.

Неожиданно за спиной появился мужчина. Он держал в руке блестящую монету и улыбался.

– У вас выдался не самый удачный денек, не так ли? – поинтересовался незнакомец.

– Угу, – кивнула Ивива. – Спасибо. Нашелся хотя бы один джентльмен.

Она забрала у него четвертак и сунула в стиральную машину. С диким ревом закрутился барабан.

Ививе стало ужасно неловко.

Незнакомец же, напротив, разглядывал ее с большим интересом.

– Как вас зовут? – спросил он.

– Ивива.

– Ивива Корсакова? Я слышал о вас.

– Прекрасно. Только теперь мое имя Ивива Блейк. Если вы слышали обо мне, то знаете, что я разведена.

– Это заметно. Меня зовут Джонатан Кроссман. Я живу здесь неподалеку. Недавно переехал.

Ивива уже успела тысячу раз пожалеть, что не посмотрелась в зеркало перед выходом. Правда, ее нового знакомого это абсолютно не смущало. После развода со своей женой ушел он и сам чувствовал себя паршиво. Теперь он хотел предложить свою помощь Ививе и надеялся, что она ему не откажет.

И она не отказала.

– Еще раз спасибо, – поблагодарила она.

Как только машина закончила стирать, Ивива быстро сунула вещи обратно в пакеты и выбежала на улицу, позабыв о Джонатане. Он и не пытался ее преследовать, зная, что еще встретится с ней.

Ивива не торопясь дошла до дома. Прохожие все так же расступались, смеялись и подшучивали.

Но она не слышала их.

По дороге ей встретился винный магазинчик. Она взглянула на витрину. Простояв пять минут, Ивива с отвращением отвернулась. Ивива никогда не имела проблем с алкоголем. Во всяком случае, она так думала. Но бутылка вина стала единственным утешением в жизни.

Опасным утешением.

Она вошла в парадную. Консьерж Бенни посмотрел на нее полным сострадания взглядом – вид у Ививы был совершенно разбитый.

– О, Вив, я до сих пор не могу поверить, что ты вышла из дома в таком виде, – запричитал Бенни. – Если тебе нужно с кем-то поговорить, я всегда к твоим услугам.

– Никогда не называй меня Вив! Я – Ивива! – пригрозила она.

Бенни перепугался.

– Извини, извини! Ивива.

– Так-то лучше, – Ивива улыбнулась и похлопала его по плечу. – Расслабься.

– Узнаю нашу девочку! – Бенни щелкнул пальцами. – Так значит, с депрессией покончено?

– Окончательно. Пора жить дальше, – задорно подмигнула она, заходя в лифт.

Давно Ивива не видела квартиру такой пустой. Ей захотелось выпить, но она пересилила себя. Она сняла халат, перчатки, вытащила ершик из кармана и встала перед зеркалом. На нее смотрела замученная молодая женщина с растрепанными волосами. Совсем не та счастливая невеста.

Она взяла расческу. Волосы поддались не сразу.

Да, жизнь продолжается.

И Ивива готова к новым свершениям.

Она включила Шопена и достала последнюю бутылку вина. Открыв ее, Ивива подошла к раковине и вылила содержимое. Вино, словно кровь стекало по трубам в канализацию, унося с собой все разочарования и душевную боль.

Теперь Ивива свободна.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
235 000 книг 
и 42 000 аудиокниг