Книга или автор
5,0
2 читателя оценили
206 печ. страниц
2020 год
18+

Д ж и н а
Дилогия
Lily Alex

Иллюстратор Pixabay darksouls1 Enrique Meseguer

© Lily Alex, 2020

© Pixabay darksouls1 Enrique Meseguer, иллюстрации, 2020

ISBN 978-5-4498-6091-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero


Лес, ночь, полнолуние

Классическое время для ритуального убийства.

Факелы, колья, топоры, вилы

Классический вариант расправы с колдуньями.

Когда нужна была помощь – шли, кланялись. А стоило сдохнуть двум старым коровам… Нечего было экономить на ветеринаре…

Ветер, мятущиеся тени…

Беги, доченька, я задержу их… Сколь смогу…

Я не оставлю тебя, мама! Умрём вместе!

Я не хочу! Живи! Живи ради меня…

* * * * *

…Она уже выплакала все слёзы.

Полулёжа на оттоманке, она обвела взглядом крохотную комнатку, освещённую только умирающим светом догорающего камина, продолжая обдумывать свой псевдоним.

Она потёрла лицо руками.

Новый язык – новое имя.

Она взболтнула свой коктейль, наслаждаясь изысканным ароматом можжевельника.

Pедкий, так называемый, жёлтый джин, и янтарная жидкость, того же цвета, что и её волосы, подсказали ей имя.

«Джина.»

Она улыбнулась и отсалютовала своему отражению в зеркале.

Глава 1

Очередная хозяйская игрушка. Очередная бабочка, соблазнённая сверканием «богатенького Буратины».

Так думал Роджер СатÁни, ближайший слуга, камердинер А́ртура Чёрнсына, напоследок проверяющий всё ли готово для приёма гостьи.

Не просто быть компаньоном у самого сына Дьявола, избалованного до глубины души, за более чем сорок лет своей нынешней жизни на Земле, привыкшего, что он получает всё, что захочет и делает, всё что вздумается.

Роджер бросил на себя взгляд в зеркало.

Хотя СатÁни по возрасту в отцы годился своему воспитаннику, выглядел он настолько эффектнее, что зачастую только тяжесть «золотого тельца» перевешивала в пользу Áртура чашу весов симпатий тех, кого они называли «дамочками».

Выше, чем Чёрнсын, с атлетической фигурой; его густые, коротко стриженные волосы, цвета перца с солью, даже не казались седыми. Ни у кого язык не повернулся бы назвать морщинами суровые складки на его загорелом лице. Классический прямой нос, делал его похожим на древнеримского полководца, а глаза, как у беркута, придавали ему облик этой гордой и сильной птицы.

Строго сомкнутые, по-мужски красивые губы обычно скрывали его белоснежные, крепкие, как у волка зубы, потому что его характерная улыбка вызывала у смертных мороз по коже.

Вот поэтому-то пираты и назвали его, представителя Смерти на Земле, «весёлый Роджер», не решаясь лишний раз употреблять реальный термин.

СатÁни понравилось такое прозвище, и теперь, в очередной раз получив человеческое тело, он выбрал себе именно это имя.

Он обернулся, почувств как бы порыв ветра.

Посередине «комнаты свиданий» крутился ему знакомый транспортационный смерч, откуда, смеясь, выскочил хозяин Роджера с девицей в обнимку.

Змей-Искуситель собственной персоной, Áртур Чёрнсын выглядел как худощавый брюнет, среднего роста, сейчас одетый в роскошный, но строгого покроя деловой костюм.

– Обожаю твои трюки! – взвизгнула его спутница, прижимаясь к Áртуру. Изящная, рыжеволосая, со слегка раскосыми зелёными глазами, она походила на лисицу.

СатÁни заметил, что девица – не столь юна, как ожидал он, ей было лет тридцать, не меньше; она входила в ту пору, когда женская красота ещё хранит свежесть, но уже накоплено достаточно опыта, чтобы преподнести её в наилучшем свете.

– Ну, тогда Роджер нам покажет тоже что-нибудь простенькое! – Чёрнсын подмигнул компаньону.

Тот приблизился, не удивляясь, что девица притихла, увидев его улыбку.

– Позвольте вашу ручку, синьорина, – галантно обратился он к ней, и та протянула руку изящно, но высокомерно, как принцесса.

Роджер дотронулся до бриллианта на одном из её колец, превратив его в голубоватый камень.

– Фи, – Девица надула губки. – Чё это такое?

– Он теперь дважды дороже, – Áртур ухмыльнулся, лаская девицу.

Он обвёл рукой комнату и дневной свет пригас, уступив место мягкому полумраку, а стены и потолок засветились, переливаясь, как лава-лампы, и потолок пульсировал в такт нежной мелодии.

Девица выскользнула из рук Áртура и, напевая, закружилась по комнате. Она словно растворялась в мелькающих тенях. Одним изящным движением она распустила волосы, они оказались длиной чуть ниже плеч, и сейчас она казалась духом леса, той феей, что в Норвежских легендах заманивает мужчин в водопады, а в русских сказках – в болота.

Неудивительно! Áртур и Роджер зачарованно следили за ней, а она, обежав комнату, буквально врезалась в СатÁни, и тот машинально обхватил её.

И когда он почувствовал её сильное, гибкое тело прижалось к нему, а глаза их встретились, Роджер невольно замер, словно она была дикой белкой, сидящей на ладони; и умилительно и трогательно, и страшно, что укусит, и боишься шевельнуться, чтоб не спугнуть, хотя знаешь – каждую секунду она может убежать, навсегда исчезнув из твоей жизни.

После краткой паузы Áртур ухмыльнулся. – Хорошо, Роджер, ты можешь идти.

«Сам иди…» СатÁни не успел заблокировать эту мысль и, глянув на хозяина, заметил, как тот прищурил глаза, контактируя «напрямую.»

«Да, пожалуйста, раз так понравилась – забирай.» Был ответ.

Роджера аж пот прошиб. «Что это со мной?» подумал он с тревогой. Он осторожно освободился от цепких ручек, и, избегая насмешливого взгляда девицы, быстро вышел.

* * * * *

Они не обменялись ни словом об этом событии вплоть до следующего вечера, когда СатÁни вошёл в ванную комнату Чёрнсына с пачкой газет в руке.

Áртур растянулся на лежаке в джакузи, подвернув руки под голову; в воде рядом с ним с одной стороны сидела девица, а с другой – симпатичный молодой человек. Оба они массировали худощавое тело хозяина; а тот прикрыл глаза от удовольствия, и его тонкие губы изгибались в улыбке.

Тем не менее, он глянул на вошедшего компаньона и подал знак, приказывая молодым людям удалиться.

Когда они остались наедине, Áртур рассмеялся.

– Роджер, приятель! Ну и насмешил же ты меня вчера!

Роджер закусил губу.

– Что, правда так впечатлила? – продолжал поддразнивать Чёрнсын. – Ну, если честно, меня она тоже заинтриговала… Что пресса уже пронюхала?

Он сел повыше в ванной и взял протянутые Роджером газеты.

– Быстро работают, стервятники чёртовы… Хорошо – я пока не женат…

– Кстати вам пора начинать подумывать об этом, – заговорил Роджер. – Образ Корпорации в глазах общественности значительно улучшится, если владелец – семьянин.

– Ой, – Áртур поморщился. – Ну, если после шестидесяти… В твоём возрасте где-нибудь…

– Там уж и по второму, а то и по третьему разу можно, – возразил Роджер, ухмыляясь. – Жена-то вряд ли молодеть будет…

– Да уж, – Чёрнсын вздохнул, проглядывая статьи. – Ха! Меня уже почти женили! Обручальное кольцо! Во дают! Углядели твой перстень!

– Но знаешь, – признался Áртур. – Мне не хотелось бы с ней сходится. Ну, подкинул я ей деньжат; познакомил с двумя-тремя людьми, что могут быть ей полезны; можно и разбежаться.

– Мне кажется вы её побаиваетесь, – в свою очередь подколол Роджер Чёрнсына.

– Что ж, может ты и прав, – отозвался тот задумчиво.

– Так вы думаете она одна из наших?

– Скорее всего. Она «блокируется» настолько сильно, что не пробьёшься. А ты не пробовал?

– Нет. Когда?

– Да, действительно… Я уж подумывал Отца Моего спросить…

– Беспокоить Его по эдакому поводу?

– Да, ты и в этом прав…

Вздохнув, Áртур вылез из ванны, бросив газеты в сторону, и Роджер помог ему надеть длинный махровый халат, индиго-синий с золотым шитьём.

– Я, к сожалению, не вхожу в число Его любимчиков… А может ты смотаешься?

– Боюсь показаться Ему на глаза, – признался СатÁни. – Я и так перед вами провинился…

– Чем? Что послал меня? – Áртур расхохотался и хлопнул камердинера по плечу. – Приятель, ты мне прежде всего друг, не просто слуга. Да я б тебе всё что у меня есть отдал бы не задумываясь!

– Спасибо, Хозяин, – Роджер опустился на колени, но Áртур поднял его и обнял.

– Спокойной ночи! – Улыбнувшись, Чёрнсын слегка оттолкнул камердинера, и тот вышел, а Áртур прошёл в спальню.

* * * * *

Он запрыгнул в свою роскошную широченную кровать, с балдахином, сегодня убранную в голубовато-сиреневых тонах, что отлично сочеталось с прочей изысканной обстановкой в стиле Ренессанса.

Он закрыл было глаза, но разговор с Роджером по-прежнему крутился у него в голове. Образ Джины преследовал его, как навязчивый мотив. Словно змея из норы, она выползала, извиваясь, из самых тёмных уголков сознания, её зеленые глаза светились, гипнотизируя, а трепещущее тело источало такое призывную энергетику, что даже не каждый святой бы устоял.

Áртур рывком сел в постели, чувствуя, что точно не сможет заснуть.

– Привораживает ведьма, – прошептал он досадливо. – Вот заблокирую её к чёрту, а то и дам ответным ударом – будет знать с кем смеет тягаться.

Но их вчерашнее свидание всплыло в его памяти так живо, что у Áртура аж дыхание перехватило.

«Да ладно,» подумал он. «через две недели как раз приём на день Святого Валентина… А там видно будет…»

Он поколебался, но взял трубку и набрал номер.

– Джина, лапушка, ты занята? – мурлыкнул он вкрадчиво-ласково, как кот. – Ну, как я могу ревновать мою лисоньку? Просто хотелось бы знать твои планы на завтра. А то тут намечается шикарная вечеринка по поводу любви… к животным. А, ты уже знаешь? Да, на Валентина. Дело в том, что завтра у меня как раз встреча с организатором; если ты поедешь со мной, я и тебе постараюсь приглашение выбить. Часов в пять вечера будешь готова? Нет, строго деловая. Да, да, это именно он. Его жена недавно организовала очередной парк-сафари. О, дорогая, я знаю, что это твоя мечта. Ты просто чудо! Ну что, поедешь? Я тоже рад, увидимся завтра! Сладких снов!

Он положил трубку и, буквально рухнув на подушки, мгновенно отключился.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
254 000 книг 
и 49 000 аудиокниг