Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Записки институтки

Записки институтки
Бесплатно
Добавить в мои книги
685 уже добавили
Оценка читателей
4.52

Накануне лучшие наши выпускницы ездили во дворец получать награды от Государыни… Мы, младшие, с волнением смотрели на ряд карет, подъехавших к зданию института. Девочки – в парадных платьях – вернулись восхищенные, обласканные Августейшими покровителями, и нам показывали покрытые бриллиантами шифры и золотые и серебряные медали, которые рельефно выделялись на голубом бархате футляров, увенчанных коронами…

Лучшие рецензии
korsi
korsi
Оценка:
77
Не то, чтобы я брала свои слова обратно, но продолжение «Княжны Джаваха» заметно крепче и живее (сдаётся мне, что и написано оно фактически раньше «приквела»). Здесь чуть меньше романических спецэффектов, зато жизнь женского института описана подробно и явно со знанием дела. Любопытный ход: то же место действия, те же персонажи и даже частично те же события, в первой книге рассказанные княжной Ниной, здесь описаны от лица уже её подруги, Люды Влассовской; хотя однообразие авторского стиля делает этот ход и малоэффективным, и малоэффектным.
Впрочем, Чарская пишет вполне по-девочковому. Одиннадцатилетне, эмоционально, трепетно, трогательно. Что меня всё же продолжает удручать — это судьба главной героини.

Дальше спойлеры и ворчалки, все любители Чарской, простите меня великодушно!

Бесславная, бессмысленная кончина в унылом северном городе, в скучных институтских стенах — этого ли достойна гордая кавказская княжна, которая у себя на родине так отважно исследовала башни с привидениями и так хитроумно убегала из дома? Самое печальное, что в ходе сюжета такая судьба представляется вполне закономерной.
В самом деле, книга вполне оправдывает и второе своё название — «Павловские затворницы». Присмотреться к институтской жизни: это же ужас что такое — плохая одежда, плохое питание, прогулки по городу — полтора раза в год, только по самым большим праздникам; и во время этих прогулок прохожие глядят на воспитанниц с сожалением, принимая их за приютских. Всё это, может быть, экономически объяснимо, но вместе со строгим распорядком дня девочкам навязывают какие-то ограниченные духовные ценности. Воспитательная система выглядит каким-то царством абсурда: равнодушные, близорукие классные дамы наказывают не тех, кто провинился, а тех, кто признался; да и как наказывают — снимают передник и оставляют без шнурка; за мелкие беспечные шалости дети держат ответ чуть ли не перед Богом. Удивительно ли, что в таких условиях дети вырабатывают единственно доступное им поведение: лукавство и изворотливость, и без конца проявляют одно и то же сомнительное благородство, принимая на себя чужую вину. Удивительно ли, что чувствительные девчоночьи душонки ударяются в патетические переживания по мельчайшему поводу и чуть не в обморок падают на исповеди.
Я зажимала губы, чтобы не дать вырваться крику исступления... Мои мысли твердили в пылавшем мозгу: «Помоги, Боже, помоги, помоги мне! Я знаю только первые десять билетов!»
Не, нормально, чего уж. Я сама была такою триста лет тому назад. Но, смакуя все эти душевные терзания, г-жа Чарская не выводит читателя за их пределы, не даёт ребёнку ничего, чтобы справиться с ними, а то и взглянуть с иной стороны.
И вот в этом сумрачном застенке, в этом царстве женской логики и истерик оказывается существо, которому впору джигитовать на просторе и петь песни под южными звёздами. Холод, плохие условия, бесконечные стрессы и тоска по родине убили маленькую княжну — какие ещё я должна извлечь глубокие моральные уроки?
Не говоря о том, как легко и красиво совершилась эта детская смерть. На всё воля Божья, у неё была плохая наследственность, смиритесь и не горюйте, — вот и всё, что может сказать хозяйка пансиона в утешение скорбящим подругам. Интересно, что она напела отцу, раз он тоже так смиренно вернулся восвояси, не пробыв у гроба любимой дочери и суток?
Смерть героя — сильное и значительное место в любом хорошем художественном произведении; смерть ребёнка — сильное и значительное вдвойне, а часто даже и символическое.
А в каждой книжке просто так убивать по ребёнку — это, извините, преступное расточительство. Ну, или нормальное декадентство.
Читать полностью
Amatik
Amatik
Оценка:
47

Люблю книги Чарской. Благодаря им мысленно возвращаюсь в свое детство, когда учитель читала на внеклассном чтении "Сибирочку". Благодаря им уважаю детскую литературу дореволюционного периода. И не менее интересно почитать про различные заведения для девочек из состоятельных семей.
В "Записках институтки" практически все героини мне известны по другим книгам Чарской. Но от этого не становится менее интересны приключения девочек. Люблю образ княжны Джавахи, хоть автор уготовила ей печальную участь. Мне нравится, как описана дружба между подростками, какие доверительные отношения ваозникают между взрослыми и детьми. Кто бы сейчас подумал написать письмо благодарности подруге своей дочери? А ведь тогда писали, тогда уважали маленькие, еще не развившиеся личности.
Все волшебно, нежно, красиво. Впрочем, в произведениях Чарской всегда так.

Читать полностью
margo000
margo000
Оценка:
47

Милая, нежная, трогательная своей сентиментальностью, вся очень трепетная - в общем, очень "девочковая" книга!..
Конечно же, и слез она вызвала немало: и чуть наивным детским благородством, которое проявляли девочки-институтки, и щемящей тоской и недетскими переживаниями, которые испытывали не только герои книги, но и, уверена, все читающие ее...
Люда Влассовская и Нина Джаваха теперь одни из моих любимых детских образов... Хорошие девочки, очень хорошие...

Это мое первое знакомство с творчеством Чарской. Думаю, что всячески поддержу свою одиннадцатилетнюю племянницу в ее любви к этим книгам, а чуть позже и подсуну их своим детям.

Большое спасибо, дорогая dich-t-e-r ! Я стала благодарным читателем книги, которую вы мне предложили во Флэшмобе-2011!!!

(Вопрос: а как конкретно эта повесть связана с книгой "Начало жизни" ? Эта одна из ее частей? Или один из вариантов? Или вообще как? Я теперь хочу прочитать всё полностью...)

Читать полностью
Лучшая цитата
Я видела сквозь слезы эти простодушные, любящие лица, слышала искренние пожелания «доброй панночке» и, боясь сама разрыдаться навзрыд, поспешно села в бричку с мамой и Васей.
В мои цитаты Удалить из цитат