Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Княжна Джаваха

Княжна Джаваха
Книга доступна в стандартной подписке
Добавить в мои книги
38 уже добавили
Оценка читателей
4.43

Героиня повести известной писательницы начала XX века Лидии Чарской – девочка-сирота. Много невзгод выпало на ее долю. Эта книга – о настоящей дружбе, верности, чести, о трогательной и нежной привязанности.

Для среднего школьного возраста.

Лучшие рецензии
korsi
korsi
Оценка:
105

Уж вы меня простите, душки, но после статьи Чуковского читать Чарскую без хохота решительно невозможно.

Конечно, как настоящая девачка, я против Чарской ничего не имею. Однако чтение это однозначно нездоровое, и я не уверена, можно ли читать её запоями, как Буссенара или Конан Дойля, и при этом остаться в здравом уме.
Сюжет «Княжны Джаваха» смутил меня вот чем: история героини — это, по сути, путь деградации. В первой части («На Кавказе») перед нами — девочка-джигит, диковатая и лихая, достойная наследница и дочь своей гордой родины. И пусть её родина — декоративный шаблонный Кавказ, где чинары и розовые кусты растут бок о бок на одной и той же равнине. И пусть её подвиги ограничиваются неудачным побегом из дома с запасом лобио, завёрнутым в салфетку, словно кулёк печенек. Всё же здесь в ней, больше похожей на марципановую статуэтку, чем на живую девочку, проглядывает некая сахарная удаль и доблесть.
Всё это для того только, чтобы во второй части («В институте») очутиться в курятнике для благородных пигалиц, обрасти там пухом и перьями, научиться выкудахтывать ласковые прозвища для милых подружек и наивные проклятия для ненавистных учителей. Главный завет, которым обогащается душа девочки к финалу: что бы ни случилось, не ябедничать и брать вину на себя. Главный урок, который она получает: учёба в Петербурге — это вам не джигитовка. Впечатление, в любом случае, осталось именно такое.
Стиль смущает нечеловеческой эмоциональной концентрированностью. В мире ребёнка всё преувеличено до сверхвзрослых размеров, чувства одиннадцатилетней девочки описаны выражениями из дамского романа. Вот вам, например, такой фокус: берём один из эпизодов, вычёркиваем все указания на возраст героини и получаем арию из мыльной оперы. Вуаля:
И, еще раз поцеловав меня, он стремительно направился к выходу. Я видела, как удалялась его статная фигура, как он оглядывался назад, весь бледный, с судорожно подергивающимися губами, и только молча с мольбою протянула к нему руки. Он тоже оглянулся и в ту же минуту был снова подле.
— Нет, я так не уеду! — стоном вырвалось из его груди. — Ну, радость, ну, малюточка, хочешь — едем со мною?
Хочу ли я! Он спрашивал, хочу ли я?.. О, Боже всесильный! Я готова была крикнуть ему, рыдая: «Да, да, возьми меня, возьми отсюда, мой дорогой, мой любимый отец!..»

А ведь это всего-навсего отец привёз дочку в пансион. Если учесть, что до этого она легко и непринуждённо отвадила вдового папу от новой невесты, — тут явно проскакивают искры электрова комплекса.
В остальном с Чуковским трудно поспорить: стиль Чарской — образцовая энциклопедия штампов.
Но всё же, снова включая девачку, признаю: нечто в ней есть. Не зря же её до сих пор переиздают и даже, видимо, читают. Только на обложке новых изданий я бы посоветовала ставить значок: опасайтесь передозировки.

Читать полностью
Apsny
Apsny
Оценка:
26

Получается, что историю Чарской о Павловских институтках следовало начать именно с этой книги, я же прочитала её второй. И она понравилась мне много меньше, чем "Записки институтки", особенно первая часть книги, где дело происходит на Кавказе. Повесть рассказывает о детстве Нины Джавахи, с которой подружилась в институте Люда Влассовская. Нина - дочь грузинского князя, родилась в Гори, где и жила до отъезда в Петербург. Девочка росла на свободе, любимая отцом и домашними, смелая и вольная как птица, носилась верхом по горам и была совершенно счастлива. Вообще Кавказ с его природой и пёстрым населением - благодатная тема для романтических повествований. И Лидия Чарская пользуется этим на всю катушку. Жизнь и приключения маленькой девочки на фоне чудесной природы и суровых горцев (диких, но симпатичных) - куда уж романтичнее. Но сдаётся мне, что сама писательница на Кавказе никогда не бывала, или самое большее была проездом. Чем иначе объяснить то, что семью, откуда происходила мать девочки (отец Нины практически украл её из аула) Чарская попеременно называет то лезгинами, то чеченцами, то татарами... Если первые и вторые - хоть и разные, но кавказцы, то уж татар в Грузии точно не водится. Хватало в тексте и других досадных нелепостей подобного плана. Так, разбойников-горцев Чарская именовала не иначе как душманами, хотя это название было распространено в Средней Азии, на Кавказе же они называлисб абреками.. А особенно я веселилась, когда увидела вот это:

Ты можешь одна подавать на стол твоему князю, печь лобии и мариновать персики.

В маленьком узелочке были сложены лаваши и лобии, которые я ежедневно откладывала от обеда и незаметно уносила к себе.

Я так-то знаю, что такое лобио - сама выросла на Кавказе. Справившись (на всякий случай) в примечаниях, узнала, что это "любимое грузинское кушанье". Ну, я бы с этим поспорила, конечно... шашлык и хачапури там больше любят. Лобио - это кушанье из фасоли с чесноком и аджикой, обязательное блюдо поминального стола, его не пекут, а варят в котлах. И в узелок его увязать точно не получится...
А всё-таки всё это можно простить Чарской за один только образ Нины Джавахи! Её отвага, благородство, доброта, справедливость, умение преданно и нежно любить делают эту девочку одним из самых светлых и идеальных детских литературных портретов. Прекрасная книга для детей, особенно для девочек, да и многим постарше тоже понравится.

Читать полностью
Kamisha
Kamisha
Оценка:
10

Любимая книга детства, очень благодарна маме, что принесла мне ее из библиотеки!
Жизнь Кавказа мне чужда, я там не бывала, никто мне толком не рассказывал о тех людях, той природе, поэтому описанное в этой и нескольких других книгах Чарской стало для меня таким открытием! Все эти аулы, горы, горячие люди! Интересно и необычно! И Княжна Джаваха была пылкой горной девчушкой, которой сложно покориться институтской жизни.
Как я плакала, когда умирала ее мама! Как я плакала, когда заболела и умерла в следующей книге из этой серии, маленькая княжна! Я ее любила всем сердцем! Из многих героинь Чарской она была лучшей для меня (наверное, как первенца родители любят больше, так же и я :D).
Я не боялась здесь спойлерить, потому что если книга не прочитана в 10 лет, то брать в руки сейчас нет смысла.

Спасибо, автор, это было выразительно.

Читать полностью
Оглавление