Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
Написать рецензию
  • TibetanFox
    TibetanFox
    Оценка:
    232

    Тиражи "Ходжи Насреддина" миллионные, переизданий несколько и всё же как-то есть люди, которые умудрились его не прочесть... Больше, больше Ходжи Насреддина! Бежать за этой книжкой, роняя штаны, носки, ум, честь и совесть.

    Тут дальше должно было быть про то, что "завидую тем, кто ещё не читал", но на самом деле не завидую совершенно. "Ходжу..." я перечитываю каждые 2-3 года, и каждый раз с таким же восторгом, как и в первый раз. Каждую сцену я знаю наизусть, большую часть реплик — дословно (и употребляю в речи не так уж редко и "О не сдавливай мне голову с помощью веревочной петли и палки!", и "Звезды Сад-ад-Забих..."), но всё равно жадно прочитываю каждое слово. Как же на меня немало повлияла эта книга... Во-первых, появилась любовь к трикстерам и авантюрным персонажам наподобие Насреддина или Бендера. Во-вторых, сформировался мой мужской идеал... Даже внешне. Кареглазый и черновласый бородач, ах. В-третьих, я поняла, насколько важна в литературе атмосфера, насколько глубоко можно провалиться в книгу. Базар, рынок, чайхана; пот, духота, влажная жаркость; липкие восточные сладости, халва, отяжелевшие мухи; звон монет и быстро оживляющееся при их виде лицо с хищным носом, которое до этого казалось лицом мертвеца. В самом сюжете первой части "Ходжи Насреддина" ничего сверхоригинального нет, большая часть баек взята из древних анекдотов про Ходжу Насреддина, да и куча фирменных приколов вроде "Не думай про краснозадую обезьяну" тоже. Но как всё это описано, чёрт подери! Не страницы перелистываешь, а гонишься за трудноуловимым ишаком и его хозяином в базарной толчее, лишь бы только из виду не потерять. Конечно, можно гордо вскинуть бровь и посетовать, дескать истины-то все тут прописные: будь няшей, люби людей, борись с тиранами. А на то они и годные истины, что повторить ещё один раз никогда не повредит. Роман, как мне кажется, ориентирован прежде всего на юношество, такой он лёгкий и интересный. Прочитаешь – и как на крючке волей-неволей возьмёшься за какую-нибудь другую книжку в поиске чего-то такого же увлекательного. Да и Ходжа Насреддин, если так рассуждать, не такой уж и котик: по чужим гаремам шастает, не гнушается ради доброго дела, но все же плутовать. Квинтэссенция плута, Робина Гуда в чалме, в жизни не встретишь, но хоть в романе...

    Кстати, первый раз я Ходжу Насреддина встретила вовсе не у Соловьёва или в турецких легендах, а в болгарских сказках. Там действовал некий Хитрый Пётр, который был точно таким же плутом, как и Насреддин, но из патриотических болгарских чувств постоянно по сюжету его обставлял. В частности, была там сказка, её сюжет и в соловьёвской версии упоминается: про тыквы в мешке. Только у Соловьёва и в турецкой версии байки тыквы принадлежат мулле, а разбивает их Насреддин, а в болгарской сказке тыквы принадлежат Насреддину, а разбивает их Хитрый Пётр.

    "Возмутитель спокойствия" является одной из моих любимейших книг. А вот вторая часть "Очарованный принц" понравилась чуть меньше, хоть и всё равно трудно поверить, что такую светлую книгу человек способен написать в лагерных условиях. Что же не понравилось? Во-первых, семейная жизнь Насреддина. Ясен пень, что Гюльджан не растворилась бы в воздухе перед второй книжкой, но мне не понравилось то, как описано их житье-бытье. Потому что я не могу никак принять, что это является нормой даже для славных людей: жена после свадьбы немедля толстеет и крикливой краснолицей мегерой постоянно пилит мужа, докапывается до него, из вредности делает все наоборот. Понятно, что ирония автора над женскими чертами здесь мягкая, но именно принятие Ходжой такого порядка вещей, как неизбежного, меня потрясло. Во-вторых, определённая часть книги показалась мне скучной, и при перечитывании я стараюсь её перелистнуть. Все эзотерические бухтения, пусть они и благие, но скучноватые. И сюжетная линия с ворованными конями нагоняла тоску, единственно интересное — описание гадальщиков на мосту. Зато несколько жемчужин в пахлаве моего обожания появились именно во второй повести. Это не менее легендарный персонаж — Багдадский Вор, который тоже тот ещё жук и история про детство Ходжи Насреддина. Вол-шеб-но.

    В общем, одна из тех книг, которую я готова советовать вообще всем и каждому. И даже миллионные тиражи для неё маловаты.

    Интересно, как бы выглядел насреддиноподобный трикстер в современных российских реалиях?

    Читать полностью
  • Roni
    Roni
    Оценка:
    160

    Одна из моих любимейших книг. Не перечитывала её лет десять и поэтому испытывала странное чувство: как будто вернулась в давно покинутый отчий дом – туда, где выросла, где всё родное и милое моему сердцу.
    Не люблю в рецензиях описаний героев и бесконечных цитат, но в этом случае не могу с собой совладать: так хочется поделиться любимым)

    Почему так люблю эту книгу? Во-первых, герои, навечно поселившиеся в моем сердце:
    Ходжа Насреддин – безумно харизматичный, весёлый, хитрый, лукавый, с быстрым и парадоксальным умом, воин добра и света – чем не идеал мужчины?
    Осёл – эту хитрую и преданнейшую скотину люблю бесконечно.
    Гюльджан – жена, родившая Хожде Насреддину 7 сыновей.
    «Но Гюльджан…Но ты ведь знаешь ее природу: если бы она вдруг утонула в реке, – спаси нас аллах и помилуй от подобного случая! – то я бы пошел искать ее тело не вниз по течению, а вверх!»
    «Кто мог бы узнать в этой толстой крикливой женщине с красным лицом прежнюю Гюльджан? Но у Ходжи Насреддина было двойное зрение, и он, когда хотел, мог смотреть на свою любимую жену глазами сердца и видеть ее прежней.»
    Желтоглазый вор – по его сердцу водораздел – борьба добра и зла.
    И ещё многие и многие, о которых я надеюсь вы прочтёте сами.

    Во-вторых, книга будит во мне языческую радость солнцепоклонника (что весьма актуально в нашей хмурой средней полосе). Книга – солнечный слиток. Это полуденное солнце: жаркое, яростное, властное, щедро оделяющее добром, но сжигающее за зло.

    В-третьих, описания: симфония звуков и красочность. Соловьёв – явный аудиал. Ещё не в одной книге не встречала в таком количестве и разнообразии «звучащих» глаголов. Вот яркий пример:
    "И начался базар.
    Когда Ходжа Насреддин, хорошо выспавшийся в тени могильного памятника, приехал на площадь, она уже вся гудела, волновалась и двигалась, затопленная из конца в конец разноплеменной, разноязычной, многоцветной толпой. «Дорогу! Дорогу!» – кричал Ходжа Насреддин, но даже сам с трудом различал свой голос в тысячах других голосов, ибо кричали все: купцы, погонщики, водоносы, цирюльники, бродячие дервиши, нищие, базарные зубодеры, потрясавшие ржавыми и страшными орудиями своего ремесла. Разноцветные халаты, чалмы, попоны, ковры, китайская речь, арабская, индусская, монгольская и еще множество всяких наречий – все это слилось воедино, качалось, двигалось, гудело, и поднималась пыль, и замутилось небо, а на площадь бесконечными потоками прибывали новые сотни людей, раскладывали товары и присоединяли свои голоса к общему реву. Гончары выбивали палочками звонкую дробь на своих горшках и хватали прохожих за полы халатов, уговаривая послушать и, пленившись чистотою звона, купить; в чеканном ряду нестерпимо для глаз сияла медь, воздух стонал от говора маленьких молоточков, которыми мастера выбивали узоры на подносах и кувшинах, расхваливая громкими голосами свое искусство и понося искусство соседей. Ювелиры плавили в маленьких горнах серебро, тянули золото, шлифовали на кожаных кругах драгоценные индийские самоцветы, легкий ветер порой доносил сюда густую волну благоуханий из соседнего ряда, где торговали духами, розовым маслом, амброй, мускусом и различными пряностями; в сторону уходил нескончаемый ковровый ряд – пестрый, узорный, цветистый, разукрашенный персидскими, дамасскими, текинскими коврами, кашгарскими паласами, цветными попонами, дорогими и дешевыми, для простых коней и для благородных."

    В-четвертых, автор. Только недавно узнала, что Леонид Соловьёв, цитирую: «В сентябре 1946 года Соловьёва арестовали по обвинению в подготовке террористического акта. Вышел он на свободу в июне 1954 года, проведя восемь лет в лагерях. Повесть «Очарованный принц», вторая часть «Повести о Ходже Насреддине», была написана в лагере, на основе сценария к фильму «Похождения Насреддина», и закончена к концу 1950 года.»
    Как? Как можно написать такую полную жизни, добра, света, справедливости, красок, звуков, любви, мудрости книгу, находясь в заключение в нечеловеческих условиях? Поразительно! Может, и правда, творчество – панацея от всех бед и горестей?

    В-пятых, и в последних, вера. Не простой вопрос веры поднимает автор перед своим любимым героем. И решает его так:
    «Его вера все громче звучала в его душе и переливалась через края, но слова для нее, неповторимого и единственного, он в своем разуме не находил. А между тем чувствовал, что оно есть, и где-то близко; он напрягая все силы, дабы пламя из его души поднялось в разум и зажгло его этим великим словом; и когда, казалось ему, он уже вконец изнемог от непомерных усилий, – слово это вспыхнуло в нем, блеснуло, сверкнуло и, перелетев на уста, обожгло их незримым огнем.
    – Жизнь! – воскликнул он, вздрогнув и затрепетав, не замечая слез, струившихся по лицу.
    И все вокруг дрогнуло, затрепетало, отзываясь ему, – и ветер, и листья, и травы, и далекие звезды.
    Странное дело: он всегда знал это простое слово, но проник во всю его бездонную глубину только сейчас, – и когда проник, это слово стало для него всеобъемлющим и бесконечным.»

    Очень надеюсь, что убедила вас прочитать эту замечательную книгу и обязательно дать её вашим подрастающим детям!

    Читать полностью
  • LittleWitch
    LittleWitch
    Оценка:
    59

    Эй, чайханщик, сделай-ка мне чайник чаю и положи одеял побольше. Давай раскурим кальян и я поведаю тебе удивительную историю.
    Видишь вот эту книгу? Да, друг, это не китайские иероглифы, ты прав. Это кириллица, но и она открывает мудрецам многие тайны.
    Мне поведала она о жизни чудесного человека. О Ходже Насреддине.
    Ох, чайханщик, неужели ты не слышал о нем? Не может быть! Но я развею мрак твоей души сегодня, ибо ни один читатель этой книги не может остаться в дурном настроении, а обязательно обретет он веру Жизни!
    Ходжа Насреддин, этот уникальный весельчак, пройдоха и балагур, путешествующий по Востоку на своем верном товарище сереньком ишаке с белыми шерстинками на кончике хвоста. Он вершит справедливость, наказывая жадность, жажду власти и порочность и помогая беднякам с искренним сердцем. При этом весь его путь усыпан бриллиантами яркого юмора. Он настолько верит миру, что тот просто не может, не имеет ни права, ни силы обмануть его.
    И даже обретя семейное счастье в доме с женой и 7-ю сыновьями, не может он усидеть на месте. Не может он не идти и не сиять миру. Рожденный, наверное, в самый полдень, столько в нем силы и энергии Солнца и Света!
    А в конце книги мы проникаем в тайну его детства, касаясь мельком лишь пары эпизодов, но понимая чуть лучше, отчего он таков, каков он есть.
    О, нет, чайханщик, в том-то и дело, он не святой, он обычный неравнодушный.
    Ты огорчался, чайханщик, что из-за нечистого на руку конкурента твоя чайхана терпит убытки и не имеет посетителей. Ходжа Насреддин поможет и тебе. Смотри, я оставлю тебе перевод этих двух частей книги, написанной так легко, будто жемчужные бусины слов сами нанизывались на серебряное перо искусного мастера Соловьева. Ты будешь в прохладе своей чайханы в самый знойный час зачитывать отрывки книг и, поверь мне, от посетителей не будет отбоя, и возможно однажды путник, заглянувший к тебе скажет: "Ходжа Насреддин! А я вот слышал еще что о нем!" И раскажет историю, которой нет в этой книги. Запиши ее сам, и пусть потомки услышат и ее, узнают о Насреддине еще немножко больше.
    А пока, чайханщик, дай я мысленно склонюсь до земли в наинижайшем поклоне с благодарностью к автору книги Леониду Соловьеву да подремлю пару часиков на твоих мягких одеялах...

    Читать полностью
  • Shishkodryomov
    Shishkodryomov
    Оценка:
    44
    Я — Ходжа Насреддин, возмутитель спокойствия и сеятель раздоров, тот самый, о котором ежедневно кричат глашатаи на всех площадях и базарах, обещая большую награду за его голову. Вчера обещали три тысячи туманов, и я подумал даже — не продать ли мне самому свою собственную голову за такую хорошую цену.

    Имея твердую непоколебимую основу в виде любви к простому народу, Ходжа Насреддин стал легендой еще при жизни. Но «Возмутитель спокойствия», не имеющий тяжеловесности «Очарованного принца» (что немудрено, ибо автор писал его в лагерях), настолько четко проводит границу черного и белого, что немудрено ему называться детской книгой.

    Нерядовой мошенник и человек с реальными моральными ценностями – это, по меньшей мере, необычное сочетание. Но гений автора смог нарисовать вполне реальную картину. Насреддина мы видим с вполне уже устоявшейся репутацией, но отдельный эпизод из его жизни, описанный в «Возмутителе спокойствия», хорошо дает понять, что именно из них, из подобных эпизодов и состоит его жизнь. Слава бежит впереди него, но перед нами вполне обычный человек, которого периодически беспокоят вполне тривиальные вещи – пообедать, достать денег, завести собственную мастерскую, разбогатеть и завести семью.

    Феномен Ходжи Насреддина именно в том, что он на голову выше всех, кто его окружает. Но это неудивительно, потому что он ведет такую активную жизнь, что развивается поневоле, даже тогда, когда устал - он вздыхает "Нет, мне сегодня не дадут отдохнуть" и мчится на ишаке спасать Джафара. Природа наделила его потусторонней интуицией, умением общаться, а заполненная им ниша народного любимца помогла набрать многовековой опыт. Причем мы видим Насреддина уже в зрелом возрасте, 36 лет. Эта цифра навсегда вошла в мою жизнь как «возраст Ходжи Насреддина». Наряду с 33-летием Иисуса и 38-летием Корейко, охарактеризованным Ильфом и Петровым как «последний припадок молодости».

    «Возмутитель спокойствия», кроме всего прочего, – это инструкция к повседневной жизни и некоторые простые правила, понятные всем, но, тем не менее, которые впитываются в молодой неокрепший еще организм навсегда. Например

    1. Соскочить в нужный момент (эпизод у ворот и после продажи арабского жеребца)
    2. Дать откат чиновнику, при этом с ним торгуясь (спор с рябым слугой после продажи жеребца). Особенно радует форма общения – Насреддин и слуга говорят о мосте в загробный мир для хозяина слуги, который должен быть огражден разными по толщине перилами. Толщина перил в данном случае – сумма.
    3. Как поймать за хвост фортуны в азартных играх и быстро сбежать с выигрышем (игра в кости в чайхане).
    4. Как правильно делать пожертвования напрямую, не пользуясь всякими фондами и другими лживыми организациями (раздача выигрыша должникам Джафара).
    5. Как заставить негодяя утонуть самому, даже если он не хочет этого делать ни с первого, ни со второго раза (ростовщик Джафар).
    6. Как устроить переполох, не имея к этому прямого отношения, с помощью ишака.
    7. Бессмысленность обращения в суд (эпизод на площади).
    8. Как заработать 400 тысяч за один час (Насреддин возвращает долг Джафару за отца Гюльджан).
    9. Как притвориться лицом противоположного пола и в чем смысл этого (эпизод с Гусейном Гуслия).
    10. Как преуспеть на службе в государственной структуре (Ходжа Насреддин во дворце).
    11. Как присвоить самому себе ученую степень (Насреддин выдает себя за Гусейна Гуслия).
    12. Как обмануть начальника (Ходжа Насреддин и эмир).
    13. Что именно нужно больной девушке (лечение Гюльджан).
    14. Как общаться с полицией, используя их алчность (многочисленные эпизоды со стражниками).
    15. Что делать с долговыми обязательствами перед банком (эпизод с сумкой утонувшего Джафара).

    И много-много позитива. Мне бы такого Ходжу Насреддина, только в юбке.

    Власть и духовенство выставлены у Соловьева в самом неприглядном свете, но это никого не удивляет, потому что так оно и есть. В общем – народу повезло, что Насреддин не использовал своих талантов против него. Хотя это было бы невозможно, потому что именно из-за народной любви Ходжа Насреддин стал таковым.

    Читать полностью
  • lyrry
    lyrry
    Оценка:
    34

    Апрель принято считать месяцем дураков. В народе говорят: «Весь апрель никому не верь!» А в «Долгой прогулке» одна из тем посвящена плутовскому роману. Как правило, ученые-литературоведы так называют один из видов испанского романа 17 — 18 веков, но сегодня мало кто, разве профессионалы-филологи, знакомы с книгами Кеведо и Гевары. И время прошло и о хитростях испанцы много рассказали, только вот сами плуты и хитрецы никуда не делись после, как впрочем и существовали и до испанских умников. Наверное, одним из таких самых известных весельчаков является Ходжа Насреддин. Даже если ничего не знать о Востоке с его шумными базарами, величественными мечетями и минаретами, хлебосольным гостеприимством и другими многочисленными особенностями, то имя Ходжи Насреддина знакомо многим. Для меня книга Соловьева стала отличной встречей со старым знакомым. Когда-то еще в детстве дома была тоненькая книжка с коротенькими историями типа баек о похождениях Ходжи Насреддина и его ишака — это было весело и интересно. И сейчас, вновь встретившись с ним, он меня нисколько не разочаровал. Он остался таким же весёлым и находчивым, хитрым и справедливым. Там, где Ходжа Насреддин, там всегда всё будет хорошо, он всегда найдет выход из любой, даже самой, казалось бы, безвыходной ситуации. Тот, кто должен быть наказан, обязательно его получит. Тот, кто незаслуженно был обижен, получит утешения в гораздо большем количестве, чем нанесенная обида. И конечно же, зачинщиком всего окажется Ходжа Насреддин.
    Несомненно, Ходжа Насреддин — герой сказок, причем самых-самых народных. Только народная фантазия может придумать подобного защитника. В среде обиженных и униженных обязательно должен быть был придуман такой герой, который если не силой, то хитростью сможет противостоять сильным мира сего. Таких героев придумывали везде. Так, например, чтобы далеко не уходить от восточной темы, приведу лишь один пример. У нас, в Казахстане, очень популярен Алдер-Косе (Безбородый обманщик), который, может быть не такой обаятельный, как Ходжа Насреддин, но хитрости и лукавства ему не занимать, не один встречный бай о него легко не отделается. Но это рассуждения больше о фольклорных персонажах, а тут речь идет все-таки о художественном произведении, у которого есть конкретный автор.
    Бесспорно и естественно, что в основе этой книги лежат фольклорные источники. Ходжа Насреддин очень узнаваем, автор максимально использовал народные истории. Но его герой не просто весельчак и хитрец, он мудр и осторожен. В его действиях почти не спонтанности, всё, что бы он ни делал, это хорошо продуманные поступки. Ему нельзя ошибиться, нельзя промахнуться: от этого зависят судьбы многих людей, и он не может их подвести. Хотя порой и создается впечатление, что ему всё удается крайне легко. Особенно эта обдуманность видна во второй части. Там Ходжа Насреддин еще дальше от традиционного фольклорного образа — это умудренный жизнью человек, у которого есть семья и куча детей. И пусть его красавица Гюльджан с годами стала ворчливой и, говоря современным языком, стервозной, но всё равно любит её и у него есть ответственность за семью, поэтому он живет в маленьком селении, где до него нет никому дела. Но как только у него появляется возможность вернуться к былым приключениям, он тут же ей воспользовался. Его семья так и не узнала (да, наверное, и не узнает) о том, как в очередной раз Ходжа Насреддин помог бедным и наказал богатых — в этом смысл его жизни.
    Книга кажется очень смешной. Разве не весело, когда глупость и скупость побеждаются всего лишь хитростью? Конечно, весело. Но это то, что лежит на поверхности. Если же посмотреть глубже, то понятно, что высмеивание человеческих недостатков относится не только к тем особам, у которых они имеются, но и ко всем читателям в целом. Такие книги позволяют задуматься и посмотреть на себя со стороны. Да, те времена прошли, но люди остались и осталась неизменной человеческая природа. Жадность, глупость, обжорство и другие пороки никуда не делись.
    Зато остаются добрые и светлые книги, как эта, написанная Леонидом Соловьевым, и в которых с легкостью и юмором говорится о том, что такое хорошо и что такое плохо.

    Читать полностью