Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
  • Shishkodryomov
    Shishkodryomov
    Оценка:
    108

    Дети в первую очередь страдают из-за ошибок родителей. Ошибки общества еще более страшны, все мы помним беспризорных детей в 90-е годы, но это лишь малая толика того, что было сто лет назад. Когда-то я извлек эту книгу из библиотечного формуляра собственного ребенка, хотя "Республика ШКИД", без сомнения, была в детстве одной из любимейших. Понимание того, что правильные педагогические сказки нужны всем - тоже ни к чему не привело. Во-первых, такой уж правильной эту книгу не назовешь. Во-вторых, сладкая ложь пусть остается где-то в пьесах Горького. В-третьих, труд все-таки больше рассчитан на мальчиков. Скорее всего все это было ошибкой.

    Вряд ли есть люди, которым не известно содержание, но ежели таковые и имеются, то кроме как "читайте" посоветовать более нечего. Будни школы-интерната для трудных подростков описаны так реалистично, что начинаешь в эту романтику верить. Да, все было совсем не так - Саша Пыльников, один из героев "Республики ШКИД" написал правдивую историю, которая более похожа на правду. Но, знаете, многое зависит от того - чьими глазами мы смотрим на происходящее. Прочитав дополнительно все то, что написал каждый из авторов по отдельности (а это как минимум "Дом веселых нищих" Белых и "Ленька Пантелеев"), пришел к самостоятельному выводу, что основным творцом был Григорий Белых. Его товарищ искажал действительность, подкладывался под цензуру и был редактором. Помните, именно так у них распределялись роли и в повествовании, когда они издавали школьные газеты. В принципе, любой творческий союз авторов выглядит таким образом - один из авторов поезд, а другой только вагон. Да, Гришка Черных, именно его глазами мы видим все вокруг сюжета, его романтические бредни, которые, погрязшие по уши в собственной наивности, закончили очень скоро свое существование в питерских "Крестах" за антисоветчину. Может это и есть самое ценное в этой книге.

    И основное, на чем сделал упор Григорий Белых с одобрения Леонида Пантелеева (псевдоним в честь знаменитого налетчика), это личность. Именно яркие неординарные образы детей, стремящихся выбиться в люди, желающих учиться, с детским максимализмом не принимающих ложь и неестественность - это главное в "Республике Шкид". Это нужно было уметь разглядеть и это нужно было уметь донести. Труд чудесный, ничуть не устарел и по-прежнему украшает советскую детскую прозу.

    Читать полностью
  • rvanaya_tucha
    rvanaya_tucha
    Оценка:
    67

    А вот я взяла и перехотела писать всё недопонимательное, тапочное и бузительное.
    И, кстати, в очередной раз: да, мне двадцать, и я теперь открываю для себя советскую детскую литературу. И во многом с этим связано, почему я напишу о том, о чём напишу: ведь я свободна от ностальгических красноречивых монологов, во мне слова «Республика ШКИД» вызывают томление только как что-то старое, смутно хорошее-доброе-вечное. Всю эту историю я оценивала из своего окна — в другом доме, в другом городе, в другом времени.

    1.
    Школа-коммуна для трудновоспитуемых подростков им. Ф. М. Достоевского (ШКИД) постепенно преобразилась на страницах книги: из общества пассивных воспитуемых и активных воспитывающих в сообщество равнотрудящихся на благо общего дела! Какой неописуемый восторг (испытываю я) от того, как хорошо и правильно устроена жизнь в шкиде, какой саморегулируемой системой она стала. Как всё ловко — вот, отличное слово! Ученики дежурят, контролируют дежурных, организовываются в кружки, трудовые группы, сами себя развлекают и сами себя развивают. А воспитатели... ловят детей над пропастью во ржи, на самом деле. У меня всегда была слабость к утопической коммуне — и тут она развернулась во всю. Но ведь хорошо же, как хорошо! Помечтать и немножко поверить, что так может быть, что бывает, и не без трудностей, баталий и глупости, но с победным концом.

    2.
    Лично для меня «Республика ШКИД» важна как пример той жизни, где идет абсолютно непрерывная творческая деятельность. Работает фантазия, работает во всем — в развлечениях, в обучении, в воровстве и хулиганстве. С десяток единовременных активных периодических изданий на шестьсот учеников школы; преобразование четвертого отделения — старшего класса — в империю Улиганию со всем полагающимся: столицей (есть и улицы, и кварталы, и объявления на стенах домов — так перевоплощается учебный кабинет), колониями (три младших отделения), правительством и указами, армией и вражескими силами (лагерем воспитателей); организация любительского кино из бумажной ленты и яркой лампочки!
    У них на всё про всё только собственная голова, у них нет никаких развлечений, а они — дети. Им скучно учиться и скучно целый день валяться загорать, им непрестанно нужна буза (законная и противозаконная), а её надо — придумывать.
    Мне кажется, это очень важно. За совершенно вечным нытьем о том, что мы уже не читаем, а только сидим за компьютером, как-то забывается, что мы перестали создавать что-то, фантазировать, придумывать и реализовывать — за нас теперь уже всё придумано и реализовано. Мы не будет ставить сценок — мы пойдем в театр; мы не будем рисовать комиксы — мы скачаем мультфильм, мы не будем организовывать лотерею — мы займем денег у друзей или откажем себе в покупке. Загляни шкидцы одним глазком к нам в жизнь, я уверена, они бы взвыли от скуки.

    Не хочу говорить о неоднозначности для меня «Республики ШКИД», потому что, в конце концов, это документальная повесть, и это во многом смещает рамки. И хотя я не думаю, что эта книга — которая считается детской — может очень многое светлое и чистое воспитать в маленьком человеке, я уверена, что она откроет тайны веселого и озорного мира для людей всех возрастов :)

    А еще я наконец нашла несколько крайне нужных слов — их сказал Маршак в предисловии к «Республике»:

    Но книги по-настоящему <...> современные не стареют с течением времени. Утратив прямую злободневность, они становятся подлинными и незаменимыми документами эпохи.
    Читать полностью
  • amanda_winamp
    amanda_winamp
    Оценка:
    45

    Да, очень тяжело быть педагогом, очень. Я бы так не смогла, скажу честно. Я несколько раз смотрела фильм, и вот теперь мне выпало счастье прочесть эту книгу. Сначала думала сравнить с Жоржи Амаду, а потом поняла, что это несравнимо. Всё по-разному – мир беспризорных Бразилии и Республика Шкид. Это несравнимо, поэтому буквально с первых страниц, идею сравнения я оставила.
    Очень меня интересовала фигура – Лёнька Пантелеев. До этого я это имя встречала в «Рождённая революцией» и ещё паре-тройке произведений тех лет. Интересно, думаю, один и тот же это человек? Но Вики дала ответ на этот вопрос и наш автор не имеет ничего общего с тем Лёнькой, который стал романтическим героем многих песен шансона.
    Книга написана самими воспитанниками этой маленькой Республики - школы для «дефективных» детей, о их жизни, учёбе, мечтах и стремлениях. Книга правдива. Очень понравилось то, что авторы не пытаются как-то оправдать себя и свои поступки, приукрасить жизнь. Они писали так, как было на самом деле, пусть даже сами авторы выступали далеко в невыгодном свете. Но это с ними было. Они это прошли и сделали свои выводы. Школа им помогла понять ,что они хотят на самом деле в жизни, найти себя. А значит, всё это было не зря. Некоторые моменты улыбнули, некоторые просто ужаснули. Но книга прекрасна. Прекрасна, повторюсь, своей честностью и искренностью, лёгкостью повествования. Я как будто сидела с этими ребятами, бывшими выпускниками Шкиды и слушала их истории.
    И всё же они дети. Они жестоки и беспощадны, они чувствуют малейшую ложь, но они дети. Их манит весна, они умеют дружить, они могут постоять за себя, и не всегда прощают малодушие и слабость характера. Но они – дети, они правоправные граждане своей маленькой республики, они устраивают войны, выбирают правительство, они учатся жить.
    Самым трогательным моментом для меня была (помню ещё и по фильму) – история Янхеля и Тони. А Гришка-то, наверное, так и не понял, почему его отвергла Тоня..
    Многим, может, покажется что книга слишком «пропагандистская»- в Шкиде создают свою ячейку, мечтают о комсомоле..Но стоит задуматься, в какое время писалась эта повесть, и тогда всё встанет на свои места, ведь каждая эпоха имеет какие-то свои символы.

    Читать полностью
  • Soerca
    Soerca
    Оценка:
    40

    Дефективные. Кто они? Дети? Воспитатели? Они? Мы?
    Какая тяжелая, для меня, оказалась эта книга. Книга для и о дефективных детях. Слово подобрано очень точно. Гадкое, противное, отвратительное слово. Но и эти дети, когда их только забирают из бандитской среды тоже такие. И лишь со временем они меняются. И только это поддерживало меня при чтении. Понимание, что сквозь эти все бузы, восстания, взлеты и провалы происходило становление и рост нормальных сознательных людей. Людей, которые в последствии стали семьянинами и воспитателями, рабочими и писателями.
    Я не знаю, что можно рассказать об этой книге. В душе буря. Ураган смятенных чувств. Показана другая жизнь. Такая, которую мы не видим, если специально не окунемся в нее с головой. Именно с головой, потому что нельзя на это посмотреть одним глазком. И это очень трудно.
    Кроме того показана и несколько другая сторона революции. Да тот же голод, нехватка, но они все же другие.
    Даже не знаю, хочу ли я чтобы мои дети знали о таком. Наверное нужно. Но эта книга, как никакая другая, пробуждает стремление оберегать и защищать своих детей.

    Читать полностью
  • JewelJul
    JewelJul
    Оценка:
    33

    Это не рецензия, а так, заметки на полях, пара мыслей, и, как у меня это водится с советской литературой, обе грустные.

    Не дай Бог кому опять - гражданскую войну, революцию, разруху, голод, детдома, беспризорников, воровство, нищету, адскую пропаганду, раскулачивание. Вот уж действительно ад на Земле. Люди, и дети, выживали, как умели. Воровали, дрались, задирались. От них отказывались родители, от них отказывались детдома, фактически их принял только один педагог, фигура которого возведена в абсолют. Но вот раскрытия этой личности, Викниксора, мне в книге не хватило, чем он таким держал всю эту кодлу малолетних преступников? Одной харизмой сыт не будешь, чем он заработал свой авторитет, как он смог то, что никто другой не смог?

    Не понимаю, почему Макаренко так отрицательно отнесся к деятельности этой школы, почему это неудачный эксперимент педагогики, ну да, были и провалы, но ведь они у всех бывают, а подробно не рассказано, так, несколько слов в предисловии.

    Удивляло количество задумок подростков: журналы, стенгазеты, кино, спектакли, политячейки. Кстати, как это все сочеталось с воровством и проказами? Действительно, попади шкидовцы в наше время, померли бы со скуки в течение недели, хотя, может, это только в нашей школе так относились к самодеятельности... А это отношение к справедливости? Такое острое, такое, не знаю, регулирующее что-ли.

    И вот еще загадка: где вы видели трудного подростка, читающего Каутского? Или Адама Смита. Просто так, для саморазвития. Я и нетрудного-то не видела, да и вообще, думаю, если даже взрослых сейчас спросить, кто все эти люди, 80% ответят, ну да, так, как вы думаете. Что, так у нас понизилась планка за 100 лет? Грустно.

    Читать полностью