Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Конопатчикова

Добавить в мои книги
8 уже добавили
Оценка читателей
3.6
Написать рецензию
  • marina_moynihan
    marina_moynihan
    Оценка:
    16

    Как рассказчик — а впрочем, рискну сказать, что и как человек (опубликованные письма дают возможность об этом судить) — в общем, Леонид Добычин являл собой одновременно типаж мелкого чиновника и ребенка. Маленький человек в квадрате. Наверное, поэтому с таким умилением читается его проза - с чем-то средним между «шарман» и «утютю». Ведь именно героев, изъясняющихся таким образом, в литературе начала ХХ века полно, а здесь — настоящий, взаправдашний писатель, который от своего лица пишет: «Разрешите присовокупить к сему мой Пламенный Привет и выразить надежду, что ваша температура не выходит из желательных границ» и «я читал вашу книжечку про умывальник». Это тот случай как раз, когда человек пишет — как дышит.

    «Город Эн» напоминает старое кладбище, где ангелы с отбитыми носами — комизма в них едва ли меньше, чем светлой грусти. Главный герой наверняка с восторженной непосредственностью назвал бы подобное место «уютненьким». Такие книги — кладбища воспоминаний — любят обычно сравнивать с «секретиками», накрытыми стеклом, и альбомами стихотворений. Ну а «Эн» — скорее что-то вроде шкатулки, набитой хорошенькими открытками чужих и далеких людей. Леонид Добычин передает её тебе как нечто ценное, а ты смущаешься, потому что не знаешь, как поступать с этим сокровищем, и сомневаешься, что будешь его хранить.

    Рассказы оставили меня равнодушной: они похожи на малую прозу Замятина, за вычетом той необозримой угрозы, которая все время нависает над замятиновскими человеками. На одной ностальгической ноте сложно сыграть все чувства — а ничего, кроме ностальгии, рассказы Добычина во мне не затрагивают. Они, конечно, хорошие, но этому паутинистому письму и хрупким характерам очень сложно пробиться сквозь толщу целого века.

    А манера выражаться героя «Города Эн», кстати, напоминает письменную речь одного местного персонажа. Только меня спрашивать не нужно — читайте да обрящете.

    Читать полностью
  • sibkron
    sibkron
    Оценка:
    14

    "Город Эн (сборник)" - корпус работ Леонида Добычина, в составе которого заглавный роман, повесть "Шуркина родня", несколько рассказов и письма.

    Наиболее примечательные из сборника - "Город Эн" и "Шуркина родня" (последнее может даже больше). Первое - полуавтобиографическая экспрессионистская фреска начала прошлого века, второе - чуть более традиционная и социальная картина. Большая часть также с сильной примесью натурализма, что несомненно добавляло правдивости нарисованных образов и делало сильнее эффект концовок. Оба произведения - этакие "романы воспитания", герои познают мир, пытаются адаптироваться к жестокому взрослому миру или найти ему иллюзорную альтернативу. В первом - это Маниловка, куда герой хочет попасть, во втором - город Самара, который некоторое время имел собственную власть и управление (время - предреволюционное, революционное и гражданской войны). Дабы показать некую гротескность и субъективность повествования "Города Эн" Добычин сделал весьма интересный ход: герой в конце понимает, что без очков он видел все нечетко и расплывчато, что показало иллюзорность его взгляда. В "Шуркиной родне" картины жизни также жестоки, натуралистичны с некоторым налетом экспрессионизма, и герой исполняет свою мечту - бежит в реальную, но чуть идеализированную Самару.

    По стилистике в современной литературе Добычин близок "новороманистам" и их последователям, например, тому же любимому Жану-Филиппу Туссену. Но если выбирать, я выбор сделаю явно не в пользу нашего автора. Хотя привычен к высокому уровню трансгрессии, натурализму, фрагментарной прозе, сухому языку, но как-то не стали произведения Добычина мне близки.

    Читать полностью
  • tortila
    tortila
    Оценка:
    10

    Я крайне не люблю стилистического убожества и отсутствия мысли. Автор то и другое продемонстрировал в избытке.
    Книга достойна одного балла, но убожество Добычина довольно интересно, и потому полтора балла сверх.

  • gurenovitz
    gurenovitz
    Оценка:
    9
    Есть такие книжечки, которые знаешь, что хорошие по всем параметрам – и стиль, и язык, и в общем-то сюжет обещает быть интересным, - но не идут никак – или заканчиваются после нескольких страниц, или дочитываются из чувства долга без интереса, но с отстраненным осознанием прекрасности эти книжечек. Там у меня и «Петербург» Белого, и Газданов, и многажды начинаемый «Крещеный китаец», и «Гантенбайн», и, куда уж без него, Пруст. Но надежда прочитать их с интересом никогда не покидает моё сердце. Вот к сожалению, в разряд таких книжечек попала и эта – она была дочитана, но проникнуться ею не удалось при всём осознании.

    Текст построен как повествование взрослеющего мальчика – сначала неровные предложения, корявый довольно-таки язык, потом – становящиеся все более гладкими и сложными фразы, мысли и наблюдения. Мальчик со своей семьей, которая вполне себе обеспеченная, живёт где-то в Прибалтике или Польше, дело происходит до революции, вроде как в начале 20-го века. Мальчик с мамой ходит гулять, пытается дружить с другими мальчиками, поступает в гимназию. Потом у мальчика умирает папа, благосостояние семьи ухудшается до то, что маме приходится идти работать телеграфисткой. Как ни странно, мальчик не очень переживает по поводу накатившей бедности.

    Очень здорово описаны детские страхи – когда боишься чего-то совершенно ужасного, очень много переживаешь по поводу того, что это «что-то» откроется, рисуешь себе картины наказания и изгнания, а когда вырастаешь постепенно понимаешь – что боялся такой фигни, за которую и ругать-то не стали бы. Ну там зубной порошок рассыпал или одежду испачкал и порвал. Мне кажется, это очень часто встречающееся у детей свойство связано с тем, что еще не сформировались представления о том, что важно, а что не очень, точнее, эти представления не согласованы со взрослыми.
    Читать полностью
  • kopi
    kopi
    Оценка:
    4

    77-страничная повесть Леонида Добычина(1896-1936) «Город Эн» и сегодня не оценена еще по достоинству. Она вышла в 1935 году, в январе 1936 заклеймена как «формалистическая и идейно-враждебная», а сам автор покончил жизнь самоубийством в том же 1936-ом.
    «Город ЭН»-один из патриархальных городков еще царской России, где и происходит становление личности обычного мальчика в «идейно чуждом» большевистскому режиму быту и окружению. Что же за такое это страшное было время - примерно с 1900 до 1910 гг.- что «опошляло лозунги революции»? Итак, герой повести мальчишка лет 7-8 «взял книгу и читал, как Чичиков приехал в город Эн и всем понравился»…А когда мальчик книжку не читает, он внимательно смотрит вокруг и рассказывает нам обо всем, что его удивляет, восхищает, интересует или привлекает внимание.
    Вокруг такой интересный мир! Дамы в нем «носят кофты из синего бархата с блестками, брошь «собрание любви» и кушак с пряжкой «лира» и прогуливаются «в боа из перьев». Мальчишки одеваются в синие и зеленые костюмчики и «застежки штанов» у тех, кому скоро в школу, «помещаются спереди, как у больших». В том городе на горе стоит «тюремный замок», в котором население городка посещает церковные службы: там «под мышками прохожих поблескивают золоченые обрезы псалтырей» ,там «тюремный сторож выносит аналой», там «по субботам акафисты», там встречаются «на водосвятие и ходят к обедне» и жертвуют «на проскомидию». В проповедях учат «повиноваться властям и выполнять свои обязанности и не избегать скорбей». Наши матери «говели и водили нас с собой»…
    И на каждой страничке - разнообразные, ничем вроде не примечательные, заметки мальчишки, зорко вглядывающегося в жизнь:
    -Ученик шестого класса Вася Стрижкин во время физики закурил сигарку и с согласия родителей был высечен.- Я стал репетитором у одного пятиклассника. Отец драл его при полиции:- Дома, мерзавец, орет, и соседи сбегаются! Мама мальчика смешно говорит «Чем интересуетесь?» вместо «Что читаете?», а в окне булочника «лоснится шоколадная овца». По утрам на Рождество в семью мальчика приходят «сторожа из присутствия, трубочисты и банщики, поздравляют нас. Мы им давали целковый…»
    - По другим прочим праздникам почтальон приносит в дом поздравительные «карточки»: «оркестры из ангелов играют на скрипках, мужчины во фраках и дамы со шлейфами чокались, над именами наших знакомых отпечатаны были короны».
    - Вдруг «подкатил извозчик и сказал «бонжур».
    - Серж достал книгу:- Вот «Дон Кихот». Он был дурак.
    -Маман рассказывала…как граф застал в своем лесу двух баб, зашедших за грибами, и избил их, и она негодовала.
    Разговоры взрослых с детьми там ведутся уважительно, хотя кухарка, например, увидев похоронную процессию, где «оркестр играл, блистая», заявляет мальчишке:
    - Там няньки и кухарки будут царствовать, а господа будут служить им.- Я не верил этому.
    Взрослые обеспокоены «появлением в Петербурге каучуковых шин, ибо дрожки теперь несутся бесшумно», «седобородые, они беседуют про изобретенную в Соединенных Штатах говорящую машину(граммофон-Я)и про то, что электрическое освещение должно вредить глазам». Впрочем, «жалко,-сказал один гость,- что наука изобрела это поздно; а то мы могли бы сейчас слышать голос Иисуса Христа, произносящего проповеди.- Я был тронут.»
    А потом взрослеющий мальчик из российской глубинки удивляется: - Слыхал ли ты, Серж, будто Чичиков и все жители города Эн и Манилов - мерзавцы? Нас этому учат в училище. Я посмеялся над этим…
    А в конце повести мальчик вдруг обнаруживает, что был близорук, и все вокруг видел неясно и в тумане. Тогда он одевает пенсне и становится советскому человеку вдвойне неприятен. И разговором культурным, и своими стеклами в очках…
    Л. Добычин прекрасно передает поэзию детства, сполохи первых влюбленностей , романтизируя, по сути, исчезнувшие отношения. Уже сам текст предполагает уважительное и чуткое отношение к Слову , способствует пониманию Культуре отношений и чувств. Но, как правильно отметят советские критики, «на ЭТО уже небезопасно было оглядываться»…

    Читать полностью