Книга или автор
4,6
18 читателей оценили
84 печ. страниц
2019 год
0+

Клэр Баркер
Друзья навсегда
сказочная повесть

Claire Barker

KNITBONE PEPPER GHOST DOG

Best Friends Forever

© Cover and text artwork by permission of Usborne Publishing Ltd, Copyright

© 2015 Usborne Publishing Ltd. Illustrations by Ross Collins

© Глебовская А.В., перевод на русский язык, 2019

© Издание на русском языке. ООО «Издательская Группа «Азбука-Аттикус», 2019 Machaon®

* * *

Глава 1
Вот собачки и нет


Когда Живчик Пеппер умер, сильнее всего его удивило одно: Небеса оказались местом так себе.

Никаких тебе белок, бутербродов с колбасой, мясных косточек – и даже ни единого мячика. Вместо этого сплошные полосатые гольфы и свитера, а ещё запах стирального порошка. Кроме того, на Небесах почему-то было темно. Живчик ждал, что там его встретят мигающие огоньки, а не измятые носки.

Живчик, безусловно, умер – сам момент смерти он запомнил очень отчётливо…

Вчера Живчик чувствовал себя очень старым, усталым, а ещё ему всё надоело. Надоело до такой степени, что даже из кроватки вылезать не хотелось. Потом пришёл симпатичный ветеринар, от которого воняло кошками и собачьими сухарями, после чего у всех потекло из глаз.

Пепперы уселись тесным печальным кружком – подавали друг другу носовые платки, вытирали глаза и громко сморкались. Живчик даже перепугался, не заболели ли они все разом.

Лорд Пеппер, громко шмыгнув носом, аккуратно подсунул любимого плюшевого зайца Живчика (Пушистика Бернарда) ему под подбородок, а леди Пеппер нежно сжала ему лапку. А потом Винни – чудесная Винни – встала на колени и почесала ему ушки – именно так, как ему это особенно нравилось. Она подошла очень близко, так, что её тёплые слёзы закапали ему прямо на нос, и прошептала:

– Спасибо тебе, ты был самой лучшей, самой замечательной, самой славной собачкой на свете. Спи спокойно, Живчик Пеппер. Мы тебя очень-очень любим. Прощай, прощай…

И тут – бубумс! – он умер, окончательно и бесповоротно. Надо сказать, смерть оказалась замечательной штукой: только что всё болело, а тут раз – и перестало. Живчик снова почувствовал себя щенком, легконогим и вообще – УХ!

Он думал, что сразу же попадёт на Небеса, туда, где ангельские крылья и звенящие арфы. Небеса он видел в мультиках, которые показывают утром в субботу, – смотрел их, сидя рядом с Винни, она хрустела поджаренным хлебом, а он жевал собачьи сухарики. Смерть выглядела штукой безболезненной, хорошо организованной и абсолютно понятной.

Понятной для кого угодно, только не для Живчика Пеппера. Для него всё оказалось смертельно сложно.


Живчик внимательно рассмотрел костюм медсестры в тёмном углу. В кармане обнаружилась рогатка, на груди – шоколадные пятна. Он обнюхал этот костюм и с облегчением понял, что его просто заперли у Винни в платяном шкафу, никакие это не Небеса.

Живчик продрался через частокол вешалок и толкнул носом дверцу шкафа. Снаружи воздух оказался прохладным и неподвижным, а взгляд его тут же упал на кровать, стоявшую в углу комнаты. Под лоскутным одеялом всех цветов радуги он распознал знакомый силуэт.

Сердце у него тут же подскочило до потолка, а хвост заработал, будто дворник на ветровом стекле. Ах, вот это ЛЮБОВЬ! Прекрасная, замечательная, ненаглядная Винни Пеппер. Он любил её сильнее, чем все велосипедные колёса, теннисные мячики и коровьи лепёшки в мире. Они дали друг другу слово, что будут ЛДН – Лучшими Друзьями Навеки. Как булка и варенье, котлета и картошка, творожок и сметанка. Винни и Живчик были созданы друг для друга. Живчик подбежал поближе и долгий счастливый миг смотрел на девочку, терпеливо положив голову на одеяло, – он думал о том, как она обрадуется, когда его увидит. Это станет для неё самым неожиданным сюрпризом НА СВЕТЕ. Похоже, случилась какая-то ошибка. Судя по всему, он всё-таки не умер или умер, но не совсем. Но это в любом случае не имеет ни малейшего значения – ведь Винни того и гляди проснётся, улыбнётся и скажет: «А, вот и ты, Живчик, славный мой пёсик!»



И всё опять станет таким же, как прежде.

Он лизнул Винни в щёку. Он знал вкус её лица: мятная зубная паста или жевательная резинка, вот только сегодня вкус оказался другим: какой-то странный, солёный. Понюхал волосы. Грустный запах. Опустил глаза на её руку. В руке была зажата фотография собачки ростом ей до колена, с висячими ушками и жёсткой шёрсткой кофейного цвета. На собачке была пиратская шляпа, лихо сдвинутая набок. Породистой собачку никто бы не назвал, явно какая-то помесь, но глаза у неё блестели, словно две очень ярких звезды.

– Ничего себе! – радостно тявкнул Живчик. – Это же я!

В дверь постучали, вошла мама Винни, присела на кровать. Вид у неё был грустный, глаза припухли. Похоже, она всё-таки простудилась.

– Просыпайся, Винни, – прошептала она. – Пора в школу.

Обычно Винни взвивалась, как ракета, и тут же выпрыгивала из кровати. Только не сегодня. Сегодня она повернулась лицом к стене.

В первый момент Живчик заскакал рядом словно сумасшедший, решив, что это такая игра. Игры он страшно любил. Потом понял: нет, не игра, остановился и радостно попыхтел. Но Винни так и лежала лицом к стене, не обращая внимания на мамину ласковую болтовню.

«Похоже, без собаки тут не справиться», – вздохнул Живчик, втискиваясь перед мамой.

– Эй, выше нос, я тут! Давай, Винни, просыпайся! Хватит лентяйничать!

Он опустил тяжёлую лапу Винни на ногу, ткнулся туда же мокрым носом. А она будто и не заметила – тогда он проделал всё то же ещё раз, только надавил покрепче.

– Винни, это я, витамин Д! Слышишь? «Д» – значит, друг! Ха-ха! Как нет? Да ладно тебе. Вставай скорее – успеем поиграть до прихода школьного автобуса. Очень хочется сыграть в «Прыг на пианино», потому что, представь себе, сегодня я чувствую себя гораздо лучше!

Он заскакал перед ней как ненормальный, пытаясь привлечь её внимание.

– ВИННИ, ГЛЯДИ!

Но Винни свернулась клубочком и натянула подушку на голову, как будто вообще ничего не слышала.

Живчику сделалось как-то не по себе. И, прямо скажем, нехорошо. А потом в голову пришла Страшная Мысль.

Примеры Живчик Пеппер решал не слишком здорово (как в общем-то и положено собаке), но даже он сумел догадаться, что:

Умер + Никуда не делся = Призрак

Он посмотрел на свои лапы. Да, если вдуматься, слегка просвечивают. Если бы его попросили их описать, он бы сказал так: сделаны из очень пушистой ваты.

А ещё, остановившись возле Винниного туалетного столика, Живчик обнаружил, что плюшевый мишка, свинка-копилка и будильник отражаются в зеркале, а он – нет. И тут до него дошло, правда стукнула по голове, будто сковородка, – БАММММС!

Хвост у Живчика поджался сам собой, а в груди стала нарастать паника.

– Нет, нет, НЕ-Е-Е-Е-ЕТ! Я НЕ ПРИЗРАК! Не может быть, это всё неправда! – Он завыл и заскулил в полный голос: – ПЕППЕРЫ, ДА ПОГЛЯДИТЕ ЖЕ! ЭТО Я, ЖИВЧИК!



Винни наконец-то уговорили вылезти из кровати, залезть в халатик и спуститься вниз. Живчик пошёл следом.

– ДА ПОСЛУШАЙТЕ ЖЕ, ЗДЕСЬ Я, ЗДЕСЬ – Я ПО-ПРЕЖНЕМУ ЧЛЕН ВАШЕЙ СЕМЬИ!

Но ни Винни, ни леди Пеппер даже не обернулись.

Когда они вошли на кухню, Живчик уже совсем растерялся. Что-то у него со смертью не заладилось. Можно сказать, ни туда и ни сюда – он застрял посередине. Некоторое время он прятался под большим кухонным столом и пытался успокоиться – дышал поглубже и думал о всяких понятных вещах вроде собачьих подстилок и мясных косточек.

Через некоторое время он набрался смелости и вылез из-под стола. Сел рядом с Винниным стулом и уставился на неё изо всех сил – а она одну за другой роняла слёзы в миску с овсяными хлопьями. Сердца у собак доверчивые – и Живчик верил, что Винни обязательно всё поправит. Не сейчас, так через минуту она поднимет голову от тарелки и скажет:

– А, ВОТ ты где, Живчик!

Ещё бы, ведь Винни – самое умное и самое замечательное существо на всём белом свете, уж она-то рано или поздно сообразит, что к чему.

Но Винни не поднимала головы. Ни в этот день, ни в следующий, ни в следующий за ним.

Глава 2
Милый старый дом


Семейство Пепперов жило в Старкросс-Холле (город Бартоншир, Англия) ровно 904 года. Дом уютно устроился посреди окружающего пейзажа, не обращая никакого внимания на современный мир; он крепко спал и видел во сне былое. На карнизах гнездились птицы, сквозь латаную-перелатаную крышу пробивался плющ. Дом этот предки Пепперов выстроили камень за камнем, и семейство сделалось такой же частью Старкросс-Холла, как улитки на стенах и мох на ступенях.

Пепперы были душой этого дома, а дом в свою очередь проник к ним в души. Говоря по-простому, для любого, кто звался Пеппером, «Старкросс» звучало как «ДОМ».



В стародавние времена Старкросс-Холл был величественным замком, здесь проходили шумные банкеты и маскарады, звучали боевые кличи и трубили трубы. Теперь же Старкросс превратился в скрипучую развалину в конце просёлка – всего в колдобинах. В трубах разросся папоротник, со стропил свисала паутина, а если дул сильный ветер, из стен выпадали целые куски. И всё равно в этом доме было хорошо.

У лорда и леди Пеппер, в отличие от их предков, за душой не было ни гроша. Впрочем, одну древнюю семейную традицию они соблюдали – жили совершенно ненормальной жизнью. Имеется в виду, что когда они не ухаживали за пчёлами и не выкапывали овощные «сокровища» в заросшем терновником саду, то попросту валяли дурака и с совершенно беззаботным видом разгуливали вокруг дома в здоровенных шляпах.

У Пепперов была огромная коллекция старомодных шляп – все шкафы и сундуки были забиты ими до предела. Шляпы передавались в семье из поколения в поколение, и головные уборы в этой коллекции имелись на все случаи жизни. Здесь были треуголки, тюрбаны, цилиндры, канотье, фески, тиары, тюбетейки, котелки, береты, капоры, украшенные разноцветными лентами, пилотки, сомбреро, ушанки… имелся даже рыцарский шлем со сногсшибательными рогами. У Пепперов не было ни времени, ни желания вести себя рассудительно, а потому они много смеялись.

Запущенное состояние Старкросс-Холла устраивало эту семейку на все сто процентов: в кладовке неслись косоглазые курицы, а по коридорам порхали летучие мыши. Многие поколения покойных Пепперов улыбались с огромных портретов на стенах, надзирая за диковинными выходками нынешних родственников.

Сегодня весь дом звенел, потому что там распевали тирольские песни, а завтра вся семья участвовала в чемпионате Старкросса по скоростному спуску с лестницы. Каждый день Пепперы придумывали что-то новое и всегда совершенно блестящее.



Головы у лорда и леди Пеппер были забиты важными насущными вопросами вроде: «А у пингвинов есть колени?» или: «Почему клей не прилипает к внутренней стороне бутылки?». Соответственно жаловаться на шум и беспорядок было решительно некому. А значит, Винни и Живчик могли заниматься всем, чем им заблагорассудится, – например наряжаться в тюрбаны из выцветшего шёлка и лётные очки, играть в крокет в бальной зале и разыскивать клады в оранжерее. В Старкросс-Холле никогда не говорили: вот эта вот игра слишком шумная, буйная или неопрятная. Весь дом был площадкой для приключений, куда, безусловно, собакам был вход разрешён. Более того, собаке разрешалось попить воды из унитаза, если захочется. Говоря коротко, место было просто отличное, и Пепперы мечтали, чтобы таким оно и оставалось до самого конца вечности и даже дольше.

Живчик понял это сразу, как только попал сюда, перед самым обедом, сколько-то лет назад…


С леди Пеппер случилась страшная история: у неё вдруг проснулся вкус к необычной пище. Она списала это на «природную любовь к приключениям», однако лорд Пеппер подозревал, что дело в другом – она просто ждёт ребёночка. Сегодня ей хотелось горчицы, а завтра она заявляла, что нет ничего вкуснее угля. В тот самый день леди Пеппер отчаянно захотелось свёклы, и она почему-то решила, что видела несколько свёклин в своём заросшем сорняками огороде.

И вот, нацепив совершенно потрясающую шляпу, как у Шерлока Холмса, и вооружившись секатором, леди Пеппер отправилась в огород на охоту. Чаща из сорняков её не остановила, она принялась энергично выдёргивать крапиву, чертополох и репейник, распевая во весь голос о том, какая это вкуснятина – красненькая свёкла.

К великому её огорчению, всё оказалось впустую. Под сорняками не нашлось ни единой свёколки, одни только разлапистые кустики растения, которое называется «живокост». Сначала леди Пеппер расстроилась, а потом ей пришла в голову блестящая мысль: а может, живокост на вкус даже лучше свёклы? Она нагнулась, ухватила одно растение за стебель, но тут, к её ужасу, пальцы её погрузились во что-то тёплое и пухлое! Хуже того – это непонятно что взяло и лизнуло ей руку! Леди отскочила на другую сторону грядки, думая лишь об одном – только бы там не оказалось гигантского и мерзкого слизняка-мутанта. Однако Пепперы всегда были людьми чрезвычайно любопытными, поэтому леди Пеппер всё-таки решила выяснить, что к чему.



Раздвинув шерстистые листья живокоста, она, к своему изумлению, обнаружила, что под ними сидит настоящее диво дивное. И никакой не великанский слизняк, а мягонький щеночек шоколадного цвета. На леди Пеппер глянули большие блестящие глаза, которые будто бы пытались сказать: «Я тут уже сто лет дожидаюсь. Где ты была?»

Как щенок туда попал, никому было не ведомо, однако Пепперы твёрдо верили в то, что удивительные и прекрасные вещи просто случаются – и всё. По мнению леди Пеппер, щенок появился в самый подходящий момент. Она взяла его на руки, засунула в уютный карман фартука и понесла домой, начисто позабыв про свёклу. Через несколько недель после того, как она его вот так вот неожиданно откопала, одна дальняя родственница заметила, что Живокост – «странноватое имя для собаки». Они не думали назвать его Рексом? Или Бобкой? Лорд и леди Пеппер на это только улыбались, поправляя детский чепчик у щенка на голове: они-то знали, что Живокост – необычный пёс. А необычной собаке нужно необычное имя. Так он и остался Живокостом, правда, называли его чаще Живчиком.


Живчик был «старкросской домашней выделки»: никакого другого дома он не знал. Здесь он научился скакать и носиться по изношенным деревянным половицам. Здесь он гонял по трубам засыпанных золою ворон, здесь научился выть несчастным голосом, пока лорд и леди Пеппер не пустят его к себе в постель. Он знал, какую ножку антикварного стула приятнее всего грызть и где именно из зарешеченных окон падают самые тёплые полоски медового солнечного света. Всё, что Живчик знал о жизни, он знал именно благодаря Старкроссу.

Лето ещё не успело закончиться, а в семье, к восторгу Живчика, появилась солнечная малышка Пеппер. Назвали её Виннифред-Клементина-Виолетта-Араминта Пеппер, сокращённо – Винни. Винни тоже была старкросской домашней выделки, так что они с Живчиком оказались одного поля ягодки.

Живчику у Пепперов нравилось всё. Нравилась привычка лорда Пеппера ронять под стол свой ужин, нравилось, что леди Пеппер играет на кухне в летающую тарелку. А ещё оба умели очень ловко чесать ему животик.

Но, разумеется, любимым его членом семьи Пеппер стала Винни. Живчик заботился о ней с первого дня: подбирал вещи, которые она роняла с детского стульчика, умывал ей лицо языком, если она перемазывалась мороженым или кетчупом. Она ездила на нём верхом, а он спал у неё на коленях.

Винни всё росла и росла, и вот пришло время ей идти в школу. Живчик не понял, зачем это нужно, и целый день страшно скучал. Чтобы как-то его утешить, ему поручили провожать её по старой аллее до автобусной остановки «Старкросс», а потом забирать обратно.

Читать книгу

Друзья навсегда

Клэр Баркер

Клэр Баркер - Друзья навсегда
Читать книгу онлайн бесплатно в электронной библиотеке MyBook
Начните читать бесплатно на сайте или скачайте приложение MyBook для iOS или Android.