Кит Лоу — отзывы о творчестве автора и мнения читателей
image

Отзывы на книги автора «Кит Лоу»

4 
отзыва

zyr051

Оценил книгу

«…Вы можете лишить Германию ее колоний, превратить ее вооруженные силы в простую полицию, низвести ее военно-морской флот на уровень пятистепенной державы, однако, если Германия почувствует, что с ней несправедливо обошлись, она найдет средства, чтобы добиться у своих победителей возмещения. Несправедливость и высокомерие, проявленные в час триумфа, никогда не будут забыты и прощены…»

Обращение премьер-министра Великобритании Ллойда Джорджа к организаторам Версальской конференции, 25.03.1919.

Кит Лоу в своей книге еще раз нам напоминает, что ничто не проходит бесследно и что зло всегда будет отомщено злом. Такова уж природа человека…
И то, как унизили Германию по итогам Первой Мировой Войны, привело в дальнейшем ко Второй Мировой Войне и ко всем событиям, описанным Лоу в своей книге.
Безусловно, книга для сильных духом людей, но написана очень простым языком с небольшим вкраплением статистики, которая всегда к месту, и поэтому читается книга быстро. Все описанное в книге поражает своей правдоподобностью, но и ужасает одновременно жесткостью и жестокостью. Если вы решите читать ее, то должны быть готовы к описаниям зверств (не до мелких подробностей), которые совершались всеми участниками войны – как изначальными агрессорами, так и теми, кто освобождал Европу.
В книге много фактов, о которых мы никогда не задумывались и даже не могли себе представить. Война озлобляет человека и ужасы, которые он видит на войны, потом могут отразиться на всей его жизни (показателен пример героя книги "Остров проклятых" Денниса Лихэйна ). Моральность человеческого общества и рассуждения как отдельно взятых людей, так и целых государств откатывается к уровню средневековья или даже первобытных общин

Я был как в «Саксонской Флоренции» Дрездене – абсолютно мирном городе без военных заводов – который был разрушен бомбардировщиками союзников до, практически, полного основания (об этом можно прочесть в "Бойня номер 5" Курта Воннегута ), так и в Виленском гетто и в парке Яд Вашем в Иерусалиме, во многих Городах-Героях, где узнал как о жестокости и нечеловеческих делах нацистов, так и многих людях (начиная от самих немцев и заканчивая японцами), которые спасали и прятали евреев иногда и ценой собственной жизни…

Нельзя все народы и каждого отдельного человека из народа подгонять под один стандарт, но и забывать обо всем, что было нельзя. Ибо, кто не знает истории, у того нет будущего.
Проблемы, с которыми столкнулась Европа после Второй Мировой Войны дают понять, почему произошло резкое падение морали в 50-60 годах прошлого века, почему упал уровень рождаемости… (так что после прочтения этой книги факты изложенные в "Германия: самоликвидация" Тило Саррацина становятся более понятными)...

Книга прочитана в рамках игры "Спаси книгу - напиши рецензию."

11 мая 2013
LiveLib

Поделиться

BooKeyman

Оценил книгу

Осуждение победителей

Ретроспективный взгляд на великую войну, которая закончилась лишь двадцать лет назад

Закон и порядок практически не существуют, потому что нет полиции и судов. В некоторых районах, похоже, стерлись границы понимания того, что хорошо и что плохо. Люди берут себе все, что хотят, не обращая внимания на то, кому это принадлежит, кроме того, само понятие «собственность» почти совсем не работает. Все принадлежит только тем, кто достаточно силен, чтобы удержать это «все» у себя, и тем, кто в состоянии это охранять ценой жизни. Мужчины с оружием в руках бродят по улицам и забирают все, что захотят, угрожая каждому, кто встает у них на пути. Женщины всех сословий и возрастов продают себя за еду и защиту. Ни стыда. Ни морали. Только выживание.

реальность всегда фантастичнее вымысла. По крайней мере, если бы вы прошлись по послевоенной Европе Лоу, то непременно бы ощутили себя героем романа Дорога МакКормака – постапокалиптический мир, разруха и полнейший упадок человечества.
Из учебников истории мы знаем Европу двадцатого века, мир, четко поделенную между воюющими сторонами границами и гражданской принадлежностью. Этот ладно склеенный мирок выглядел на карте как инь-янь, война добра и зла, ненависти и героизма. Фашистские агрессоры наступают, Европа стонет под их гнетом, но побеждает. Но факты вещь упрямая, как осел. При попытке глубже копнуть историю Второй Мировой, картина оказывается серьезней и запутанней - Bellum omnium contra omnes живет и здравствует. Европа из биполярного мира превращается в лоскутное одеяло, каждый из сегментов которого блюдет свои интересы и может разбиться еще на несколько составляющих.
Книга не о комбатантах, гибнущих от пуль и взрывов. Она о тех, кто становится беззащитной жертвой перед вооруженным человеком, кто испытывает на себе все тяготы войны за линией фронта.
Книга читается тяжеловато - достается всем. Конечно, в ней много непроверенных фактов и записных заблуждений, например, до сих пор не подтверждено число фрау, изнасилованных советскими солдатами, или обсуждение общеизвестной фотографии. которая запечатлела гору обуви в концлагере, якобы принадлежащим обнуленным с помощью печей (при наличии рядом обувной фабрики сфальсифицировать как пальцы об асфальт ударить). За недостоверностью каких-то частных фактов общая картина не меняется: война в 1945 году закончилась только официально, но ужасы продолжались до окончания холодной войны. Причем речь идет не только о распрях между странами: война инспирировала и националистические, и классовые распри, сея хаос и разруху.
Лоу справедливо расставил акценты: между воюющими державами оказывались малые страны и народы, служащие пешками и первыми выпадающими из игры.
Плюсы книги (как мне видится) в новизне материала, очень больной теме для многих.
Минусы - это недостаток проверенных фактов и политическая ангажированность. Естественно, автор не снимал вины с американцев с их "Планом Маршалла", буквально убивающими деньгами малые народы, но СССР представлены настолько душегубами, что даже фашисты не удостоились подобных эпитетов.
Писал британец – этим все сказано. Впрочем, земляк Лоу Лиддел – Гарт был более благосклонен к Советам.

20 февраля 2014
LiveLib

Поделиться

Githead

Оценил книгу

Книга британца Кита Лоу издана на родине автора в 2012 году и достаточно быстро была переведена и издана в России. Комплексного исследования послевоенного насилия по отношению к побежденным в Европе до сих пор не встречал, несмотря на то, что тема вызывает значительный интерес с любой точки зрения. Безусловно, книга стала событием и прозвучала. Уже во введении автор пишет о том, что Вторая мировая война в Европе не закончилась после падения Берлина - поляки и прибалты вообще считают ее окончанием дату вывода нашего последнего танка с их территорий - то есть 1989-1991гг. Но с этим еще можно спорить, сложнее не согласиться с тем, что "после войны волны мщения и возмездия прокатились по всей Европе. Государства лишились территорий и имущества, правительства и общественные институты подверглись процедуре зачистки, а целые народы - террору из-за того, что, по мнению людей, они сделали во время войны. Самая жестокая месть постигла отдельных граждан. Штатские лица из Германии по всей Европе подвергались избиениям, арестам, их использовали как рабскую силу или попросту убивали... Не стерев ничего с грифельной доски истории, последствия войны только усилили неприязнь между народами и государствами, не угасшую и по сей день". Лоу делает вывод о том, что удивительным образом после войны на фоне восстановления и перекраивания границ "логическое завершение получила нацистская теория распределения по категориям и изоляция различных народов. В период 1945-1946гг 10 миллионов мужчин, женщин и детей были изгнаны из своих стран в ходе жесточайших этнических чисток, которые когда-либо видел мир". Основные тезисы высказаны, стоит посмотреть на собранные автором доказательства.

Изначально отмечу изысканный стиль и тонкий английский юмор автора: "После всего сказанного было бы неразумно полагать, что мои попытки быть точным непревзойденны". Или вот еще: "Будучи единственным государством, которое успешно противостояло Гитлеру на протяжении всей войны, Великобритания очень сильно пострадала"(стр.22). Английское высокомерие натурально не знает границ. Это ж надо так двусмысленно выразиться: понятно, что СССР вступил в войну позже, само собой, Америка тоже, оккупации остров не подвергся по естественно-географическим причинам. Тут уместно лишний раз напомнить слова другого, более скромного (и более известного), английского историка - Нормана Дэвиса (автора фундаментальной "Истории Европы"), оценивающего вклад Великобритании в общую Победу где-то в районе 5%.

Автор начинает свою книгу с подведения печальных итогов войны, последовательно рассматривая физическое истребление (городов, населенных пунктов и инфраструктуры), человеческие потери (военные и гражданские, холокост, геноциды), гендерные последствия (вдовы и сироты, отсутствие мужчин), перемещение больших масс людей, голод (оказывается, наиболее жестоко голодали в Греции и Голландии), моральное уничтожение (по всей Европе женщины отдавались победителям за банку консервов), грабежи и кражи (война сделала это нормой), черный рынок (в условиях тотального дефицита его роль была жизненно важна), повсеместные убийства и жестокость, массовые изнасилования (здесь имеются не только пресловутые обвинения Красной армии в 2 млн изнасилованиях, но и упоминание о французских войсках из Морокко, особо "отличившихся в Баварии", и подтвердивших худшие ожидания немок от нацистской расистской пропаганды).

Свидетельства очевидцев наполняют текст особым ощущением жуткой реалистичности. Рассказывая об обугленных трупах польских младенцев во время волынской резни, польский партизан (Армия Крайова) отмечает, что "если никто из наших не делал этого (с украинскими детьми), тогда это единственное зверство, которое мы не совершили".

Интересно, как Лоу объединяет проблемы, общие для всего континента, как бы все же вынося за скобки СССР. Да, пишет он, советские потери - 27 млн человек, но Украина и Белоруссия (подчеркивается, что позже они стали независимыми государствами) потеряли каждого пятого и каждого четвертого. Для себя я определил уровень объективности автора следующим образом: если он умудрится не упоминуть о Блокаде Ленинграда, то грош ему цена. Нет, на стр.61 он приводит печальную ленинградскую статистику - 641 тысяча погибших от голода и связанных с ним болезней жителей города. Вообще, Лоу внешне удается сохранить баланс Запад-Восток, но всегда есть маленькие нюансы. Так, например, раскрытие темы "месть" он начинает именно с деревни Неммесдорф, сделанной руками Геббельса символом зверств Красной Армии на немецкой территории. Однако, в итоге автор отмечает, что масштабы военных преступлений красноармейцев были сильно преувеличены, о чем говорят последние исследования фотоснимков, содержащих следы фотомонтажа.

Рассказывая об освобождении узников концлагерей, Лоу приводит свидетельства о массовых казнях их немецких охранников со стороны американских и британских солдат. Некоторые выжившие в лагерях евреи целенаправленно мстили, отмечает автор, и крайней формой этой мести была, например, деятельность группы Ковнера, убившей около ста немцев, подозреваемых в военных преступлениях, отравившей хлеб для тысяч немецких заключенных под Нюрнбергом и планировавшей отравить водоснабжение пяти немецких городов. Особо автор описывает вакханалию пьянства, насилия и разврата, связанную с выходом на свободу миллионов рабочих, согнанных в рейх со всей Европы и содержащихся годами в рабстве. Так в Ганновере "10 тысяч бывших подневольных рабочих метались по городу, грабя винные магазины и поджигая дома... Одна группа подвыпивших русских захватила брошенное немецкое 88-миллиметровое орудие, с явным удовольствием возила его по городу и стреляла из него по тем мишеням, которые им приходили в голову". Учитывая, что большая часть грабежей и насилия совершались ради самого процесса, речь может идти о сложном психологическом феномене сродни "карнавала беззакония", на мой взгляд. Естественно, что союзническая военная администрация в Германии была вынуждена пойти на радикальные меры и первым делом собрать всех перемещенных лиц и посадить их назад под замок, зачастую в те же лагеря, из которых их освободили. Говоря об объявлениях союзников о расстреле мародеров, Лоу предполагает, что "именно некоторая преемственность между двумя системами власти (нацистов и союзников) делала их столь эффективными".

Отдельно рассмотрена тема немецких военнопленных, с анализом причин их высокой смертности. На стр.163 приводится таблица в соответствии с которой из 11 млн немецких военнопленных погибли 1,2 млн, причем из них 1,09 млн - в СССР. Положение немцев в Чехословакии и Польше подробно освещено, особенно их пребывание в "лагерях смерти", которые были "не уничтожены, а унаследованы новыми владельцами". Приводятся разнообразные свидетельства. Так, например, Гюнтер Волльни, побывавший и в Освенциме и в Згоде, утверждал, что "лучше провести 10 лет в немецком лагере, чем один день в польском". А чешский офицер Карол Пацур, руководивший расстрелом сотен немцев, оправдывал убийство детей следующим образом: "А что я должен был с ними делать после того, как мы расстреляли их родителей?" Лоу, впрочем, подчеркивает, что субъективность воспоминаний и статистики оказывает плохую службу исследователям. Так, лагерный врач Хайнц Эссер, называл число погибших немцев в бойне во время пожара в бараке польского лагеря Ламсдорф сначала в 132 человека, а спустя 5 лет уже говорил о 581 погибшем. Поляки же признали 9 человек, а в 2001 году на суде над комендантом лагеря озвучили имена 48 человек. Где же здесь истина, вопрошает Лоу. Немцы считают, что поляки погубили в лагерях от 40 до 100 тысяч их соотечественников. Обе страны в настоящий момент крепят боевое братство в составе НАТО. А ведь еще живы люди, которые своими глазами видели весь этот всеевропейский геноцид. В тех странах, где не оказалось этнических немцев, удары мести пришлись по пособникам фашистов. Казни, наказания и издевательства над коллаборационистами достигли таких масштабов, что наиболее трезвые головы стали говорить о том, что повторяется "все самое отвратительное, чем занималось гестапо". Недоверие к судам, реставрация административной власти, беззубость приговоров привела во многих странах спустя некоторое время после Победы к волне массовых самосудов, особенно отличились Италия и Франция. Важная цитата из книги: "После краха коммунизма в 90-е... личности, которые подвергались всеобщему поношению, появились снова, но теперь уже в качестве образцов для подражания просто потому, что они противостояли "большему злу" - коммунизму и Советскому Союзу... Те, что без разбора убивали евреев, коммунистов и либералов .. теперь превратились в национальных героев. Это не просто опасные мифы - это опасное искажение правды, которое необходимо разоблачать".

Описывая повсеместное наказание (публичное раздевание и обрезание волос как минимум) для женщин, имевших сексуальные связи с немцами, и, тем самым, изменившим своей родине на базовом уровне инстинктов, Лоу указывает на символический характер данной экзекуции:"Таким вот совершенно неуловимым образом с Франции был снят ярлык слабой и покорной страны, и она стала мужественной и мстительной". Проблема была общей для всей Европы. Так, сохранились данные социологических опросов датских женщин, 51% которых считал немцев более привлекательными, чем их соотечественники. Особая ситуация возникла с европейскими детьми, чьим отцом был немецкий оккупант - их число Лоу оценивает в 1-2 млн человек (стр.228). Социальный бойкот, унижения, депортация, принудительное психиатрическое лечение, лишение гражданства - на примере сохранившихся норвежских документов видно, как на государственном уровне решалась проблема 9 тысяч детей. Их в итоге предложили Австралии для иммиграции, но и эта страна тоже от них отказалась.

Глава "Этнические чистки" начинается с описания эскалации антисемитских настроений после окончания войны. Вопрос настолько сложен, что не все выводы автора равнозначно доказательны. Так, подчеркивая, что венгерская коммунистическая партия считалась "еврейской", именно коммунистов автор считает виновными в планировании еврейских погромов и убийств в Мишкольце летом 1946г. "Коммунистов ненавидели везде, это отрицательно сказывалось на евреях"(стр.262). Думаю не все было так однозначно в нищей и обездоленной Европе, как хотелось бы британскому антикоммунисту. Так, например, именно после войны политический вес набрали Итальянская и Французская компартии, бывшие влиятельными политическими силами вплоть до краха СССР. Да и в Восточной Европе лозунг "отнять и поделить", полагаю, нашел немало приверженцев. Подробно рассказывается о процессе этнических чисток в Польше, начатом истреблением евреев Гитлером, продолженном в ходе взаимного истребления поляков и украинцев на Волыни и в Галиции, депортации народов при определении границ и изгнании немцев. 1,2 млн поляков, 500 тысяч украинцев и 11 млн немцев были насильно изгнаны с мест своего проживания.

Символом насилия в Европе стала Югославия. Автор справедливо указывает, что на самом деле там не происходило ничего такого, чего бы не было и в других странах, однако уровень ожесточения следует оценить как крайне высокий. Конечно, ничто не забыто и ничего не закончено. Как можно, например, абстрактно рассматривать недавние события, связанные с развалом Югославии и жестокими межэтническими войнами, без учета того факта, что хорватские усташи истребили в войну 592 тысячи сербов. И того, что сделали бойцы Тито с этими самыми усташами и членами их семей (60 тысяч человек) в Блейбурге (Бляйбурге), где они пытались выйти в зону оккупации союзников и в лагере Марибор, куда в итоге попали.

Третья глава называется "Гражданская война" и посвящена политической классовой борьбе в освобожденных странах. Отмечая, наконец-то, высокий уровень поддержки населением коммунистических сил, которые составляли повсеместно костяк Сопротивления, Лоу сначала говорит о попытках левых политиков захватить власть, а затем об ответном ударе правительственной реакции, активно поддержанной оккупационной администрацией. Так, в Италии в тюрьмы были брошены 90-95 тысяч бывших партизан, что многократно превышает любые репрессии в адрес бывших фашистов, многие из которых и вершили этот "Суд над Сопротивлением". Тем более, что в борьбе с коммунистами американцам было больше не на кого опереться, кроме как на правые (профашистские) партии. В Греции зимой 1944-45гг британские войска вели боевые действия в афинских кварталах с применением артиллерии и авиации против бойцов греческого Сопротивления, способствуя в итоге созданию профашистского политического режима. Британцы отправили в лагеря на Ближнем Востоке более 7000 греческих партизан. К слову сказать, партизанский террор ничуть не уступал фашистским методам борьбы с революционерами, придавая греческой гражданской войне характер вендетты. Около 50 тысяч греческих партизан попали в тюрьмы и даже в 60-е годы в них все еще сидели сотни из них. А в 70-е был принят закон, назначающий их врагами народа и определяющий пенсию греческим приспешникам гитлеровцев. Не напоминает ли это современную Прибалтику? "Есть неприятная аналогия между тем, как обращались с коммунистами в некоторых странах Западной Европы, и тем, как обращались с "капиталистами" в Восточной Европе". По крайней мере, автор здесь честен. Страницы, посвященные захвату коммунистами политической власти в Восточной Европе, написаны с отчетливо антисоветских позиций, но после описания аналогичных процессов в Западной Европе, критика выглядит не совсем объективной. Далее, описывая действия прибалтийских "лесных братьев", автор сначала восхваляет их подвиги, но затем справедливо указывает, что именно кровавый террор против собственного гражданского населения в итоге стал основным результатом их борьбы с Советами.

"Правда в том, что нравственная трясина, порожденная войной, не пощадила никого. Все народы и все политические убеждения - разумеется, в очень разной степени - жертвы и преступники одновременно". Тут все очень тонко: от этой позиции один шаг до того, чтобы забыть, кто развязал войну, кто прав, а кто виноват. Но автор этот шаг не делает. Напротив, он как раз предлагает ничего не забывать.

Из очепаток: стр.273 "Подобно царю Кануту, который пытался удержать морскую волну..." Канут (Кнуд, Кнут Могучий) - датский король, а не царь, естественно, Англии и окрестностей (995-1035гг), переводчик, очевидно, решила, что речь идет о библейском персонаже.

Еще из интересного: Как минимум трижды в тексте по отношению к ходу войны употребляется термин "фортуна переменилась". Ну, например: дошли до Сталинграда, а потом фортуна переменилась. Очень странно. Автор очевидным образом не видит исторической закономерности в поражении гитлеровской Германии, считая, что человечеству просто повезло.

Вывод: "Отлично". Важная и актуальная книга, привлекающая внимание к важнейшим историческим проблемам.

4 июля 2021
LiveLib

Поделиться

StellaStarks

Оценил книгу

Книга впечатление она производит просто ошеломляющее. Ошеломляюще тяжелое. Нет в Европе ни одной нации которая не запятнала бы себя насилием и жестокостью. Ни одной! Месть одной нации к другой не ограничивается поверхностными предвзятыми пересказами конкретных событий. Здесь она в деталях и жутких подробностях! В деталях и подробностях рассказана ненависть русских и немцев, греков против болгар, хорватов против сербов, румын против модьяр, поляков против украинцев. Неужели это правда? Получается, что все народы Европы, все политические убеждения - разумеется , в очень разной степени- жертвы и преступники одновременно! Некоторые абзацы книги я просто не могла читать , хотелось зажмуриться и спрятаться , настолько страшно и стыдно за род людской. Послевоенная Европа - это насилие, моральное унижение, хаос, жажда крови, мести, рабский труд, месть женщинам и детям врага, бегство евреев, изгнание немцев, гражданская война в Греции, политическое насилие во Франции и Италии. Когда закончила чтение, то вспомнила поговорку: в неведении счастье. Как "счастливы" те, кто всего этого не знает и знать не хочет.

18 октября 2016
LiveLib

Поделиться