Читать книгу «Любовь и корица» онлайн полностью📖 — Кейт Харт — MyBook.

Кейт Харт
Любовь и корица

Пролог

Каждый ли помнит тот день, когда в его сердце нежданно-негаданно вонзилась стрела Амура? Возможно ли вспомнить самые первые чувства, что охватили безмятежное сознание? Атмосферу, запахи и даже самые тихие звуки?

Аромат конфет и булочек с корицей всегда возвращают меня в тот праздничный вечер с бесконечными танцами, всеобщим весельем и кучей блестящей новогодней мишуры, что пролетала над головами. Во мне бурлили детский восторг и девичье смятение, а сотни тысяч фейерверков взрывались в животе, когда из колонок начинали звучать мои любимые песни. Мне казалось, что диджей включал их специально для меня, как бы приглашая в центр танцевального зала.

Тот вечер не отличался от многих предыдущих: все те же лица, то же место проведения праздника и те же закуски на столах. Разноцветными огоньками переливалась высокая ёлка в центре огромного зала, а под ней красиво лежали фальшивые подарки в блестящих обертках. Каждый год Барри Буч под шумок хватал одну из них и, в надежде найти какую-нибудь безделушку, вскрывал её на глазах у преподавателей. Сначала его ругали, но потом это превратилось в традицию, что веселила, пожалуй, всех вокруг. Ну, кроме миссис Грув, которая, кажется, понятия не имела, что значит улыбка.

Однако в тот вечер ни одна коробка не была «похищена», а конфеты на столах, с присущим праздничным ароматом, пахли по-особенному. Корица приятно щипала нос, хотя до этого я ненавидела её всем своим естеством.

Да. Пожалуй, двадцать седьмого декабря моя жизнь изменилась навсегда. И во всем виноват один конкретный парень.

1

27 декабря, 2015 год

Мне 15 лет

Меня не было в школе три недели. Короткая пробежка на улицу, занявшая максимум полминуты, оставила после себя ужаснейшую ангину, которая уж очень скоротечно перетекла в отит. Радовало, что антибиотики побороли болячку, а семестр в уходящем году мне удалось завершить с отличными оценками, так сказать, «не выходя из дома». И в качестве бонуса за мои страдания, я все же могла отправиться на праздник, что каждый год устраивала школа перед зимними каникулами.

Преподаватели называли этот вечер «новогодним балом», поскольку со слов нашего директора так звучало намного изящнее, нежели какая-то там «вечеринка». А, поскольку, все без исключения (как и я!) считали нашу школу особенной, то ничего простецкого и обыденного в ней попросту быть не могло. Она располагалась в самом центре нашего городка с праздничным названием «Сноухиллс». Учащихся в местной школе было чуть больше двух тысяч: неугомонные малявки, вечно сбивающие с ног, старшеклассники с мозгами каракатицы и, считавшие себя круче всех, выпускники. В первую группу входил мой младший брат Гарри, во вторую – почти все ученики старшей школы, а в третьей прочно обосновались самые «крутые» парни и девочки (противные и высокомерные!). И почти все эти люди, кроме маленьких террористов, собирались праздновать начало зимних каникул в одном помещении…

– А ты будешь сегодня танцевать? – спросил меня Гарри, без стука распахнув дверь моей комнаты. Ненавижу, когда он так делает. Как-то раз я переодевалась и этот чудик увидел меня в одних трусах. Потом несколько дней трещал направо и налево, что я до сих пор ношу памперсы, заметив, судя по всему, торчащие крылышки от огромной прокладки. – Будешь? Будешь? Будешь?

– Сколько раз я тебе говорила, чтобы ты не вырвался в мою комнату без стука, Гарри?!

– Сколько раз? Сколько раз? Сколько раз?

– Закрой дверь!

– Закрой дверь! Закрой дверь! Закрой дверь!

Господи, за что мне это наказание? За какие такие грехи, ответь же? Вот ни за что не поверю, что я в его возрасте была такой же непослушной, несносной и до ужаса активной. Даже не припоминаю, чтобы меня наказывали и велели не выходить из комнаты, как этого негодника. Хотя, возможно мне повезло больше чем моей подруге Молли. Младшая сестра постоянно роется в её шкафу и меряет одежду без проса, оставляя после себя настоящий хаос. Да-да, я сама однажды видела и, кажется, именно тогда с облегчением подумала, как же все-таки хорошо, что у меня брат, который уж точно не станет таскать мои вещи.

В сотый раз расчесав длинные волосы перед зеркалом, я придавила ладонями линию пробора. Ненавижу, когда мелкие волоски торчат, как антенны у какого-нибудь пришельца.

– Ты готова? – Мама осторожно заглянула в комнату. – Какая же ты красивая, Дейзи! Уверена, парни будут смотреть только на тебя!

– Это точно! – послышался голос бабушки. – Только с чесноком не ешь ничего, а то вдруг кто целоваться полезет.

А я же с сомнением оглядела свой внешний вид и протяжно вздохнула:

– Ага. Особенно всех поразят мои узкие бедра и ноги, подобные кривым спичкам. Но спасибо за поддержку! – с деланной улыбкой поблагодарила я.

Я ненавидела свою фигуру, которой по сути то и не было вовсе. Острые плечи, плоская задница и два прыщика вместо груди.

– Ой, это все временно! – отмахнулась бабушка, заходя в гардеробную за верхней одеждой. Пока она доставала мой синий пуховик с лисьим капюшоном и что-то бубнила себе под нос, мы с мамой переглянулись и улыбнулись друг другу.

С тех пор, как бабушка переехала к нам, в доме стало заметно живее, а кухня никогда не стояла без дела. Да и нам с мамой стало легче справляться с домашними хлопотами.

– Много не пей! – сказала мне бабушка на прощание, а потом заговорщически подмигнула и подняла вверх большие пальцы. – Но тазик я все равно занесу к тебе в спальню! Мало ли.

– Бабушка! – ахнула я, укоризненно взглянув на нее. – Мне пятнадцать! И там будет только сок какой-нибудь и кола!

– До чего же ты скучная, Дейзи! Как будто два века назад родилась.

Стоило нам с мамой выйти на улицу, как она тут же крепко ухватилась за мою руку.

– Ох!

– Что такое?!

На пару секунд она остановилась, опустив ладонь на живот.

– Ваш с Гарри братик будет футболистом. Дейзи, перестань паниковать всякий раз, когда я говорю «ой», идет? Мне всегда кажется, что у тебя вот-вот глаза из орбит выпадут.

– Ты сделала «ох», вообще-то. Мам, я и пешком могу добраться до школы. Вообще-то, я каждый день хожу туда на своих двоих. А после трехнедельной болячки мне вообще полезно ходить пешком. Тебе не обязательно подвозить меня. Лучше бы дома осталась. Скоро ваша любимая передача про танцы на льду начнется.

– Через полчаса! А за это время я успею вас с Мери подкинуть до школы и заехать в магазин за кукурузой в банке. В кладовке уже закончилась, – вздохнула она и потянула меня за руку к гаражу.

– И кто же этот троглодит, который съел всю кукурузу? Надо срочно поймать его, а то лишит и остальных запасов.

С наступлением беременности мама принялась жадно поглощать две вещи: тосты с маслом и кукурузу в банке. Как-то поздно ночью мне приспичило доесть остатки любимого яблочного пирога и выпить чашечку сладкого чая. Со мной такое частенько бывает: то йогурт с пепси, то бутерброды с соком. Воодушевленная, я зашла на кухню и обнаружила маму в махровом халате перед телевизором, а в обеих руках у нее были тосты с маслом и ломтиком сыра, посыпанные сверху горкой сладкой кукурузы. От увиденного мой аппетит быстро испарился.

– На днях разговаривала с мамой Мери. Фелисити говорит, что по тебе все девочки в классе соскучились.

– Прям уж все, – не без гордости улыбнулась я, закрыв дверцу автомобиля. – По правде говоря, мне надоело безвылазно сидеть дома. Я впервые не принимала участие в украшении зала и школы, а это одно из самых моих любимых занятий!

– Зато дом мы нарядили с полна, а?

– Ну да, – улыбнулась я, включив себе подогрев сиденья. – Не надо заезжать за мной, хорошо? Мы с девочками сами доберемся.

– Дейзи, ты только что выздоровела и я не хочу, чтобы ты снова заболела. Мне ведь не сложно сесть в машину, проехать три улицы и забрать тебя.

– А я хочу хоть немного прогуляться, – жалобным голосом протянула я. – Большинство девочек на каникулах уезжают с родителями в отпуска, даже Мери. Я снова останусь одна.

– Да ладно тебе! А как же мы с папой и бабушкой? – улыбнулась мама. – Будем фильмы смотреть, на каток ездить, можем даже за город на базу какую-нибудь уехать. Тебе ведь нравится на этих шайбах кататься!

– Это тюбинг.

– Боже мой, какие мы грамотные! – усмехнулась мама, выезжая на улицу. – Не переживай ты так. Скучно на каникулах тебе точно не будет!

* * *

Впервые за последние четыре года новогодний бал не подразумевал маскарадные костюмы. Этой новости не слишком обрадовалась Мери, потому что по её мнению вся прелесть этого вечера состояла именно в том, чтобы скрыть свое истинное лицо под маской и не бояться быть смешной, дрыгаясь на танцполе. А мне же, по правде говоря, было все равно в каком костюме я буду. Главное ведь – танцы и веселье!

– Как тебе мое платье? Не слишком я в нем толстая? Этот жуткий оливковый цвет полнит меня. Знаю, что полнит!

– Мери, успокойся! – говорю я, взяв её за плечи. – Перестань нести чепуху, ладно? Чудно выглядишь. Празднично так!

– Дейзи, я очень люблю танцевать, а теперь не смогу этого делать, потому что все будут пялиться на мои жиры! Только погляди!

– Какие жиры?! О чем ты?

– Тебе то не понять! Только посмотри, как это милое платье здорово сидит на твоей фигуре.

– Мери, у всех девочек в классе уже бедра округлились. Большинство вместо спортивных топиков носят красивые лифчики, потому что у них груди есть. А мне же приходится вату подкладывать, потому что у меня прыщики вместо сисек! Да и то, прыщики порой больше по размерам бывают!

– Уж лучше скелетоном ходить, чем бомбой, как я.

Весело: скелетоном меня ещё никто не называл, но на правду не обижаются.

Пока я молча переобувалась и складывала вещи в свой шкафчик, Мери заметно успокоилась. Знаю, ей хочется быть похожей на наших фигуристых старшеклассниц, которые даже школьной форме способны придать оттенок соблазнительности. Иногда замечаю в её речи неприсущий ей пафос, от чего хочется лишь рассмеяться, но я стараюсь держаться изо всех сил, чтобы не обидеть подружку.

Мери очень умная и милая девочка. Много читает, четвертый год подряд посещает кружок по рисованию и дизайну, планируя стать известным в мире модельером. Она любит создавать украшения из бисера, самостоятельно совершенствует свою одежду, делая её уникальной при помощи различной фурнитуры, но при этом слишком зациклена на своей внешности и оттого кажется неуверенной в себе.

– Вот мой план: занять место в углу, желательно в тени, и наблюдать за танцами. В этом году я буду просто смотреть и всё.

– Ух ты! Вот так план! – подхватила я, расправив длинные сверкающие рукава. – А вот я планирую повеселиться. Три недели дома – сущий кошмар.

– Обещаю с нового года сесть на диету, – всё причитала Мери, поднимаясь по лестнице. Платье у нее было слишком длинным и путалось в ногах. – Никаких больше бутербродов перед сном, только кефир и творог.

– Дейзи! Мери! Привет! – воскликнула наша одноклассница Молли в сверкающем фиолетовом платье. На её узком лице было так много блесток и румян, что я машинально дернула Мери за платье, заставив обернуться. Обычно мы пихали друг друга ногой под столом, или тайком дергали за волосы, когда нужно было заценить внешний видок кого-нибудь из школы.

Мы обнялись почти со всеми одноклассницами, которых встретили по пути на третий этаж. Тем временем, из торжественного зала доносились музыка, голоса и веселый смех, поэтому с каждым шагом мое настроение поднималось на самую вершину положительных эмоций. Я ведь так долго ждала развлечений! Целых три недели!

– Мисс Джонс, наконец-то вы в школе, – поздоровалась со мной миссис Грув, учитель математики. Эта худощавая, но уж слишком высокая женщина была как всегда сдержана и холодна. Рядом с ней невозможно улыбаться. Она похожа на того чудища из «Гарри Поттера», которое высасывало из людей все хорошее. – Если вы здесь, значит уже выздоровели, верно?

– Добрый вечер, миссис Грув. Да, спасибо. Чувствую себя прекрасно и очень рада, что смогла посетить бал.

– Вы получили мое сообщение по электронке? Я оставила несколько комментариев к вашей итоговой контрольной работе.

– Да, спасибо. – Вообще-то я незамедлительно отправила ответное письмо, в котором поблагодарила её за «справедливую» оценку и эти самые комментарии. – Ваши замечания как всегда обоснованы.

Кивнув мне, женщина скрылась в одном из открытых кабинетов, а за моей спиной тут же раздались смешки.

– Какая же она крыса.

– А я так надеялась, что её не будет сегодня!

– Она вообще хоть когда-нибудь улыбается?

Посмеявшись, мы с девочками решили заглянуть в туалет перед тем, как появиться в зале. Обычно мы становились перед длинным зеркалом и поправляли волосы, а кто-то из нас наклонялся к кабинкам и проверял, заняты они или нет. Убедившись, что внутри только мы, тут же начиналась болтовня обо всем на свете. И, кстати, уж очень редко мы использовали дамскую комнату по прямому назначению. Я, во всяком случае, всегда остерегалась микробов, которых в общественных туалетах пруд-пруди, а по словам Мери, ей уж очень сложно было расслабиться в комнате с белым больничным кафелем на стенах и сидеть на унитазе, которым

Стандарт

4.13 
(15 оценок)

Любовь и корица

Установите приложение, чтобы читать эту книгу