Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Старый Валаам

Добавить в мои книги
40 уже добавили
Оценка читателей
4.11
Написать рецензию
  • panda007
    panda007
    Оценка:
    102

    перечитывая Шмелева, хочется воскликнуть: «Не узнаю тебя, Россия».
    Георгий Адамович

    Как же богат русский язык! Сколько в нём слов ярких, метких, вскрывающих самую суть. Вот замечательное слово «купчик». Не «купец», в котором чувствуется что-то мощное, основательное, а именно купчик: мелкий, суетливый.
    Когда я читаю Шмелёва, в голове у меня постоянно вертится это слово. Вроде пишет Шмелёв о просторах, о святости, о русской душе, а выходит как-то тускло, глухо и невыносимо приторно. Золото его какое-то сусальное. Монастырь какой-то игрушечный. Озеро – словно краской на листе бумаги намалёванное. Всё ненастоящее, придуманное – и картинки, и чувства.
    По тексту Шмелёва скользишь, как по ровной водной глади. Героев не видишь, картины не видишь, всё мелькает, как в калейдоскопе, вроде красиво, а ничего не запоминается.
    Ещё это похоже на фильм про императора Павла I. Он там сидит и играет в солдатиков. Взрослый дядька. У всех, конечно, свои увлечения, но мир Шмелёва, как эти солдатики, маленький, придуманный. И автор сидит посреди этого несуществующего мира и твердит: «Это Россия! Это Россия!»
    Я очень люблю живопись Кустодиева и образ России, который он создаёт: красочный, звонкий, весёлый, молодцеватый. Но у Кустодиева бездна юмора, он сам над своим лубочным миром посмеивается, от того вот этого ощущения душности и сахарности не возникает. А тут – лубок лубком, а выдаётся за правду. Больше всего этот плоский мир похож на пафосные творения академика Глазунова. А я его терпеть не могу.

    Читать полностью
  • Martovskaya
    Martovskaya
    Оценка:
    25

    Действительно, эта книга из тех, которые светятся и дают вчитываться, никуда не гонят и ничему не препятствуют. Не будучи художественной по жанру, она художественная по чистоте и красоте момента жизни. Написана очевидцем — и не монахом, а студентом, тогда не слишком верующим, пытающимся все объяснить с точки зрения науки и хранящим светские предубеждения (монахи — лентяи?!).
    Этой книгой И. Шмелев вспоминает сорокалетней давности поездку на Валаам (ездил с женой просто так, «ни за чем») и, как будто удивляясь, нет-нет да и сравнивает: чего не понимал тогда, чего так и не понял за всю жизнь, а в чем утвердился. Рассказал о неземной жизни на земле так, что нет сил быстро закрыть книгу. Не отпускает, осмысливается.
    Особенно мне думается об «отсеянных» и «неотсеянных»:

    Люди здесь не обычные, как везде: здесь подбираются «по духу», — кто-то нам говорил», — как «сквозь решето отсеяны».
    Люди меняться могут! Что-то есть в людях разного... В деревне, откуда был родом Дамаскин, славный игумен Валаама, были другие мальчики, но они не пошли искать, а вот Дамиан пошел, — «сквозь решето отсеялся». Значит, есть что-то в человеке, что тянется к святому, ищет. Особенное... душа? — то, что не умирает, как верят эти отшельники...

    И мне эта мысль не дает покоя, восхищает, как Бог дает человеку такое предназначение и особое Свое благоволение, и как человек вдруг обнаруживает его в себе. Мирскому жителю кажется, что такой человек истязает себя зря, умерщвляет плоть во имя химеры, что он просто-напросто глуп. Но может ли ответить мирской житель, почему даже тело Божьего подвижника после смерти остается нетленным? Не то ли особое здесь, что церковь называет «наградой на небесах», не знак ли вечности верной Богу души?

    Шмелеву, однако, и вот что было заметно:

    Этот был обыкновенный, до мира жадный, с живыми, даже горячими глазами, — «неотсеянный»: так и останется «в решете».

    Еще в этой книге видна полная бессмысленность агрессии: звери на острове непуганые, а в хозяйстве нет даже кнута, чтобы стегать лошадей. Лошадь — она слово понимает, а с молитвой доброе дело легче пойдет, зло в помощь ему — не требуется.
    Книга меня так захватила (охватила даже), наверное, еще и благодаря синхронности. В том смысле, что если какое-то новое знание или чувство появились сегодня и оставили след, то в самое ближайшее время они непременно напомнят о себе вновь — из других источников, и появятся уже узнаваемыми, отзывающимися в душе. «Старый Валаам» оказался прочтенным мной после «Несвятых святых» и фильмов о монастырях, после богослужений и дальней поездки через леса, и от этого отзывается еще мощнее, в тон. Все слова из песнопений, которые цитирует Шмелев, я знаю, читаешь — и сердце бьется чаще. Раньше была уверена, что если уж ехать куда-то, — то в Грецию, в Париж, да мало ли куда... А сейчас — не смейтесь — стало позарез необходимо увидеть Валаам, пусть и не именно тот, старый, шмелевского времени (тот был разрушен в ХХ веке), но все же Валаам. Может, когда-нибудь удастся.
    Хочу присоединиться к призыву Inok (которому я очень благодарна), автора первой рецензии: прочитайте «Старый Валаам»!
    Свет тихий льется.

    Читать полностью
  • sireniti
    sireniti
    Оценка:
    23
    Пораженный, я думаю: здесь ни «борьбы», ни «труда и капитала», ни «прибавочной ценности», одна «ценность» – во имя Божие. Во имя, – какая это сила! Т а м – во имя... чего?
    Узнал у вас самое важное, самое глубокое... понял, как вкушают хлеб насущный... и что такое... вкушать!

    Книга проста, как ломоть хлеба на обеденном столе. И в тоже время в ней столько всего. Ведь в краюхе хлеба тоже собрались: лучики солнца, шум дождя, шелест колосьев, труд хлебороба, пекаря. Оо, можно долго перечислять. Но зачем, ведь это и так всем известно. 
    То же и здесь. Книга о вере. О том, как нужна она каждому из нас. Как важно иметь веру в сердце, не показную, не для красного словца, а настоящую. 

    Вера горами движет. В отсечении воли мы, и что возвещено нам – исполняем, ежели даже и не разумеем, а по вере все нам дано есть!

    Это книга воспоминаний. Ностальгия о месте, где молодой студент Иван Шмелёв переосмыслил жизнь свою, сам того не сознавая. 

    Жизнь здесь какая-то иная, чем там, в миру. Зло как бы отступило, притупилось. И зло, и страх. Зверь не боится человека, и человек тут тоже другим становится.

    После Валаама и Иван стал другим. Там, в святом месте он узнал и прочувствовал, что такое вера. Это было впечатление на всю жизнь. 

    Светлая, благостная история. Здесь русский дух, здесь Русью пахнет. Здесь вера сочится из каждой страницы не агитацией, а умиротворением. 
    Во имя. Во имя Божие.

    Читать полностью
  • russischergeist
    russischergeist
    Оценка:
    22
    И когда мы плыли к Воскресенскому скиту, солнце мирно золотило Ладогу. Погода окончательно установилась. Да и в душе, казалось, что-то наладилось. Не то, чтобы новые мысли или премудрость какая осенили. Ничего особенного нам о. Феодор не сказал. Но вот ощущение, что все в порядке (якобы наперекор всему, что в мире делается, даже многим скорбям в самом монастыре, ибо и монастырь не рай) ощущение прочности и благословенности осталось. Все хорошо — несмотря ни на что. Рыбки, радость, яблони, огород, знакомая чайка на столбу — все радость.
    Борис Зайцев / Валаам

    Когда можно посетить Валаам?

    Но вот к т о - т о, ожидающий за дверью, перестает звонить. Я слышу знакомый голос – и вспоминаю, что нет никакой гимназии, я студент, я на далеком Валааме, вчера приехал, что я женат, что будят к полунощнице и ждут от меня ответа – "аминь". На молитвенный возглас – з д е с ь надо "поаминить". Так вчера наставлял меня послушник, и это ему, пожалуй, голос о. Антоны, гостинника, говорит негромко: "не буди, Федор, пусть отдохнут с дороги... следуй дале".

    Можно приехать туда, будучи молодым человеком, когда нужно разобраться в своих мыслях, жизненных целях, подумать, а правильную ли стязю ты выбрал. Так ли живешь, туда ли движешься? Так сделал герой Ивана Шмелева (а, как я понял, это было автобиографическое произведение автора).

    Связал меня Валаам с собой. Вспоминается слово, сказанное нам схимником о. Сысоем, в скиту Коневском, неосознанное тогда, т е п е р ь, для меня, раскрывшееся: "дай вам Господь получить т о, з а ч е м приехали". Тогда подумалось – а за чем мы приехали? Т а к приехали, ни за чем... проехаться. И вот, определилось, что – з а ч е м -то, что было н а д о, что стало целью и содержанием всей жизни, что поглотило, закрыло жизнь, – н а ш у жизнь.

    А можно туда приехать и в сорок лет - время собственной зрелости. Возможно, ты уже добился многих поставленных целей, и хочешь ближе ощутить гармонию человека с Богом, природой, самим собой, как эта гармония наполняется светом любви и счастья. Именно в таком возрасте и была написана повесть, написана с глубокой степенью ностальгии и мечтательности. К сожалению, Шмелеву так и не удастся посетить остров Валаам снова...

    О, дивный остров Валаам!
    Рука божественной судьбы
    Воздвигла здесь обитель рая,
    Обитель вышней чистоты.
    Богоизбранная обитель,
    Пречудный остров Валаам!
    Тебя дерзнул воспеть твой житель:
    Прими его ничтожный дар!
    Не знаю, как воспеть сумею
    Твои долины и поля,
    Твои леса, твои заливы,
    Твои священные места.
    Мне перечесть не хватит силы,
    Твоих подвижников святых,
    Но их поросшие могилы
    Легко пополнить могут стих.

    Предлагаю и Вам окунуться в эту волшебную ауру, где во всем присутствует дух Божества и Чуда и лирико-философски порассуждать с автором о смысле человеческой жизни!...

    Читать полностью
  • Inok
    Inok
    Оценка:
    21

    Часто в отношении прозы Ивана Шмелёва спешат привести успокоительные слова

    перечитывая Шмелева, хочется воскликнуть: «Не узнаю тебя, Россия».

    Есть ли вина автора в том, что белые пространства, окружившие чёрную точку остались незамеченными? Буду краток: Я смотрел фильм об о. Алексии Мечёве. У людей из его общины: в душах мир, во многом - радость, смиренное преодоление проблем; на улице, если судить по хронике: серые скучные люди, недовольные и придавленные проблемами, грязь, нищета и ругань. Они запомнят две разные России.
    Только с погружением в другой мир я могу сравнить прочтение «Старого Валаама» . В этом мире не бушуют неистовые страсти, не плетутся хитроумные интриги, нет драк и нет погонь, нет сложных переплетений человеческих отношений, но, тем не менее, этот мир манит к себе и зовёт, и в отличии от пафосного мира надуманных проблем, он по-настоящему живой, со своим сердцем и со своей душой.
    Перед нами очень честное, даже немножко интимное, очень трепетное повествование и читать его нужно с подобающим трепетом. Когда человек выносит на всеобщий суд самое ценное, дорогое и важное для себя, желая дать людям шанс почувствовать тоже самое, он отдаёт людям частичку себя, частичку собственной души — и к этому нельзя подходить легкомысленно. Нельзя вбежать буйным ветром в комнату и, схватив грязными руками книгу, бегать по ней глазами «лишь бы почитать чё нибудь» . Нет — так нельзя. Такой человек вместо погружения будет лишь плавать по поверхности, да так ничего и не поймет. Как лунная ночь зовет романтика, так однажды и эта книга поманит Вас к себе. Вот тогда-то и самое время для чтения.
    Обманчиво прост сюжет «Старого Валаама» . Он представляет собой воспоминание Ивана Шмелёва о том, как он будучи «студентом шатнувшимся от Церкви» отправляется с женой на Валаам, чтобы посетить Валаамский монастырь. И путешествие это повлияет на всю судьбу писателя. Это книга воспоминание, книга путешествие, книга поиск, книга открытие и книга гимн: много, много всякого отобразил автор, и обо всём с теплотой, с любовью и благодарностью.
    Трудно и читателю не проникнуться любовью к Валааму, ибо смотря на него глазами автора ты и сам начинаешь тянуться туда. А как не влюбиться? Всё описано знаменитым «шмелевским» языком, когда автор рассказывая о природе даёт тебе важные детали, необходимые штрихи и всё это с сердечным восхищением, и тебе уж и ветер бьет в лицо, и запахи леса доносятся. «Живой» язык. Кому-то он, особенно в описаниях, может показаться слащавым, но он такой, какой есть. Вложить вам в сердце, то, что чувствует автор - и вы заговорите так же. Равнодушные к луне могут заподозрить в лицемерии японца, поющего ей оды. Отчего же отказать автору в его желании славить так?
    Придя из мира распространяющегося неверия, где великие мыслители рвутся вверх, а человечество летит вниз, мира прогнувшегося под тяжестью неразрешимых проблем
    и вечных вопросов, сомневающийся студент Шмелёв попадает в мир простых, искренних и доброжелательных людей, чья непоколебимая вера и сила духа вознеслись над мелкой суетой будней и на долгие годы оставили след в сердце писателя. Людей отторгнувших свою волю и оказавшихся более счастливыми чем «независимые» люди за пределами монастыря. Людей честных и трудолюбивых, людей «особых» , воздвигнувших на камне, на пустом месте свою духовную твердыню. Твердыню, где царит любовь, а любое дело по благословению делается с радостью и охотой, где монахи не из страха и не слепо, а осознанно, с пониманием несут свой подвиг. Кроме значимых духовных истин, нашлось в книге место и национальной гордости. Ведь никто иной, а простой русский человек, своими руками воздвиг эту твердыню, и воздвиг не ради славы, не ради самого испытания, а во имя Божие .

    «Что нам лениться? мы для Бога, мы уж на то пошли своей волей!» — слыхал я на Валааме часто. А там…

    А как работают-то… до кровяного пота. Потому что — во имя Божие.

    А по сему — это книга ещё и памятник, памятник ещё той, давно умершей России.
    На многие вопросы нашёл ответы автор на Валааме. Может кто и из читателей найдёт их. Хотелось бы верить. Уж не знаю — убедил ли я Вас прочесть эту книгу? А можно ли кого-либо в чём-либо вообще убедить? Тогда спрошу ка лучше так: захотелось ли Вам прочесть эту книгу? В ней есть и шикарные описания природы, и сильная атмосфера, интересно описан быт монахов, раскрываются духовные вопросы и, в конце концов, это не выдумка — это часть нашей истории и реальные воспоминания другого человека. Заинтересовало ли Вас что-нибудь из этого списка? Если «да» , то мне остается надеяться что Вам она как и мне придется по душе и подарит много замечательных мгновений.

    Читать полностью