Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Сад Гетсиманський

Добавить в мои книги
21 уже добавили
Оценка читателей
5.0
Написать рецензию
  • Celine
    Celine
    Оценка:
    38

    Я не знаю, как начать эту рецензию. Я "люблю" читать о сталинских репрессиях? Мне "нравится" читать о временах сталинизма? Как можно вообще охарактеризовать свое отношение к чтению такой литературы? Ладно, постараюсь сформулировать так: "Я увлекаюсь историей 20-го века, и на тему сталинских репрессий мною перечитано очень много литературы, книг художественных и документальных, на сайте памяти Сахарова (огромное уважение всем создателям сайта и сотрудникам музея) я прочитала сотни и тысячи историй искалеченных жизней тех, по кому прокатился безжалостный каток сталинских репрессий). Увы, мою семью также не миновала такая участь.
    И вот мне попалась в руки книга Ивана Багряного, о которой, я к стыду своему, никогда не слышала до этого. Сказать, что книга меня поразила это не сказать ничего. Она меня потрясла, вывернула наизнанку, иногда я откладывала книгу в сторону, вставала и ходила кругами по квартире пытаясь успокоиться. Почему же так, ведь то, что творилось в застенках НКВД для меня до этого тайной не являлось - пытки, избиения, расстрелы, конвейеры, садисты-следователи, вся безжалостность огромной махины, которая работала по принципу "Лучше сломать ребра 100 невиновным, чем пропустить одного виновного". Отлаженный механизм был нацелен на одну цель - сломать человека, запугать, лишить его воли, свободы и всего того, что формирует личность каждого человека.
    Умирает отец семьи и со всего Союза слетаются почтить его память его сыновья. Трое из них красавцы-военные, летчик, танкист и моряк, а четвертый, тот самый Андрей Чумак, который уже был осужден, сбежал с каторги и вынужден мотаться по всей стране, уезжая с каждого места раньше, чем кто-то может узнать его историю. И в замешательстве трое старших, как же так, они военные, коммунисты, и как сидеть вместе с беглым осужденным? Может взять и уехать тут же? Да ведь брат же родной, да и ехали через полстраны чтобы почтить память отца, выполнить отцовский наказ, а рядом мать и сестра... Но за них уже все решили, прямо из-за поминального стола Андрея уводят и арестовывают. Его везут через город его детства и юности, остаются считанные минуты до того, как за ним захлопнутся (надолго ли? навсегда ли?) двери тюрьмы, а он впитывает в себя все то, чего его лишат - звуки мирной жизни, голубое небо, летящие птицы, виды родных зданий...
    Дальше Андрею приходится пройти через все круги сталинского ада, его уговаривают, угрожают, бьют, пытают физически и морально, "только подпиши".
    В камере кромешный ад, в однушку запихано несколько десятков заключенных, и все сидят почти голышом истекая потом, не имея возможности лечь, сесть по нормальному, а каждую ночь инженер "рисочками" пытается разметить площадь "однушной" камеры на 49 человек, и в отчаянии говорит, что ему, который строил заводы, такая задача не по плечу. И сокамерников твоих водят на допросы, и ты видишь, что кого-то приносят избитого до полусмерти, а кое-кто и уговаривает, дескать, зачем противиться, надо подписывать, все что следователи дают и тебя "пощадят" может быть. Это мы-то знаем, что пощады не было никому, ни тому кто стоял до последнего, ни тому кто сдавался и подписывал.
    А хуже всех пыток это постоянные мысли о том, кто же предал? Кто? Неужели кто-то из братьев?
    Мне очень тяжело дались последние 50 страниц книги, я хотела дочитать до конца, но страшилась того, что я прочитаю, так как "хэппи энда" тут ожидать не приходится, и любой конец будет из серии "оба хуже" как однажды выразился усатый режиссер этого кровавого спектакля.
    Эта книга не только потрясающее по своей силе художественное произведение, очень мощное, это и обличительный документ той эпохи, и гимн человеческому духу, силе и свободе.

    P.S. Дальше под кат спрятаны мои личные и неполиткорректные мысли, предупреждаю.

    Дальше...

    В детстве нас воспитывали в духе ненависти и презрения к тем, кто во время войны не выдержал пыток в плену и "предал своих товарищей", причем без разницы насколько сурово и долго пытали. Соответственно, превозносились подвиги Зои, пионеров-героев, молодогвардейцев, то, что они не сдались и ничего немцам не рассказали, и никого не выдали. Это, безусловно, подвиг, и никто этого не отрицает. Но вот так ли достойны презрения и смерти за "предательство" те, кто не выдержал? Кто из нас сможет сейчас с уверенностью сказать то, выдержал бы он или нет?
    Но вот прочитав не одну книгу переживших сталинскую мясорубку и лагеря, я у них не встречала осуждения тех, кто не выдержав прессинга, угроз не только в свой адрес, но и в адрес самих близких людей ("посадим и расстреляем, подписывай, падла"), пыток подписал "оговоры" против своих друзей, сослуживцев, членов семей или просто незнакомых людей которым тоже "шили дело"? В том же "Крутом маршруте" Евгения Гинзбург сама признается, что то, что она не "подписала", это не столько благодаря ее выдающейся стойкости, а ей просто "повезло", что ее следствие завершилось до того, как к подследственным разрешили применять "особые меры воздействия". А ведь происходило все в одно время, с одними и теми же людьми, некоторые попали "под раздачу" и у немцев, и у нас. И где провести грань между "предательством" или "слабостью" и доведенным до последней точки человеком? Я не знаю...

    Читать полностью
  • udik
    udik
    Оценка:
    34

    Этот роман оставляет довольно тяжелый осадок безысходности, отчаянного сопротивления ни смотря ни на что и невыносимого давления могучей государственной системы на человека.
    Но несмотря ни на что - "Сад..." один из лучших в украинской литературе романов о сталинских репрессиях, равный по качеству творчеству, например, Варлама Шаламова или Солженицына. Общему антуражу сильно помогает несколько не литературный украинских язык с сильным вкраплением диалектных слов, свойственных северо-восточной Украине (Харьковская, Сумская и Полтавская области) - родных для Ивана Багряного.

  • povstanec
    povstanec
    Оценка:
    31

    "Ми є. Були. І будем ми. Й Вітчизна наша з нами"
    (І. Багряний)

    "Людину можна знищити, проте перемогти її неможливо"
    (Е. Хемінгуей)

    Великий українець, Іван Багряний, який на собі відчув та з гідністю витримав поневіряння, мордування та репресії, у своєму фундаментальному романі "Сад Гетсиманський" втілює в образ головного героя- Андрія Чумака- сам український народ. Сам же роман стає страшним викривальним документом сталінської доби.

    Моторошній, абсурдній, садистській тоталітарній репресивній машині автор протиставляє незламну, глузуючу над своїми катами душу Андрія, одного із мільйонів тих безневинних, що сидять у тюрмах, набитих мов вулики, по всьому СРСР. Мета цієї кривавої, антигуманної машини, так званого "великого конвеєру", втовкмачити людині в свідомість її нікчемність, нічогоневартість, переконати її, що вона всього лиш "людішка", яку можна розчавити як блощицю на стіні, бо ж "в СРСР людей вистачить". Ланцюгових псів же, які чинили усі ті звірства, по-іншому як моральні виродки назвати неможливо. Принципи, якими вони керувалися для змушення людини визнати за собою злочин, якого вона ніколи не скоювала, такі ж самі садистські та абсурдні як і уся система. Ось деякі з них: "була б людина- діло знайдеться", "не важливо, що ти робив вчора, важливо, що ти міг зробити завтра" або "ліпше закопати у землю сто невинних, аніж не закопати одного винного". Слідчі також часто цитували одного із російчьких класиків: "якщо ворог не здається- його знищують". Залізний принцип, об мури якого розбиваються у щіпки усі моральні устої, принципи гуманності, правосуддя і саме головне- права ЛЮДИНИ. Право на власний голос, на справедливість, на право бути почутим...Та куди там...В умовах сталінського терору, геноцидів, всесоюзних чисток, коли життя людини вартує одній кулі, голос кричущого- всього лиш пустий звук, ніщо. Закон повного беззаконня- ось основний регулятор взаємин між ув'язненними та тюремною адміністрацією.

    "Людина — це найвеличніша з усіх істот. Людина — найнещасиіша з усіх істот. Людина — найпідліша з усіх істот",- так стверджує автор на сторінках книги і поступово доводить кожну із тез. Прикладом для доведення першої є головний герой твору- Андрій Чумак, який проходить у тюрмах усі кола Дантового пекла. Андрія точить зсередини важка думка, хто ж його зрадив, пізніше, внаслідок підлих маніпуляцій слідчих, його волю підкошує усвідомлення зради коханої дівчини. Проте він знаходить у собі сили вистояти. Вистояти не дивлячись ні на що. Бо за його твердим переконанням, "ліпше умерти раз, умерти гордо, з незламаною душею, аніж повзати на колінах і вмерти двічі — морально й фізично".

    Сам роман "Сад Гетсиманський" став гімном Людині, яку можна знищити, проте перемогти або зламати неможливо. Душа автора кричить, розривається на сторінках книги до щемління у серці: "Мушу! Хто зрозуміє це слово?! Тому я зціплюю зуби, нагинаю голову й іду до кінця призначення... Серце кожного поета і романтика мусить іти на Голгофу".

    ------------------------

    "Мы есть. Мы были. И будем мы. И Отчизна наша с нами"
    (И. Багряный)

    "Человека можно уничтожить, но нельзя победить"
    (Э. Хемингуэй)

    Великий украинец, Иван Багряный, который на себе почувствовал и с достоинством выдержал скитания, пытки и репресии, в своем фундаментальном романе "Сад Гетсыманский" воплощает в образ главного героя- Андрея Чумака- сам украинский народ. Сам же роман становится страшным разоблачающим документом сталинской эпохи.

    Жуткой, абсурдной, садистской тоталитарной репресивной машине автор противопоставляет несокрушимую, смеющуюся над своими катами душу Андрея, одного из миллионов тех невиновных, которые сидят по тюрьмах, набитых словно ульи, по всему СССР. Целью этой кровавой, антигуманной машины, так называемого "большого конвейера"- вдолбить человеку в сознание его ничтожество, ничегонестоимость, убедить его, что он всего лишь "человечишка", которого можна раздавить как блоху на стене, ведь "в СССР людей хватит". Цепных псов же, которые совершали все те зверства, иначе как моральные уроды назвать невозможно. Принципы, которыми они руководились для того, чтобы заставить человека признать за собой преступление, которого он не совершал, такие же садистические и абсурдные, как вся система в целом. Вот некоторые из них: "был бы человек- дело найдется", "не важно, что ты делал вчера, важно, что ты мог сделать завтра" или "лучше закопать в землю сто невиновных, чем не закопать одного виновного". Следователи также часто цитировали одного из росийских класиков: "если враг не сдается- его уничтожают". Железный принцип, о стены которого разбиваются в щепки все моральные устои, принципы гуманности, правосудия, и самое главное- права ЧЕЛОВЕКА. Право на собственный голос, на справедливость, на право быть услышаным...Да куда уж там...В условиях сталинского террора, геноцидов, всесоюзных чисток, когда жизнь человека ровна одной пули, голос кричащего всего лишь пустой звук, ничто. Закон полного беззакония- таков основной регулятор взаимоотношений между заключенными и тюремной администрацией.

    "Человек- величайшее из всех существ. Человек- несчастнейшее из всех существ. Человек- подлейшее из всех существ",- так утверждает автор на страницах книги и постепенно доказывает каждую тезу. Пример для доказательства первой- Андрей Чумак, главный герой произведения, который проходит все круги Дантового ада. Андрея точит изнутри тяжелая мысль, кто же его предал, позднее, из-за подлых манипуляций следователей, его волю подкашивает осознание предательства любимой женщины. Но несмотря на это он находит в себе силы выстоять. Выстоять не смотря ни на что. Потому что за его твердым убеждением "лучше умереть один раз, умереть гордо, с несломленной душой, чем ползать на коленях и умереть дважды- морально и физически".

    Сам роман "Сад Гетсыманский" стал гимном Человеку, которого можна уничтожить, но победить или сломать невозможно. Душа автора кричит, разрывается на страницах книги до щемления в сердце: "Должен! Кто поймет это слово?! Потому я стискиваю зубы, нагибаю голову и иду к концу назначения...Сердце каждого поэта и романтика должно идти на Голгофу".

    Читать полностью
  • unintended_mmm
    unintended_mmm
    Оценка:
    16
    Було — «Битіє опредєляєт сознаніє», а стало — «Бітіє опредєляєт сознаніє». Уявіть собі, змінено тільки одну-однісіньку літеру, але як геніально той перифраз відобразив епоху й її модерну філософію та внутрішню суть. «Бітіє». Цебто б и т т я. У всьому. Нещадне, тотальне, безперервне биття. Купка фанатичних, і малописьменних, і безпринципних реформаторів тресують 200 мільйонів. А тресуючи й шукаючи морального опертя, вони тезу про «бітіє» доповнили тезою, що стала заповіддю костоправів:
    «Ліпше поламати ребра ста невинним, аніж пропустити одного винного»! І ця заповідь стала девізом епохи.

    Иногда мне кажется, что Дьявол, если он только существует, время от времени, забавы ради поднимается из ада на землю и вселяется в того или иного человека. Иногда он выбирает худого немца с косым пробором, иногда – араба, любящего играть с химическим оружием, а иногда – пышноусого «вождя». Почему-то Дьяволу кажется, что периодически человечество требует хорошей встряски, которую и проводит с удивительным (к сожалению) успехом.
    Однажды, вселившись в человека с пышными усами, Дьявол подумал, что было бы забавно подвергнуть репрессиям несколько миллионов людей, навесив на них маленький, но весомый ярлычок – «враг народа».

    В этом году мне довелось прочитать, на мой взгляд, два самых сильных романа в курсе украинской литературы – «Желтый князь» Барки и «Сад Гефсиманский» Багряного. И в том, и в том романе описываются ужасы сталинских репрессий, только в первом случае речь идет о голоде (о чем я писала тут), а во втором – о тюрьмах и заключенных. Нет слов, чтобы описать чувства после прочитанного. Это больше, чем «страшно», «ужасно» и «несправедливо». Это больше, чем «кошмарно», «жутко» и «угнетающе». Пожалуй, чуть-чуть приближаются к описанию романа слова «бесчеловечно» и «душераздирающе». Но слезы тут, наверное, красноречивее.

    Автор на примере главного героя, Андрея Чумака, показывает судьбу тысячи ему подобных. С той лишь разницей, что выдерживали эти тортуры далеко не все. А еще, автор подает полную картину всех разновидностей заключенных, рисуя людей разной национальности, разных характеров и идей. Кроме того, тут можно увидеть детальное описание устройства жизни и быта в тюрьмах. Всё это – одна сплошная чернота. Весь роман – это тень Сталина, легшая на несчастных, измученных людей, бОльшая часть из которых заключена несправедливо. Слова «воля» и «справедливость» становятся тут как будто насмешкой над этими измученными людьми…

    В общем, писала в начале о Дьяволе просто потому, что своим умом человек не может дойти до такого уровня жестокости. Просто иначе получается какой-то трагический оксюморон – бесчеловечный человек. Именно поэтому тут определенно прикладывает свою руку Некто, собирающий вокруг себя всех грешников мира и рассказывающий им о своих «успехах», сидя среди бушующего пламени. А они собираются вокруг него, горят и слушают, гадая, почему же он решил выбрать для своих деяний именно их. И раскаиваются. А может, и нет.

    Читать полностью
  • Irinia
    Irinia
    Оценка:
    12

    Книга, яку мало прочитати. Її треба прожити, зрозуміти, що відбувалося з людьми за таких обставин.
    Образи героїв настільки яскраві, чіткі та знайомі, ніби написані зі знайомих.
    Всім, хто цікавиться українською літературою та історією буде цікаво.

Другие книги серии «Історія України в романах»