Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из Деревня

Читайте в приложениях:
981 уже добавил
Оценка читателей
4.2
  • По популярности
  • По новизне
  • Боже милосливый! Пушкина убили, Лермонтова убили, Писарева утопили, Рылеева удавили… Достоевского к расстрелу таскали, Гоголя с ума свели… А Шевченко? А Полежаев? Скажешь, правительство виновато? Да ведь по холопу и барин, по Сеньке и шапка. Ох, да есть ли еще такая сторона в мире, такой народ, будь он трижды проклят?
    2 В мои цитаты Удалить из цитат
  • А Настасья Петровна (ходившая по-утиному, носками внутрь, переваливаясь, – от постоянной беременности, все кончавшейся мертвыми девочками, – желтая, опухшая, с редкими белесыми волосами) стонала, слушая:
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Как коротка и бестолкова жизнь!
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Денег сулит, свадьбу берет на себя… Опять же не вдовца какого-нибудь придумал, а малого молодого, без порока… не гнилого, не пьяницу…
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Гниют цветы, ленты, кресты, гробы и кости в земле, – все смерть и тлен!
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Блаженны мертвые, умирающие в Господе!»
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Потом даже страх стал нападать на него: что же это – одна приспала, другая все мертвых рожает! И время последней беременности Настасьи Петровны было особенно тяжким временем, Тихон Ильич томился, злобился; Настасья Петровна тайком молилась, тайком плакала и была жалка, когда потихоньку слезала по ночам, при свете лампадки, с постели, думая, что муж спит, и начинала с трудом становиться на колени, с шепотом припадать к полу, с тоской смотреть на иконы и старчески, мучительно подниматься с колен. С детства, не решаясь даже самому себе признаться, не любил Тихон Ильич лампадок, их неверного церковного света: на всю жизнь осталась в памяти та ноябрьская ночь, когда в крохотной, кособокой хибарке в Черной Слободе тоже горела лампадка – так
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Самое что ни на есть любимое наше, самая погибельная наша черта: слово – одно, а дело – другое! Русская, брат, музыка: жить по-свинячьи скверно, а все-таки живу и буду жить по-свинячьи! Ну, а засим говори дело…
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Домой Тихон Ильич ехал в солнечное жаркое утро по Старой большой дороге.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • чаяли, – война с Японией и революция.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Загонят тебя, куда ворон костей не таскал!
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • великим стыдом вспоминал, что искал и он ее: со стыдом потому, что весь бунт кончился тем, что поорали по уезду мужики, сожгли и разгромили несколько усадеб, да и смолкли.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Годам к сорока борода Тихона уже кое-где серебрилась. Но красив, высок, строен был он по-прежнему; лицом строг, смугл, чуть-чуть ряб, в плечах широк и сух, в говоре властен и резок, в движениях быстр и ловок. Только брови стали сдвигаться все чаще да глаза блестеть еще острей, чем прежде.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Ну, говорит, – сказал он. – Только что говорить-то? Как быть тебе? Да никак! Денег дать – вот и вся недолга. Ведь ты подумай: топить нечем, есть нечего, хоронить не на что! А потом опять ее нанять. Ко мне, в кухарки…
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Не те деньги, что у бабушки, а те, что в пазушке!»
    В мои цитаты Удалить из цитат