Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Двенадцать стульев

Двенадцать стульев
Читайте в приложениях:
Книга доступна в стандартной подписке
13034 уже добавили
Оценка читателей
4.61

В сложные послереволюционные времена люди научились прятать ценности. Скромный работник ЗАГСа Ипполит Воробьянинов получает весточку от тетушки, находящейся при смерти. В ней говорится, что он становится богатым наследником. Загвоздка в том, что сокровища спрятаны в двенадцати стульях, которые составляют гарнитур известного мастера. К герою быстро присоединяется молодой авантюрист Остап Бендер, и их приключения начинаются. Каждый житель России хоть раз слышал об этом великом сатирическом произведении. Весь мир видел экранизации Леонида Гайдая и Марка Захарова, которые привлекли таких великих актеров, как Наталья Варлей, Андрей Миронов, Владимир Этуш и других. Более того, «Двенадцать стульев» давно разлетелась на повседневные цитаты, а памятники Остапу Бендеру стоят в нескольких городах России.

Читать книгу «Двенадцать стульев» очень удобно в нашей онлайн-библиотеке на сайте или в мобильном приложении IOS, Android или Windows. Надеемся, что это произведение придется вам по душе.

Лучшие рецензии и отзывы
Ponedelnik
Ponedelnik
Оценка:
262
Здесь были Киса и Ося

Как я стала общаться в реальной жизни после того, как прочла эту книгу...

- Девушка, я, конечно, извиняюсь, но вы мне на ногу наступили...

- Хамите!

- Что ж вы на таких каблуках-то стоите? Вон место свободное!

- Хо-хо!

Или:

- Все, я пошла.

- Чего пошла... езжай в таксо!

Или:

- Какая у тебя курточка классная!

- Вообще-то, это мексиканский тушкан.

Ну и наконец:

- Иван Андреевич, не учите меня жить!

- Девушка, тяните билет уже наконец...

Empty
Empty
Оценка:
189

"-- Вы довольно пошлый человек,-- возразил Бендер,-- вы любите деньги больше, чем надо.
-- А вы не любите денег? -- взвыл Ипполит Матвеевич голосом флейты.
-- Не люблю.
-- Зачем же вам шестьдесят тысяч?
-- Из принципа!"

(читал сто раз, чуть ли не наизусть знаю. Благо, фильмы посмотрел только где-то после третьего перечитывания)

Начало ХХ века -- эпоха зарождения Советского Союза и, соответственно, советской литературы. Юмора в чистом виде в тогда не существовало вообще -- было словосочетание "сатира и юмор", при чём сатира на первом месте. Нет сатиры -- не идейно. "12 стульев" -- первая серьезная проба пера для тандема Ильф-Петров в жанре романа. Но жанр социальной сатиры -- их конёк.

Почти нет в романе полностью позитивных личностей. Зато по негативным аспектам тогдашней жизни прошлись основательно. Никто не забыт, ничто не забыто: растратчики, приспособленцы, бездарные поэты и журналисты, рестораторы и продавцы, театральные режиссёры, кинорепортёры, метростроевцы, мещане, лохи, теневые бизнесмены , даже бухающий на синий цвет монтёр Мечников и гламурное кисо Эллочка Щукина с разговорным запасом в 30 слов и глянцевыми журналами. Так же досталось дефициту, некачественному питанию, жилищному вопросу, бюрократии, качеству дорог etc. Но сатира не стала чтением моралите: указывать на чужие проступки и недостойное поведение в романе попросту некому, вся суть сводится к тому, что наглый, весёлый и находчивый аферист кидает прижимистых, трусливых и тупых аферистов. Отдельный нокаут писатели наносят служителям культа за что им от меня отдельное огромное спасибо

Выбрав столь несложный сюжет, Ильф с Петровым одним выстрелом валят двух зайцев: хоть и сразу понятно, в котором, по счёту, стуле будут вожделенные бриллианты, читатель всё равно с интересом следит за продвижением героев, ведь каждый новый стул приближает находку, что влечёт за собой всё возрастающий накал страстей. С другой стороны, авторам не нужно особенно заморачиваться, чтобы вплести в сюжетную линию новое место действия или персонажей.

Широка география романа: уездный городок, Москва, Харьков, Крым, Грузия, Поволжье. Поскольку авторы сами, как журналисты, посещали все точки маршрута парочки махинаторов, то пейзажи, быт и вообще атмосфера передана на твёрдую пятерку. Лично я услышал и грозный рев Терека у военно-грузинской дороги, и влажную сонную тень кипариса у дачи инженера Брунса на Зелёном мысе. Да и вообще, в виду наличия отсутствия идеализированных черт характера у действующих лиц, все они получились очень реалистичными, почти живыми.

Со слогом и колким юмором у авторов тоже всё сложилось. Фразочки типа "может тебе ещё ключи от квартиры, где деньги лежат?" или "молодая была уже далеко не молода" твердо и навсегда вошли в нашу речь. Поэтому сухой и жестокий финал, завершение двумя страницами боли и разочарования трёхсот страниц надежды и оптимизма кажется, написан третьим человеком, абсолютно не похожим на Ильфа с Петровым. Но здравый смысл говорит, что по-другому всё завершиться попросту не могло.

Интересно другое. Задуманный как остро негативный персонаж, циничный, горделивый, эксцентричный "провинциальный Антоний" Бендер завоевал народное признание, экранизации с харизматичными Гомиашвилли и Мироновым только усилили эту любовь. Наверное, один из двух случаев такого рода в той стране. Второй -- Волк из "Ну, погоди!"

Мне лично очень нравится роман, как и всё творчество его авторов. Это не для избранных, на форзаце русским по белому написано: "для широкого круга читателей". Искать там философское зерно или подстрочный второй смысл столь же бессмысленно,как искать в порнофильме сложный интригующий сюжет. Время, в котором могли существовать подобные люди и явления, ушло, роман сейчас кагбэ не актуален. Но это до сих пор интересно, увлекательно, смешно. А ни к чему иному авторы, вроде, и не стремились.

Читать полностью
TibetanFox
TibetanFox
Оценка:
121

«Двенадцать стульев» — плутовской роман по классическим канонам и по не менее классическим же канонам – роман-фельетон. Поэтому читать его с каждым годом всё труднее и труднее. Почему? Да очень просто. Он промывает косточки и прилежно высмеивает реалии всего одного далёкого от нас года, а современный мир настолько от них ускакал, что мы уже и понять не можем, где смеяться. Да и не только то, где смеяться. Я старательно интересуюсь бытом того времени, но и для меня в романе есть куча вещей, которые без комментариев историков абсолютно непонятны. Почему, например, Остап Бендер был сыном именно турецкоподданного? Это не просто красочная деталь, по одной этой фразе способно развернуться целое море трактовок. Скорее всего, этот пункт значит, что папочка Остапа был таким же хитрованом, что и сынок, проживающим в районе Одессы. И был он евреем, но так как Израиль в то время был под подданством Турции, то он этим воспользовался и туда эмигрировал. Не исключено так же, что эта строчка понадобилась обоим для того, чтобы их не призвали в армию, как связанным с государством-соперником в конфликте. Всего два слова «сын турецкоподданного» — а уже вон какой пласт из биографии. И сейчас фиг ещё этот пласт раскопаешь и узнаешь, какая версия точная, а в момент издания книги все понимали эти намёки так же ясно, как сейчас фразу «президент краб». Се ля ви. Ставили меня в тупик и заставляли неистово гуглить и более бытовые мелочи. Например, шарфик, который купил себе Остап. Румынского оттенка. А что это значит? Оттенка флага Румынии? Быть того не может. И вновь зарываемся в историю Одессы 20-х годов, находим справочник по моде и узнаём, что щёгольский костюм Остапа — типичный для того времени, и шарфик румынского оттенка полагается светлого нежно-розового оттенка. А не белого, как в киношке. Справиться со всеми этими мелочами, кстати, некисло помогает хорошее издание «Двенадцати стульев», снабжённое комментариями. Но вот петрушка, в сети я такое смогла найти, но читать его не слишком удобно, а вот на бумаге — не смогла.

И ещё про издания. Недавно выпустили полную версию «Двенадцати стульев», которая распухла примерно на треть объёма. Так вот я её почитала тоже в своё время и могу точно сказать: это только для фанатов. Если брать её читать сразу, то искрящееся юмором произведение значительно потухнет, потому что вырезали, в основном, действительно тягомотные вещи, ненужные рассуждения и воду.

Ну да ладно, вернёмся к книге. Не знаю, насколько верны легенды, связанные с написанием книги. Сюжет, в общем-то, не отличается оригинальностью. Двенадцать стульев, в одном — сокровище, плут ищет это сокровище, встречая на своём пути щедрые препятствия, которые рассыпает советская действительность. Но если слегка абсурдная советчина постоянно ставит палки в колёса плуту, то она же и толкает его вперёд. Ведь не будь брешей в системе советского уклада, не будь люди воспитаны именно такими, то не смог бы он выкручиваться, чтобы двигаться вперёд. У плута, как водится, есть нелепый помощник, есть видимость соперничества (хотя куда уж там отцу Фёдору, который неизменно видится мне эдаким Кураевым), много женщин и омарохайямовский подход к жизни. Впрочем, возвращаясь к первому предложению моего отзыва — плутовской роман построен по классическому канону. А значит о внутреннем мире героя мы не узнаем ничего. Ни его мысли, ни мысли третьего лица, то бишь автора. Мы можем только пытаться домыслить, но и это непросто, когда на книжных страницах только экшен-экшен-экшен.

И так получается, что авантюрист Бендер нам очень симпатичен. Авторы не говорят нам, что он плох, поэтому мы вольны наделить его всеми романтическими фантазиями и трактовками, которые только придут в нашу голову. Особенно же Бендер приятен тем, что все свои хитрованские штучки проворачивает не где-то среди рыцарей и королей, а под носом простых дядей Петей и тётей Машей. И хотя при зрелом рассуждении становится понятно, что Бендер человечишка так себе, нет-нет да проскочит мыслишка, что в нём бурлят трикстеровские страсти, сокрыта где-то мировая справедливость, и он своими плутнями несёт гармонию в однобокую советскую систему. Эдакий мировой пассионарный огонёк, который чуть-чуть подпаливает неповоротливую толстую тушку государства.

Я не исключаю варианта, что ещё через десяток лет популярность «Двенадцати стульев» и вовсе сойдёт на нет, даже экранизации не смогут сохранить искру интереса. Грустно, но неизбежно. Хотя и вечные темы в романе тоже высмеиваются.

Ну и напоследок благодарность человеку, который прочитал мне эту книгу от корки до корки по скайпу. Сама я читаю очень быстро, а тут был взят идеальный темп для того, чтобы успеть обдумать каждое слово, нагуглить каждый непонятный момент… И просто понаслаждаться тем, как за смуглого улыбчивого южанина Бендера 27 лет от роду читает смуглый улыбчивый южанин того же возраста. Однако-с резонанс!

Читать полностью
Лучшая цитата
ДЕЛО ПОМОЩИ УТОПАЮЩИМ – ДЕЛО РУК САМИХ УТОПАЮЩИХ
6 В мои цитаты Удалить из цитат
Интересные факты
Прообразы

Основой сюжета романа послужил рассказ А. Конан-Дойля «Шесть Наполеонов», в котором драгоценный камень спрятан внутри одного из гипсовых бюстиков Наполеона. За бюстиками охотятся двое жуликов, один из которых перерезает другому горло бритвой. После выхода книги «Двенадцать стульев» авторы получили подарок от друзей по писательскому цеху — коробку, внутри которой лежало шесть пирожных «наполеон».

В описании города Старгорода легко узнать всё ту же Одессу: каланча, дважды упоминаемая в романе, всё ещё существует — ныне это четырёхугольная башня над зданием пожарной части возле железнодорожного вокзала (эта же каланча упомянута братом Е.Петрова — В. Катаевым в романе «Белеет парус одинокий». Ничего странного в этом нет — каланча находится недалеко от гимназии, в которой учились оба брата). Описание дома, в котором проходило собрание «Меча и орала», является описанием типичного одесского дома в центральной части города. Две Советских улицы, упомянутые в романе — это улицы Карла Маркса и Карла Либкнехта (они пересекаются, отсюда и популярное место встречи в Одессе — «У двух Карлов»). В романе упоминается «привоз». Описанное в романе «Гусище», на котором жил Коробейников, — это Слободка, пройти на которую из центра города можно и сейчас под железнодорожным мостом.

Некоторые литературоведы считают, что прообразом для описанного в романе города Васюки послужил Козьмодемьянск, что оспаривается жителями расположенного выше по течению Васильсурска. В Козьмодемьянске ежегодно с 1995 проводится юмористический фестиваль «Бендериана», названный в честь Остапа Бендера. В пользу Козьмодемьянска говорит тот факт, что расположение города точно соответствует описанию в книге.

Представление о том, как могло выглядеть «Общежитие имени монаха Бертольда Шварца», даёт Дом-музей А. И. Герцена. По сюжету общежитие находилось в доме с мезонином в Сивцевом Вражке (на противоположной стороне).

«Гаврилиада», которую пишет поэт Никифор Ляпис-Трубецкой, — это обыгрывание названия «Гавриилиады» Пушкина. Считается, что этот эпизод пародирует творчество Владимира Маяковского (напр. «Хина Члек» — Лиля Брик и т. д.). Прототип Ляписа-Трубецкого — подражатель Маяковского поэт Яков Сиркес, печатавшийся под псевдонимом «Колычев».

Гробовых дел мастер Безенчук получил свою фамилию от названия небольшого поселка городского типа под Самарой — там проездом был один из авторов книги.

Вряд ли авторы знали, что их шуточную идею «межпланетного шахматного конгресса» на полном серьёзе выдвинул во втором номере журнал «Меркьюри», выходивший в Англии в 1892 году и предлагавший организовать в Сахаре матч по шахматам Земля — Марс, а Сахару сделать центром шахматной жизни Солнечной системы. Никаких практических шагов по реализации этой идеи журнал сделать не успел, обанкротившись уже на четвёртом номере. Известны случаи практического повторения и откровенного плагиата данного фрагмента. Например, в Ирландии безработный Дерек Леман в шахматном клубе Корка организовал сеанс одновременной игры на 50 досках, назвавшись «знаменитым русским гроссмейстером Царицыным». Местный библиотекарь установил, что такого не существует, во время сеанса, к тому времени самозванец успел проиграть 14 партий. Но проворством Бендера он не отличался. Случай же плагиата по отношению не к персонажу, а к авторам известен в Австралии, когда в «Сидней Джорнал» был опубликован рассказ из серии «юмор на спортивную тему»: точно воспроизводилось «выступление» Бендера в Васюках, правда, действие переносилось в Австралию, а Остапа Бендера (не очень перегрузив свою фантазию) авторский коллектив редакции переименовал в Остина Бенда.
Читать полностью

Другие книги подборки «Топ самых смешных книг»