Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Zевс

Читайте в приложениях:
18 уже добавило
Оценка читателей
4.64
Написать рецензию
  • Variy
    Variy
    Оценка:
    6

    «Зевс» - роман очень противоречивый, с нарочно невысказанной авторской позицией. Ведь как обычно бывает в романах о поколениях? Автор очень чётко обозначает, что хорошо, а что плохо. Редко напрямую! Но лёгкие недоговорки не оставляют сомнений: симпатии на стороне именно конкретных людей. А здесь – Савельев никого не осуждает, и если про кого-то и сказано плохо – то разве что из уст персонажей. И в другой момент про него же всенепременно сказано хорошо.
    Автор нарочито не показывает – кто прав, заставляя выбирать между совершенно разными позициями: в первую очередь, между очень живым и наслаждающимся жизнью Лёхой и постоянно рефлексирующим зазря Киром. Дворовая, «быдловатая» простота или интеллигентские дебри, которые в наши дни никому, казалось бы, не нужны? Вот и я сейчас чуть было не попался на ту же ошибку: попытался применить к одному из противоборцев эпитет «правильный»… и остановился. А действительно, к кому? Я не понимаю, почему сторонам дано очень неравное «экранное" время, но и за него становятся понятны все идеалы двух разных сторон одного поколения.
    А ведь когда-то эти две стороны были одной! Но их самомнение, как и жизненные преграды, поменяли их. Кто-то только заявлял нечто о своей позиции, а кто-то – оставаясь внешне неприглядным – что-то действительно делал. Но, внимание, никакого осуждения не найти и на этом этапе! И только позже, намного позже, читатель понимает, какие же эти разные люди на самом деле одинаковые. Есть один способ… но все авторские методы я раскрывать всё-таки не буду, должна же оставатся какая-то интрига. =))
    Это всё-таки, уникальный случай: возможность после прочтения сложить собственное мнение о книге, мнение, к которому автор не подталкивал. Кажется, так должна работать хорошая (и не аналитическая) журналистика: предоставлять максимум фактов, но не интерпретировать их самостоятельно. И с этой стороны, «Зевс» - почти документальный очерк о нашем времени.

    Читать полностью
  • Malkovich_Malkovi...
    Malkovich_Malkovi...
    Оценка:
    4

    ну вас же предупреждали, не? хочешь с аппетитом есть - не читай состав, не ходи на кухню ресторана. хочешь носить мех и пожирать котлеты - избегай мясокомбинатов и пушного промысла. хочешь, чтобы комп работал - не лезь внутрь, убьёт. хочешь летать на самолётах –- не читай книжки про авиастроение!
    (и только филолог злобно молчит)
    не то, чтобы мне не приходило в голову, что в построении самолётов у нас всё так же печально, как и везде, но грусть-тоска снедает безотносительно к ожиданиям. в этом весь современный государственный бизнес: наобещать с три короба, освоить бюджеты, не выпустить ничего путного. хотелось сказать "прибыль", да ведь и прибыли-то никакой. нии вырубки суков под собой же.
    а если ты вдруг правда радеешь за будущее, то сам же виноват. либо прогибайся под систему, либо успевай вовремя сбежать заграницу (потому что там твои разработки имеют это самое будущее), либо спивайся в окружении гениальных чертежей, которые никогда не увидят неба

    Читать полностью
  • Comandanto
    Comandanto
    Оценка:
    3

    "Каждый выбирает по себе
    женщину, религию, дорогу..."

    И религия - это то, во что веришь сам. Кто то посчитает глупостью прозябание в еле живом КБ, пусть и овеянном легендами, а кто то - честью и наградой. Можно считать выступление в третьесортных Comedy-style show, в духе студенческого КВН, шансом на пути к Олимпу, а можно - и не считать. Можно бросить все и уйти на край света, прихватив (или не прихватив) в компанию студенческую зазнобу. А можно и остановиться, одуматься, вернуться к детям и семье. Можно вообще много всего сделать разного. Этим и прекрасна жизнь...

  • lapl4rt
    lapl4rt
    Оценка:
    3

    Кирилл - выпускник Казанского авиационного института, работающий конструктором в Москве в легендарном, но умирающем КБ Туполева.

    В КБ каждый год набирают студентов-стажеров для прохождения ими производственной практики, в основном из Бауманки — потому что через дорогу, а не потому, что там интересно или хотя бы из гордости быть допущенным в святая святых российского самолетостроения.

    Нет, в КБ будущих инженеров не привлекают к разработкам (которых, в общем-то, нет, потому как это дополнительные проблемы), не учат работать на реальных моделях, не дают им поиграться со "взрослым" проектом. Все проще: практиканты ксерят пыльные советские чертежи и наработки, десятилетиями лежавшие в архиве и никому никогда не понадобившиеся, ксерят затем, чтобы "вдруг в будущем понадобится, когда бумажные оригиналы истлеют, а у нас - хоп! - есть новенькие копии".

    У Кирилла есть интересная идея по созданию отечественного пассажирского сверхзвукового самолета, однако единственный, кто по-настоящему с увлечением откликнулся - на эту идею - и раскритиковал по делу - его одногруппник Леха. Начальству идеи, будь они хоть сто раз гениальные, не нужны: ему нужно что-то, что можно показать вышестоящему начальству - пусть неработающее, склепанное из фанеры, зато большое, можно потрогать руками, полюбоваться яркими наклейками, дать интервью, показать незряшность вложения бюджета и, возможно, выбить следующий денежный транш.

    Леха - веселый и легкий на подъем парень, решивший, что авиаконструктор не его призвание, торгующий стремными телефонами в обшарапнном киоске у метро. Он — человек без заморочек, не обремененный условностями общества и хорошим вкусом.
    Леха решил, что Камеди клаб - салаги по сравнению с КВНщиками-авиаторами. Он уговорил Кирилла и еще пару человек из их университетской группы - и бывшая команда юмористов вписалась в какой-то грант на выступления в Париже и Сен-Тропе.

    Поездка за бугор оказалась хорошей встряской для всех, а особенно для Кирилла, который, уверенный в своей "сверхчеловечности" и непоколебимости своих внутренних принципов, внезапно растерялся, стал как все, поддался тому, что всегда считал слабостью — клюнул на юбку. И оказался не готов к этому, ведь такое никогда не могло бы случиться с ним — он любимый и любящий муж, талантливый авиаконструктор, стипендиант чего-то там, владеющий языками, имеющий собственное мнение обо всем на свете.

    Перед Кириллом всегда была ровная дорожка жизни, без поворотов и развилок: матшкола, авиационный институт, работа в КБ, девушка, ставшая потом женой, а сейчас готовящаяся стать матерью его ребенка.

    Сейчас, во Франции, он в первый раз в жизни может сделать выбор, который повлияет и на его жизнь, и на жизнь близких ему людей: остаться в Европе с той, о ком вздыхал и плакал пару месяцев во время учебы в институте дцать лет назад с тем, чтобы вскоре понять, что жить воспоминаниями долго не получится, или вернуться в Москву, стать отцом, продолжать делать вид, что работаешь в своем унылом КБ, ходить в грязные бани с Лехой и напиваться с ним по субботам.

    Или выбора нет, все уже давно решено, просто хочется побыть на мнимой развилке, представить себя свободным в выборе и решающим судьбы своего мирка?

    Читать полностью
  • ummander
    ummander
    Оценка:
    1

    Вот выше написали, что автор никого не осуждает. Может, потому что сам автор этически индифферентен?
    Вот, Кирилл у него совершает настоящее предательство, измену, прелюбодеяние. И этот смертный грех проходит бесследно (в рамках романа)! Даааа... Савельев не Лев Толстой.
    А вообще, очень пессимистично получается: нормальным делом у нас заниматься не дают, а получается заниматься бессмысленным смехачеством низкого пошиба. Ну, и аморалка везде: пьянство, блуд да прелюбодеяние... Тьфу!