Хербьёрг Вассму — отзывы о творчестве автора и мнения читателей

Отзывы на книги автора «Хербьёрг Вассму»

15 
отзывов

Anvanie

Оценил книгу

Как это возможно? Чтобы деревья, которые стоят на одном месте дорастали до неба?
Сто лет.
Стоят и растут.
Качаются на ветру и шелестят свои песни.
Дедушки, бабушки и дети умирают, а большие деревья - нет.
У них облетают листья и вырастают новые.
Ветви упираются в небо. Корни уходят глубоко в землю.
Дерево появляется из земли, тянется вверх, вверх - в вечность.

Я боюсь смерти. Настолько, что даже боюсь в этом признаться. Боюсь не боли, не страха, не беспомощности, не одиночества (хотя все это - может быть пока...), я боюсь неизвестности и, главное, пустоты (от одного слова становится не по себе) и осознания, что после смерти нет ничего и меня не будет. Вообще. Никогда. Когда внутри от страха все сковывается, в такие моменты я прихожу к маме. Она говорит, что чувствовала раньше то же, что и я. Но эти эмоции трансформировались после появления у нее нас с сестрой. Будут у тебя дети, говорит она, перестанешь бояться пустоты после смерти. Т.к. твое продолжение - в них.

"Сто лет" - это история трех поколений. Говорят, история эта реальная, она автобиографична. Перед нами встает Норвегия. Не сегодняшняя, а "вчерашняя", от середины девятнадцатого века до середины двадцатого. Мы и о сегодняшней Норвегии мало, что знаем, о той же, как правило, не знаем совсем. В книге много воды (все живут благодаря морю и рыбе), холода (даже сам текст у Хербьерг Вассму, как, наверное, норвежские ветра: резкий и суховатый), детей (в том числе, нежелательных), бедноты, чувства вины и долга, а также - женщин.

- (...) Но вы сами выбрали его, или это был выбор вашей семьи? - осторожно спросил он.
Ее взгляд скользил по окнам, словно она хотела выиграть время.
- Для такой девушки, как я, было только два пути.
- Вот как? И что же это за пути?
- Либо выйти замуж, либо утопиться в море.

Особенно тронула меня жизнь Сары Сусанне. Жизнь женщины, для которой долг - это святое слово. Любила ли она своего мужа? Конечно, любила. Ведь ни один из нас не может сказать, что это такое - любовь. Она была с ним, поддерживала его, уважала его, не мыслила себе иной жизни, восхищалась им и жалела его. Хотя, вру. Она позволила себе помыслить об иной жизни и поплатилась за эту эмоциональную измену мужу слишком многим. Один мужчина увидел в ней не просто замужнюю женщину с ее обязанностями и призванием любить мужа, рожать детей и содержать хозяйство, а личность ("Читать никогда не бесполезно. Ты не должна упрекать себя за желание читать, хотя, безусловно, между практическим и духовным миром должно быть равновесие"), человека, богиню. Она была ему интересна. И перед нами встают диалоги...

- Ты сказала, что человек должен нести ответственность за сделанный им выбор, - твердо сказал он.
- Выбор? Да, я так думала. Человек думает, будто у него есть выбор.
- Бог дал нам способность делать выбор. Естественно, в рамках той действительности, которая нас окружает.
- Действительность? Но ведь именно она нам и мешает, - прошептала Сара Сусанне, однако тут же опомнилась...

Великолепная книга. 10 из 10.

Флэшмоб 2012
1 из 22

P.s. Пришлось удалить свою прошлую запись "Рецензия "БУДЕТ!", чтобы рецензия стала видна, как только что написанная. К сожалению, закономерно потерялись пять плюсов и комментарий от karolenm . Прости!

Поделиться

nastena0310

Оценил книгу

Весна была уже не то что прежде. Она пролетела так быстро, что Сара Сусанне даже не заметила, как били часы в гостиной. Лето тоже. Время было как болезнь.

Долго сомневалась читать ли мне сейчас эту книгу, не переем ли скандинавов, но теперь очень рада, что все же добралась до нее. Неожиданно она попала мне в настроение, со своей холодностью, со своей неспешностью, со всей своей размеренностью семейной саги. Такая простая жизненная история без особых тайн, загадок и чудовищных драм. Жизнь, смерть, родители, дети, ошибки, расплата за них, правильные решения, неправильные решения... все как оно и есть.

История, как и обещает нам название, охватывает сто лет. Начинаясь в середине 19 века с выходом замуж Сары Сусанны, прабабушки автора, и заканчиваясь уже после Второй Мировой войны историей самой Хербьёрг. Автор ведет свою историю нелинейно. Рассказ о жизни прабабушки перескакивает на рассказ о жизни уже бабушки Элиды, а потом и к матери Йордис. Но на удивление я не путалась ни в героях, ни в именах, привыкла, что ли, к скандинавам) Так что такой подход мне пришелся очень даже по душе.

Больше всего понравилась мне линия Сары Сусанны и Юханнеса. Выйдя замуж, можно сказать, по расчету, а точнее по разуму: «человек хороший, меня любит, а у мамы нас целый выводок, да и замуж пора», она со временем нашла в муже и друга, и помощника, и любимого. Не всегда им было просто. Особенно ей, с таким-то количеством детей!

Сара Сусанне мечтала, чтобы ее тело наконец принадлежало только ей. Чтобы рядом не было колыбели, пеленок и звуков, требовавших ее внимания. Она была рада, что Юханнес в отъезде и она может побыть одна. Пусть даже ее будет рвать.

(В очередной раз порадовалась дате своего рождения, не вдохновляет меня положение женщин в прошлом вот прям от слова совсем!) Но несмотря ни на что, они чудесная пара, которой я от всей души желала счастья и взаимопонимания.

Вторая семейная пара – это младшая дочь Сары Сусанны Элида и ее муж Фредерик. Вот они у меня уже вызывали на порядок меньше положительных эмоций. Поначалу, испытывала сочувствие к ней, и раздражение к нему. Ведь правильно ей мать говорила, он мечтатель, человек мысли, а не действия. И, возможно, в этом и нет ничего плохого, но вот только когда за плечами нет и жены с выводком из десяти (десяти, Карл!) детей. Живя в своем мире, абсолютно не понимая реальности, не понимая мотивов поступков своей жены, не понимая даже по сути такого элементарного понятия как деньги, он вызывал у меня крайне негативные эмоции со всей этой своей возвышенностью.

Но под конец уже и сама Элида начала вызывать у меня примерно те же чувства. Вся в любви к мужу, опять же, поставившая его на пьедестал, она все делает в угоду ему. И черт бы с ней, хочет жертвовать собой – ее дело, но она готова пожертвовать и чувствами и желаниями детей, лишь бы все было как «святой мученик» Фредерик сказал! Тьфу в общем, выбесили они меня на пару(

Последняя линия, посвященная самому позднему времени – детству рассказчицы – оказалась для меня самой неинтересной. Ещё и перемудрила автор с какими-то секретиками невнятными. Такое ощущение, что пересмотрела она Гарри Поттера и ей очень понравилась идея о «Том, Чье Имя Нельзя Называть». Он, он, он, кто, блин, он? Да и что там все-таки произошло?! Что к чему и зачем…чушь какая-то, до ума не доведенная! Лучше бы про остальных героинь побольше рассказала, особенно про Сару с Юханнесом. Но правда и места этой истории отведено меньше всего, что меня лично только порадовало.

А еще в книге толком нет концовки. Потому как, а где поставить точку в жизни? Смерть? А в жизни семьи, где одно поколение сменяет другое? Мне хотелось бы чтоб книга была потолще, я бы хотела поподробнее узнать историю Сары Сусанны, не то, что бы у меня остались какие-то неразрешенные вопросы, просто мне хотелось про нее и ее мужа узнать как можно больше, пусть и в ущерб другим сюжетным линиям. Но в целом, впечатления у меня от книги сугубо положительные. Помимо отличной семейной саги, которые я очень люблю, я еще получила и отличный язык, и прекрасные словесные картины природы суровой северной страны (весь вечер после прочтения норвежские пейзажи в итоге просматривала), и некоторые исторические сведения о жизни, быте и событиях в Норвегии с середины 19-го до середины 20-го века. В общем, скандинавы меня в этом месяце не подводят, почти как и всегда.

Дальше...

Поделиться

kandidat

Оценил книгу

Присказка.

Ох, коли захочется душе рассейской разгуляться, да не на своих просторах, на забугорных, но так, чтоб и родное было, присутствовало, чтобы душа сначала сворачивалась, а потом ее во все стороны одновременно тянуло, растягивало, то тогда добро вам сюда пожаловать, на страницы книжицы ентой!!! Гуляйте - наслаждайтеся, читайте - упивайтеся. Тут и хмарь вам холодно-утреннаяя, и зазноба-любовь неутоленная, тут и странностей вам - пуд немеряный, тут и горестей вам век отмерянный.

Сказ.

Дина. Соль земли норвежской. Мощь ее и сила. Плоть от плоти и кровь от крови. Не прозрачная и легкая, но глубокая и тягучая. Характер что соль морская, въедливый, тяжелый, жгучий. Тут вам и страсть неизбывная, тут же и мука тяжкая. Да и откуда иному характеру взяться, когда жизнь не баловала, особо не ласкала, все больше мачехою прикидывалась. И начиналась не сладко, да и продолжение замыслила непростое. Другая б на месте Дины в амбар с веревкою, а наша ничего так, других провожает, сама держится. Да и душу свою изливает что ручей горный откапывает. То нет-нет его, то вот аж под напором бьет. Не всякому сердцу такое просвещение дастся, не всякое сердце после целым останется. И нет в ее исповеди ничего особого, как нет в ней и ничего обычного. А что ж там такого душе рассейской любого-то?! Так а к жизни воля неупиваемая, к любви стремление сильное. Все ж такое-то нам привычное. Не случайно ж сердце Динино русскою душой и согрето было... бы.

Послесловие.

Очень. Очень и очень странно сравнивать эту книгу с "Унесенными ветром". Ее вообще очень странно с чем-либо сравнивать. Все же скандинавский дух, как запах моря, узнаваем уже с полудуновения. Да и мысли по ходу чтения книги рождаются совершенно особые, свои. Лучше всего такую книгу характеризует слово "странная". Книга с характером, действительно книга главной героини, Дины. Нордическая, туманно-вязкая, но очень сильная энергетически при этом. В ней и тонешь, и плывешь одновременно.

О чем она? Да в общем-то все о том же. О жизни, о любви, о душе и о духе. История женщины и ее окружения. Обстоятельства - Норвегия XIX века. Фьорды, Крымская война, мука и пенька из России... Ощущение, что во время чтения книги ты становишься менее уязвимым. Фикция, конечно, но какая-то почти мистическая. Словно Дина вышла из книги и встала за твоим плечом. Как Ертрюд, Иаков...

Поделиться

Tarakosha

Оценил книгу

Роман, являющийся первым в цикле , названным именем главной героини, рассказывает историю её взросления и возмужания на фоне холодной северной природы, от девочки до взрослой самостоятельной женщины. Он и сам под стать ей, трудный для восприятия, написанный короткими рублеными фразами, а Дина, пережившая в детстве личную трагедию и оставшаяся раненой в душе навсегда, скорее способна вызвать раздражение, чем принятие и сочувствие.

Но навряд ли автор ставила себе задачу рассказать приятную историю. Интересную и необычную, колючую и холодную, но тем не менее способную заинтересовать и уже не отпустить читателя - да.

Помимо личной драматической истории Дины, чья личность сложна, многогранна и не оставляет равнодушным, а сюжетные перипетии, связанные с этим, поддерживают постоянный интерес, роман безусловно хорош описаниями быта и жизни большого поместья Рейнснес, находящегося на севере Норвегии, хозяйкой которого она со временем становится, морскими путешествиями по стране, предпринимаемыми героями, знакомством с её географией, помогающими прочувствовать атмосферу этого северного региона и тем самым, может, лучше понимать его жителей, получить представление о их занятиях в дни труда и отдыха.

Роман, помимо собственно социально-психологической драмы и бытописания, содержит интересные элементы детектива, когда начало и конец смыкаются в кольцо, чтобы дать читателю не только некоторые ответы, но и очередной штрих к портрету главной героини и протянуть ниточки к последующим частям цикла.

Прекрасным бонусом для меня также стали удивительно подобранные эпиграфы из Библии к каждой главе, отлично иллюстрирующие сюжетную канву и служащие истинным украшением текста романа.
Пожалуй, единственным минусом тут становится обилие достаточно откровенных любовных сцен, которые сначала не выбиваются из сюжетного повествования, но постепенно начинают надоедать и выглядеть чересчур шаблонно.

В целом, роман оставляет очень благоприятное впечатление и желание продолжить знакомство с его героями. Поэтому могу смело рекомендовать как любителям скандинавской прозы, так и тем, кто любит психологические драмы на фоне исторических реалий.

Поделиться

Grizabella

Оценил книгу

Рецепт норвежского национального блюда
«Северная сага»

Ингридиенты:
- «Унесенные ветром» М.Митчел
- «Чалыкушу» Р.Н.Гюнтекин
- «Анжелика – маркиза ангелов» А.и С.Голон

Способ приготовления:
Тщательно смешать, постепенно взбивая в однородную массу. Добавить ледяной надменности Снежной королевы, бесстрашия древних викингов, одержимости скандинавского бога Одина, степенности и мудрости заснеженных гор, хрустальной чистоты зеркальных озер, великолепия многовековых норвежских фьордов, обжигающе колючих ветров и вечных льдов – всего по щепотке, лишь для придания блюду терпкого северного привкуса. Минимум красок, минимум остроты вкусовых ощущений – исключить привычные нам соль/перец/пикантные приправы – только натуральный продукт с вековой историей, непременно отдающий запахом рыбы, трав, прелого ягеля и грибов. Тот, что дарит нам Природа-мать.
Блюдо может показаться вам пресным, но не стоит спешить с выводами – природа не всегда бывает спокойна и легка, в ней заложены и первобытные инстинкты, не подчиняющиеся человеческой морали. Чувство самосохранения, заставляющее превратиться в разъяренного зверя, пахнущего потом, кровью, страхом, разгорячит ваш аппетит, разбередит захлестнувшее вас внешнее спокойствие…

Это блюдо колоритное, терпкое, как северная ягода, со странным, необычным для европейца послевкусием.

Подавать охлажденным в медном сосуде с норвежским орнаментом. Сверху горкой выложить лед-фраппе, блюдо украсить брусникой, морошкой.

Вehagelig appetitt!

Иллюстрации к книге, выполненные горе-фотографом :)

Поделиться

resija

Оценил книгу

Ангел на запрестольном образе Лофотенского собора в Кабельвоге и портрет Сары Сусанне Крог, выполненный пастором Фредриком Николаем Йенсеном.

Поделиться

Masha_Uralskaya

Оценил книгу

Последний месяц неожиданно оказался для меня месяцем норвежской литературы. В основном детской, но тем интереснее было добраться и до этой книги. Я вообще неравнодушна к Скандинавии, есть что-то завораживающее в описаниях северной природы, в непривычных для русского уха именах, в характерах людей, живущих у далекого холодного моря.
В этой книге рассказывается столетняя история большого рода, но главным образом, все же,- истории трех женщин из этой семьи.

Сара Сусанне. Гордая, красивая, роковая. Жена необычного мужа - молчаливого и сильного Юханнеса. Выбрав себе спутника не по любви, но из чувства долга, Сара Сусанне стала ему хорошей женой. Увлекаясь другими мужчинами, она сохранила свой брак и уважение к тому, с кем жила все эти долгие годы. Воспитав в себе любовь к нему.
Элида. Терпеливая, любящая, преданная. Ей достался нелегкий выбор, и выбирая между мужем и детьми, она целиком отдала себя супругу, бросила все силы на его спасение, поневоле отказав детям в своем внимании и заботе. До самой последней минуты оставаясь для мужа верным другом и надежной опорой.
Йордис. Сильная, независимая, одинокая. Несколько лет прождав любимого с войны, она дождалась совсем другого человека. Не того, кого, как ей казалось, она любит и прекрасно знает, а, по-сути, незнакомого и чужого. Сохранив семью, она, тем не менее, осталась одна. Свободная в своем одиночестве.

Это книга о чувстве долга, о мужестве, о любви. О сильных женщинах и об их таком разном счастье.
И на фоне этих трех судеб, перед нами разворачивается история Норвегии. Мы видим, какими были отношения внутри страны, видим различия в менталитете северных и южных жителей. Жизнь во время войны упоминается вскользь, но и по этим обрывкам можно представить себе быт людей в те непростые годы. Мы узнаём о традициях норвежской семьи и о роли женщины в ней, роли незавидной и часто печальной: утомительные беременности, тяжелые роды, непонимание своего места в мире. Конечно, в 19 веке это было характерно не только для Норвегии, но из таких вот подробных описаний и крошечных деталей складывается картина, изображающая именно эту необычную и удивительную страну.

Читаешь, и невольно представляешь себе своих бабушек и прабабушек. Много ли мы знаем о них? Какой была их жизнь, о чем они думали, о чем мечтали, были ли счастливы?
Сменяются поколения, и течение истории уносит память о них. И только в наших воспоминаниях они живут, как и прежде. Сколько же разделяет нас?
Год... Два года... Десять... Сто лет...

Поделиться

nad1204

Оценил книгу

Так вот они какие, северные красавицы!
Такая не будет надувать губки, стрелять глазками и падать в обморок для того, чтобы получить желаемое. Такая женщина сама все возьмет!
Необузданная, дикая, жестокая женщина-стихия. И вместе с тем талантливая, притягательная, чувственная и сильная.
Вам обещают роман в стиле "Унесенных ветром"? Не верьте! Вас обманывают! Нет здесь учтивых джентельменов и воспитанных красавиц, нет двух миров — до войны и после. Здесь все гораздо проще, грубее, прозаичней. Северная природа — северные люди. Холод, свинцовое море, ледяные брызги. И жаркий огонь внутри. Страсти (да еще какие!), но не через легковесный флирт, балы и приемы, а грубые, животные, на уровне инстинктов.
И призраки. Куда уж скандинавам без них!
Противоречивая книга, но... Понравилась.

Поделиться

tatianadik

Оценил книгу

… когда-то давным-давно в Скандинавии верили, что эти существа живут в дремучих лесах, туманных фьордах, и встреча с ними может изменить судьбу человека.

Начну с того, что книга и автор произвели бы на меня самое благоприятное впечатление, если бы не образ главной героини. Это, безусловно, козырной авторский ход и Вассму намеренно делает этот образ столь шокирующим, прекрасно понимая, какое впечатление это производит на читателя. В аннотации книга названа «северными «Унесенными ветром»», но сходство здесь, на мой взгляд, поверхностно и ограничивается нестандартной главной героиней. Скорее, в книге чувствуется влияние скандинавского фольклора, Сигрид Унсет и Эмили Бронте, а еще, похоже, автор попыталась пойти по стопам Фаулза, поместив свою, по многим меркам очень современную героиню, в обстановку норвежской деревни XIX века.

И все бы было замечательно, если бы Вассму не перестаралась с «необузданностью, дикостью и жестокостью» своей героини. Первая же сцена с санями четко обозначает убийственные грани ее характера, и ясно, что преображения в конце не будет. Дальнейшее же знакомство с судьбой Дины не делает ее поступки понятней – мне, например, осталась непонятна ее милость к кормилице сына, притом, что сам сын ей абсолютно безразличен.

Принято считать, что северные края порождают людей необузданных страстей, где чувства превалируют над разумом. А я бы сказала, что напротив, жестокие внешние условия требуют от людей максимальной собранности, природного аскетизма и умения подчинять свои желания общему благу, иначе изолированной общине не выжить в суровых условиях. Но такая сдержанность и суровость может стать роковой для рассудка, уже расшатанного детской трагедией. При отсутствии внутреннего контроля сильная личность может слететь с катушек и отпустить маховик, срывающий все запреты. А если при этом рядом не окажется никого, кто способен на нее повлиять, то результат окажется плачевным.

Конечно, счастливой судьбу Дины не назовешь – стать в раннем детстве причиной смерти матери – удел жестокий. Окончательно испортило дело чудовищно неправильная реакция близких. Вместо того, чтобы серьезно лечить ребенка, перенесшего такую травму, и желательно делать это подальше от места происшествия, отец оставил ее на произвол судьбы, в прямом и переносном смысле. По-моему, здесь следствием детской травмы явилось тяжелое психическое заболевание, врачам виднее, какое именно.

И почему-то многих читателей пленяет этот образ женщины-убийцы. Многое в ее поведении можно было бы оправдать отсутствием воспитания и слабостью окружающих людей, но никакая несчастная судьба не оправдывает сознательного нарушения первой заповеди.
Она словно живет на одинокой горной вершине, подобно снежной королеве, ее ненависть убивает, а любовь убивает еще вернее, и разницу в этих чувствах уловить затруднительно. Ее близость к природе не дает ей дара понимания людей, скорее она, подобно новым современным героям, вместо эмпатии демонстрирует подражательство, наблюдение за реакциями окружающих и копирование их в степени, доступной ее пониманию. А вот с призраками, порожденными ее воображением, у нее проблем с пониманием нет.

Монологи Дины – готовый диагноз, вот подумайте, кто-нибудь из нас хоть раз ловил себя на подобных мыслях? Обычно во внутренних монологах людям свойственна рефлексия, сомнения, все ли они делают правильно, стремление оценить свои действия. Здесь же… На определенном этапе героиня вызывает даже сочувствие и пытаешься разглядеть признаки того, что она смогла преодолеть свой недуг, но потом опять все повторяется… И когда бразды правления усадьбой попадают в руки личности, у которой нет никакого нравственного начала, кроме того, которое она изобретает себе сама, опираясь на детские воспоминания о матери и ее «черную книгу», еще больше сочувствуешь людям, которые живут рядом с ней, зависимы от нее и вынуждены мириться с ее действиями.

И конечно, автор намеренно не ставит рядом ни одного героя с такой же мощной харизмой и силой духа. Ее животный магнетизм превращает всех мужчин поблизости в ее покорных рабов, чем она с удовольствием пользуется. Если бы нашелся хоть один, способный здраво мыслить в ее присутствии, по моему глубокому убеждению, дело быстро бы кончилось дурдомом. Недаром эти заведения вызывают у героини такой острый, почти болезненный интерес.

Во всем же, что не касается Дины, повествование на редкость гармонично. Текст порой напоминает стихи в прозе, настолько он плотен и свеж, суровые норвежские пейзажи по-прежнему живописны, море, горы, повседневная жизнь норвежской усадьбы, нравы и обычаи тех времен описаны с любовью и знанием дела. И только во все это вживешься, как вдруг опять: «Я – Дина!»…

На мой взгляд, попытка автора впихнуть скандинавский вариант «белокурой бестии» в историческую семейную сагу была чересчур эксцентрична, но, судя по международным премиям, читательское бессознательное со мной не согласилось, получая, по всей видимости, удовольствие от созерцания картин, которые, к счастью, не способны вторгнуться в его размеренное комфортное существование.

Поделиться

kinojane

Оценил книгу

Неспешная холодная скандинавская проза о трудной жизни трех поколений норвежских женщин. Несмотря на ледяной колкий снег, то и дело бушующие воды фьордов и множество ломающих судьбы трагических событий, книга непостижимым образом умиротворяет, убаюкивает своим сонным, чистым ритмом. Потому что о жизни, простой человеческой жизни безо всяких умствований и прикрас. Вассму пишет об истоках каждого отдельно взятого человека и о собственных истоках, все кочки и рытвины которых надо прожить полностью, чтобы исцелиться, чтобы отдать дань уважения всем, кто был раньше, до нее и до нас.

В первую очередь, для меня это гимн женщинам, их силе и смелости, выносливости и мудрости. Мужчины здесь на втором плане. Не представляю, как можно рожать по десять-двенадцать детей, проводя большую часть жизни в состоянии беременности и скорого болезненного разрешения. И при этом еще за всеми следить, уделять всем внимание, кормить, одевать, лелеять. А потом есть ведь еще один большой ребенок - муж, которому тоже надо дарить любовь и вдохновение, оставаться солью на его губах, пока он бороздит фьорды в поисках улова.

Меня, как и многих, больше всего тронула история прабабушки Хербьерг - рыжеволосой красавицы Сары Сусанне. Она вышла замуж без особой любви за молчаливого заикающегося Юханнеса, который большую часть жизни переписывался с ней в блокноте, зажатом в сильных мозолистых руках. В ее сердце теплилась жажда чего-то более романтичного и сильного - того, что смог подарить ей пастор Йенсен, рисующий с нее образ заалтарного ангела в церкви, напоенной невысказанными обоими мыслями и желаниями. Но рука об руку с такой книжной любовью всегда идет страдание. В то время как почти немой Юханнес дарит ей совсем другой вид любви - крепкий, надежный, непоколебимый, как гора. Слава богу, она вовремя понимает, как ей повезло с мужем, даже если ее время от времени уводит не туда. Я лично влюбилась в него!

История Элиды, посвятившей жизнь больному мужу, тоже тронула. А ведь мать говорила, что изнеженный, ученый, не припособленный к тяжелой мужской работе Фредрик ей не пара! Не представляю, как сложно тянуть за собой десятерых детей, когда действительно любимый, бесконечно дорогой тебе человек каждую минуту балансирует на грани жизни и смерти из-за своего больного сердца. Это подвешенное состояние, когда ни туда ни сюда, то угасающая, то вновь загорающаяся надежда, безумные поездки всем скопом с орущими маленькими детьми по разобщенной стране, через шторм и бури, лишь бы найти средство, способное излечить этого вечно умирающего человека... Но это ведь был ее выбор и ,наверное, она бы не изменила его, даже зная последствия.

Третья часть про Йордис, мать писательницы, оказалась самой короткой и неясной, расказанной намеками и полутонами. Наверное, о том, кто ближе всего, кто не является для тебя слегка мифической фигурой, писать сложнее всего. Боишься обидеть, раскрыть слишком много тайн, предать память. Но мне показалось, что Йордис была чуть ли не несчастнее всех. В отличие от своей матери и бабушки, женского счастья она не испытала, из-за смуты войны, полюбила совсем не того человека, каким тот пытался казаться. Этот выбор сломал не только ее, но и дочерей, которым, судя по предельно смутным намекам, пришлось пережить самое чудовищное - насилие со стороны родного отца.

На месте любой семьи, я бы мечтала, чтобы обо мне написали такую искреннюю, честную, пронзительную биографию, несмотря на всю боль, пронизанную настоящей любовью. Любовью между мужьями и женами, детьми и матерьми, сестрами и братьями, ледяным морем и кораблями, природой и человеком. Сохранить и увековечить историю - огромное дело, требующее такой же смелости и самоотдачи, какая была присуща прекрасным прародительницам Хербьерг Вассму. Понадобилось сто лет, чтобы деревья выросли. Чтобы прийти к исходной точке.

Поделиться