Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Тропою испытаний

Тропою испытаний
Книга в данный момент недоступна
Оценка читателей
4.83

Григорий Анисимович Федосеев (1899—1968), прежде чем стать профессиональным писателем, около тридцати лет проработал инженером-геодезистом. «Тропою испытаний» – книга-энциклопедия для романтиков, для влюбленных в свое дело людей. В этот раз путь отважных исследователей лежит к суровым берегам Охотского моря через «черную тайгу» Забайкалья и Якутии, но сила воли, выдержка и помощь старого проводника Улукиткана помогут им преодолеть все тяготы и опасности нелегкого путешествия.

Лучшие рецензии
russischergeist
russischergeist
Оценка:
74
Я на горку шла,
Тяжело несла,
Уморилась, уморилась,
Умо-ри-ла-ся!

Вот какая песня (и соответствующая пляска) помогла нашему покорному слуге Григорию Анисимовичу разогреться без огня в мрачной и тягучей тайге! Умеете ли Вы танцевать? Учитесь!

Эта книга действительно стала для меня классической по теме "Путешествие в тайге"!

Из Википедии: Приключение — захватывающее происшествие, неожиданное событие или случай в жизни, цепь нечаянных событий и непредвиденных случаев; нежданная быль, замечательное свершение, волнующее похождение, интересное испытание, возбуждающий переворот или любовная авантюра.
Приключениями могут быть смелые подвиги, увлекательные путешествия, неожиданные происшествия, главные свершения жизни. Герои приключенческих книг — всегда смелые, сильные, неутомимые, стремящиеся открыть новое, изменить жизнь; увлекают своим примером; им хочется подражать, искать и найти.

99 процентов этой книги являются настоящими приключениями, произошедшими с исследовательской экспедицией в тайге районов Станового и Джугджурского хребтов. Григорий Федосеев через строки своих повестей может проникнуть к нам глубоко в сознание и привить молодым людям любовь к природе, взаимопомощь, мужество, смелость, наблюдательность, чувство восхищения пожилым поколением коренного таежного населения. Григорий Анисимович Федосеев стал теперь одним из моих любимых авторов!

Да, он был популярен только в Советском Союзе, а не во всем мире. Да, он не был профессиональным писателем, а инженером-геодезистом. Да, он не получал Сталинских Премий и даже не стал членом Союза Писателей СССР, но, тем не менее, его повести были переведены на 13 языков (в том числе на английский, французский, шведский и иврит). Да, в его повестях нет ни слова о политике партии, но это не мешало ему издаваться в ведущих советских издательствах «Молодая гвардия», «Художественная литература», «Современник» и «Детская литература».

В его повестях нет шедевральных лирических отступлений, нет многообразия представленных литературных стилей, зато есть реальные истории о таежных исследователей, очень точно подмеченные присказки, приметы, поверья коренного населения тайги, есть личные примеры мужества, целеустремленности и самоотдачи профессионалов. Это очень добрая и теплая книга!

Главным героем этой повести незаметно для нас стал не автор-рассказчик, а пожилой восьмидесятилетний эвенк Улукиткан.

Этот дедушка-следопыт поразил нас своей энергией, наблюдательностью, логикой, непримиримостью к смерти. Несколько его высказываний могут войти в список лучших жизненных афоризмов, которые могут сопровождать нас по жизни. Улукиткан родился, когда у белок появлялись детеныши, потому его и назвали по-эвенкски "бельчонок".

Автор повести не раз вспоминал слова старика, особенно в сложных ситуациях, когда жизнь рассказчика висела на волоске. Целый год мы провели с ним и Улукитканом и, наконец-то, нашли перевал между горами Джугджурского хребта (который позже и был назван его именем).

Какой же Улукиткан настоящий! Я хотел бы иметь вот такого мудрого и искреннего друга, такого внимательного наставника, такого веселого собеседника, такого ценителя природы, такого человека, подающего тебе пример во всем.

И конечно же меня поразила до глубины души последняя глава, нервы были на пределе, рассказчик теряет ослабленного старика в тайге и не может его найти, блуждая обессиленно по марям и пролескам в тумане. Казалось, тайга победит наших героев, они, как прутья веника, теперь разделены в этом сложном природном мире...

С невидимых туч на тайгу падают невесомые пушинки снега. Резко похолодало. С веток перестало капать. Как мучительна тишина леса, какая невероятная пытка — это однообразие среди густого, беспросветного тумана! Кругом мрак, сырость, необъятная тайга, и я один среди гнетущего безмолвия. Бывает у человека такое состояние, когда ему уже ничего не нужно, когда меркнет сознание и он начинает забывать себя. Так шел и я навстречу неизбежности…
Земля магнитом тянет к себе. Знаю: только соблазнись, присядь — и уже никогда не встанешь. Собираю последние силы, иду. Путаюсь между валежником, теряю равновесие. Наконец ноги подламываются, но руки успевают схватиться за березу. «Нет, не сяду!» — протестующе шепчут губы, и я, обняв березу, молча прошу пощады.
— Вот и край!.. — страдальчески вырывается у меня.
Глаза хотят последний раз взглянуть на окружающий мир… И я...

Но нет, этого не произошло, это еще не последнее путешествие автора в тайгу, и с Улукитканом он еще встретится!.. Ура!

Читать полностью
ValSi
ValSi
Оценка:
36

Первый раз эту книгу я прочитала много-много лет назад, еще учась в средних классах школы. Тогда книга мне очень понравилась, но видимо не настолько, чтобы попасть в разряд любимых. По крайней мере больше (до недавнего времени) я ее не перечитывала. А тут летом разбирала книжный шкаф и вытащила знакомый красный томик. Стала вспоминать о чем же эта книга и поняла, что воспоминания какие-то однобокие: бескрайняя тайга, горы, реки, зайчики-белочки, олени, медведи. И еще - почему-то романтика походов: костер, палатки... И я решила перечитать.
Что же изменилось за это время? Как любил повторять один из главных героев книги

Мать дает жизнь, а годы - опыт

Вот и у меня за прошедшие годы кое-какой опыт появился. Начать надо с того, что Григорий Федосеев по большому счету не является профессиональным писателем. Он более тридцати лет проработал инженером-геодезистом, принимал участие в составлении карт Сибири и Дальнего Востока. А все его книги основаны на записях дневников, которые он вел во время экспедиций. Меня же 15 лет назад судьба забросила к почвоведам. И за эти годы я не раз бывала в различных экспедициях. Конечно, не столь масштабных, не столь дальних и не столь длительных... Но представление о работе почвоведов, картографов, географов, геологов имею не понаслышке: что значит после долгого перехода добраться наконец вечером до своей палатки и что, как выразился однажды мой коллега, "дым костра вовсе не создает уют, это производственная необходимость". Поэтому книга Федосеева мне была интересна прежде всего с профессиональной точки зрения: особенности условий работы, сама работа геодезистов, картографов, топографов. Ну и конечно, отношения между людьми. Такими разными, оторванными от цивилизации и вообще всего мира, но объединенными общей работой.

А еще я совершенно влюбилась в одного из главных героев - проводника экспедиции, старика эвенка с непривычным для русского уха именем Улукиткан. Так и хочется сказать: "Таких людей сейчас не делают". Улукиткан в 80 (!!!) лет забирается в горы, ходит на лыжах, в одиночку охотится на горных баранов и на медведя. Этот старик, никогда не учившийся в школе и всю жизнь проживший в тайге, иногда по-детски наивен, верит в сны и духов, но в тоже время разбирается в приметах, может предсказывать погоду лучше любого метеоролога и является просто кладезем народной мудрости, у которого что ни фраза - можно записывать в цитаты. Ну а про его память я вообще молчу. Многие ли из нас способны в 80 лет (хотя до них еще тоже дожить надо) вспомнить (а затем и найти) где в горах находится единственный перевал через хребет, по которому ты проходил единственный раз в жизни в раннем детстве?
В разговоре с геодезистами один из стариков-оленеводов сетовал

Люди есть, да не все теперь тайгу знают, -- ответил Осикта после раздумья. -- Совсем другой школа учатся, картошку от лука отличают, да они тут не растут, а след волка от собачьего не разбирают, блудят в лесу, время не знают, когда кто родится, где живет.

Вот интересно: много ли сейчас осталось таких людей, которые как Улукиткан знают, любят и понимают тайгу?

Читать полностью
Tihiy
Tihiy
Оценка:
13

По сравнению со "Злым духом Ямбуя" эта книга немного отличается. Здесь именно про трудности и испытания. И именно поэтому эта книга показалась мне более интересной, чем Ямбуй. И здесь главный герой – Улукиткан, что в переводе с эвенкийского означает: бельчонок. Улукиткану девяносто лет, у него сгорблена спина, скривились и засохли пальцы, глаза иногда не видят. Но жажда приключений в нем ни утихает никогда. Он сообразительный и очень внимательный. И все время все отдает другим, считая, что ему это не надо, ведь он скоро должен умереть. А как Улукиткан любит чай! Он говорит "если потка (походная сумка) пустая и без чая, тяжелее ее нет на всем белом свете".
А как интересно читать о геодезических трудностях! Я бы тоже хотел посидеть ночью у костра с кружкой горячего чая в руках, и хлебать от туда понемногу, что бы растянуть удовольствие, как это делают многие. И все это после тяжелого дневного пути по снежной тайге. Но дух и жажда приключений заставляют тебя идти вперед, к цели. А на дворе при этом такой мороз, что, что бы снять унты, нужно подошву отодрать от ступни, что не так уж и легко, а тем более, когда у тебя окоченели пальцы и ты даже встать не можешь, настолько тебя измотала дорога. А когда с тобой Улукиткан, когда можно послушать его увлекательные истории, днем сходить с ним на разведку или на охоту. Ведь он знает как свои пять пальцев все места в тайге, даже те, в которых сам не был. "Сердце чует правильный путь" говорит Улукиткан на это.
Впечатления о книге остались чудесные. Очень понравилось! Я еще очень долго буду вспоминать творчество Григория Федосеева, и разумеется, никогда не забуду новых друзей – эвенков, и старика Улукиткана, который своим появлением осветил мою жизнь.

Читать полностью
Оглавление
  • Часть первая
  • I
  • II
  • III
  • Часть вторая
  • I
  • II
  • III
  • IV
  • Часть третья
  • I
  • II
  • III
  • IV
  • Часть четвертая
  • I
  • II
  • III
  • IV
  • Часть пятая
  • I
  • II
  • III
  • Примечания