Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Аз воздам

Добавить в мои книги
27 уже добавили
Оценка читателей
4.67
Написать рецензию
  • augustin_blade
    augustin_blade
    Оценка:
    62

    Вей, бей, проруха-судьба, разбуди слов рябиновый слог, постучи в дверь, пораскинь снег. (с)
    Умеющие вести и поймать всегда были и будут в цене.

    Беги, путник, перекрестки отыскивая, перевалы войн и кручинушку перевирая в своем личном, от сердца не отделенном, чтобы струна душу арканом поймала, чтобы ни единой ноты слушатель не смел отпустить. Веди, веди сотоварища сквозь пелену историй и сказаний, через толщу мира и распустья, чтобы если налево повернешь - то налево, а не так чтобы заблудиться и ни единого слова и ноты не услышать. Чтобы если направо - то смело и в бой, а не под лавку к печке. Потому что каждой истории нынче проводник нужен, каждой деревеньке и городу - оберег, чтобы не нарушилась гармония, чтобы таинственное "а может, все было наоборот?.." только присказкой на ночь и осталось. Чтобы можно было почти уверенным шагом бродить по чужим судьбам, нелегким принесенным грехам и искуплению, гроздьям побед и поражений, зная, что в любой момент можно споткнуться о струну - и тебя вытащат, перемолов сознание задом наперед, чтобы все на место встало в картинке мира. Беги, путник, звонко струны перебирая подруги своей, копи истории за теплой пазухой потертого плаща, ведь если музыка для души и потом хлебом отплачена - оно верно все. Если историю правильно и толково выслушать - вернее вдвойне. Иди дальше, путник, судьба твоя такая, Петер, истории собирать и жизнь их продлевать. Потому что беспризорные они, как псины, любят, когда о них вспоминают и за ухом чешут. Блохастая иль выскобленная снегами, неважно. Главное помнить, перебирать и может быть когда-то кому-то...А хотя нет, жизнь-то дорога, да и поверят ли.

    Иди вперед, Петер, играй и верь в себя, в свою участь и предназначение умело путать нити миров, историй и судеб. А мы посидим послушаем, что с нас, простых, взять.

    Читать полностью
  • medvezhonok_bobo
    medvezhonok_bobo
    Оценка:
    25

    Иногда перед незнакомцем легче распахнуть душу, чем открыться близким и родным. Тебе с ним не жить, не встречать взгляд каждый день. Поделишься и простишься, а камень на душе как будто легче стал. Уже не утянет на дно, да и в сердцах зашибить ближнего не спровоцирует.
    Так и бывает.
    Идет по дорогам сквозь города и веси бродяга-лютнист Петер Сьлядек. Звонкой монетой с ним расплатятся за звонкую балладу, попотчуют ужином за разудалую кабацкую плясовую. Одарят молчаливой благодарностью за умение слушать. Диковинные тайны за одно лишь присутствие... Со смешинкой и с грустью, страшные и красивые, истории абсолютно разные и в то же время обладают чем-то общим. Каждый сюжет завязан на двойственной природе чего бы то ни было — счастья, силы, судьбы... Подтверждая, что не может существовать только одна сторона жизни: уродливая и красивая. Более того, порой они подменяют друг друга так, что уже не разберешь, где какая... И все это на фоне пестрого, удивительного мира, чьи вьющиеся тропы — реальность и сказка — как змея о двух головах. Реалии эпохи Возрождения, не смущаясь, соседствуют с вымыслом. Исторические персоны существуют наравне с магическими существами.
    Звучат голоса. Звучит лютня.

    Я не знаю, какая строка обернется последней,
    На каком из аккордов ударит слепая коса,
    Это вы – короли; я – наследник, а может, посредник,
    Я – усталое эхо в горах. Это вы – голоса.

    12 самоцветов в оправе. Эпиграф - история - стих. Прочесть и задуматься. Прочесть, хотя бы ради прекрасного языка Олди.
    "Песни" напоминают первые сборники Сапковского о Ведьмаке. Множество тут и там искусно вкрапленных отсылок к фольклору, мифам, литературным произведениям. Каждая новелла-притча — законченное произведение, однако, множество мелких деталей перетекают из одного в другое, создавая ощущение одной более обширной Истории. Чья она? История жизни музыканта Петера Сьлядека? Его образ размыт и прозрачен, хотя он и принимает в некоторых событиях непосредственное активное участие. Он даже не столько полноправный персонаж, сколько прием, стекло, через которое в глаза читателя несутся осколки чужих жизней. Сложи их вместе — возникнет причудливый узор и вместе с тем очень знакомый. Так чья же это История? История Жизни. Просто. Такой она бывает.

    Жизнь лучше рассматривать со стороны. Из горних, значит, высей. Тогда она выглядит законченным и гармоничным артефактом, творением крылатого гения, а не сплошным недоразумением простака. Глядя изнутри, ничего в жизни толком не разглядишь.
    Читать полностью
  • malasla
    malasla
    Оценка:
    24

    Бродит себе где-то в далеком 17 веке (с нбольшими анахронизмами, конечно, но очень условным, так что опустим) лютнист и бродяга Петер Сьлядек. Сначала мы не знаем о нем ничего, потом узнаем немножко о его прошлом, потом - много о его будущем, а настоящее у него какое-то все одинаковое.
    А дело все в том, что этот удивительный человек отмечен сразу двумя чертами: его лютня не дает ему подолгу задерживтаь на одном месте.
    А еще он из тех, кто умеет слышать.
    Такие люди иногда встречаются на пути - обычно как случайные попутчики, когда знаешь, что больше никогда не встретишь его, и случайно рассказанная история никогда не взглянет на тебя из чужих глаз.
    А вот Сьлядек попадается всем. Он сам не рад этому (хотя врет, конечно, рад, если бы не истории, у него не было бы множества песен и стихов).
    А мы - бездушные читатели, падкие на страшилки и зрелища - рады, да еще как.
    Итого - имеет много историй в одной книге: есть история о доппельгангерах, а есть о времени-деньгах. Есть о счастливчиках, а есть о проклятых. Есть о малокровных, и есть о кровопийцах. О студентах и упырях. О страхе - белом и черном. О чертовщине в каждодневном. О том, что прошлое исправить нельза, зато менять будущее никогда не поздно. Истории о городах настоящих и вымышленных, о местах, придуманных и увиденных во сне, об островах, о которых мы читали и людях, имена которых бередят наши мечты.

    Хорошая, словом, книжка.

    Отличная, чтоб вернуться на шаткую тропу флэшмоба-2011.

    И спасибо Nianne , благодаря которой я все же прочитала ее.

    Читать полностью
  • el_lagarto
    el_lagarto
    Оценка:
    23

    Не уходи, лютнист. Не знаю, почему, но мне тяжело расставаться с тобой.
    Сядь. Я расскажу тебе одну историю.

    И история эта будет о музыканте, бродящем по чужим странам и по чужим судьбам, отыскивающим острым взглядом - нюхом? - то немногое волшебное и удивительное, что рассыпалось-раскатилось среди банальности будней, обычности жизней. Будем рассказывать, а призраки из твоей истории соберутся послушать. Ведь будет здесь обо всем: о войне, о любви, о глубоком страхе и рьяной смелости, о времени и о деньгах, о жадности и совести, о чести и бесчестии, о яви и нави, о жизни и смерти, и каждая следующая баллада лучше предыдущей. Кажется, всю жизнь бы прожить в твоей Европе, бродить по одним с тобой дорогам, и пусть эта Европа не совсем такая, как в учебниках истории, только чуть больше в ней волшебства, чуть больше легенд. А правда все сказанное или нет - кто теперь разберет, ведь для красного словца и приврать не жалко!.. Главное, чтоб истории лились песнями, а в песнях была история - правдивая, нет ли - не важно. Не важно, одет ли лютнист в лохмотья или шелка, старый у него инструмент или новый - кто разберет, когда плачут струны, когда льется музыка?.. Фантазия сама пририсует, добавит, а простор для воображения ты оставил - поле непаханное. Главное, чтобы песня цепляла душу, щемило на сердце, чтобы слушать снова и снова, раз за разом.

    Так играй же, лютнист. Я готова слушать тебя вечно.

    Читать полностью
  • Sunrisewind
    Sunrisewind
    Оценка:
    14

    – Знаешь, что я сейчас сделаю? – спросил Андреа Сфорца у бродяги.
    – Знаю, – обреченно кивнул Петер. – Сейчас вы расскажете мне какую-то историю.

    Олди - они такие Олди. И это хорошо. Потому что авторы верны себе, верны своему стилю и, что самое важное, это не приводит к однообразности и предсказуемости. Хотя нет... все однообразно и предсказуемо прекрасно! Кто хоть раз читал Олди, то знает, как потрясающе они умеют плести нити рассказа, какие необычные и свежие образы в изобилии разбросаны на каждой странице. так вот "Песни Петера Сьлядека" стали для меня еще "одной из ряда подобных".

    Книгу можно было назвать сборником рассказов, объединенных одной связующей фигурой - лютнистом Петером, который бродил по миру, играет, поет и слушает истории сотен и тысяч его слушателей. Можно было бы, да не стоит этого делать, так как связь между этими историями все же намного сильнее и глубже, чем один общий персонаж. Олди пишут о мире ветвящихся тропок и о том, как мы, люди, можем заставить его идти той или иной дорогой. Книга рассказывает о Европе - есть здесь и Харьков, и Венеция, и Нюрнберг - и в то же время эта не та Европа, которую мы знаем. Эта Европа где-то свернула на шаг в сторону... а потом еще на шаг в другую, а потом на полшажка в третью. И в то же время, упаси бог, это не альтернативная история. Это зыбкая и невероятно хрупкая вселенная, которая похожа на тонкий утихающий звук лютни Сьлядека. Вроде бы ты его все еще слышишь, а вроде бы и нет. Вроде бы звука уже и не, а он все еще в твое голове, но стоит тебе хоть пошевелиться и это ощущение пропадет.

    Не дотянула книга до идеала (коим в творчестве Олди для меня на данный момент является история об Одиссее из Ахейского цикла) исключительно из-за того, что сам Сьлядек для меня остался лишь нитью, сшивающей все воедино. Намного большее впечатление произвели те истории, которые он слушал, а не его собственная. Хотя склонна усматривать в этом не недостатки книги, а свое собственное восприятие. И тем не менее.

    8 / 10

    Читать полностью
Другие книги серии «Хёнингский цикл»