july_sale
  • satal
    satal
    Оценка:
    453

    Я нажал на кнопку слива воды в унитазе.

    - Боже, сколько воды, - промелькнуло где-то. – Можно стольким налить по кружке! Хватит и половины.
    Открыл кран – всё-таки руки мыть надо. Намочил мыло в руках и начал намыливать, предварительно выключив воду. Параллельно рассуждал о четвёртой мировой войне и о том, что она точно будет вестись за воду.
    - А сейчас она тоннами уходит в трубу, - я снова открыл кран и начал смывать мыло с рук, стараясь делать это как можно скорее, и наблюдая за процессом ухода воды в трубу.

    А вместе с водой текли мысли. «Я же никогда не испытывал жажды зимбабвийцев, которые празднуют каждый день, когда удаётся раздобыть чистую воду. Я ни разу не был после кораблекрушения выброшен на крохотный атолл посреди солёного океана. Я всегда мог быстро и легко напиться, но от этой книги во рту у меня пересыхало. Мы чудовищно небрежны почти ко всему, без чего мы действительно не сможем. И Герберт как бы робко так спрашивает: может, больше нет времени играть в политику? Фантастически наивно с его стороны, правда? Но ему можно – он фантаст (помните одноимённый рассказ Жванецкого?)

    И он продолжает, вкладывая в книгу столько политики, что мало не покажется. Мы ведь её любим. И всегда будем любить, если верить Герберту, и даже через 8 000 лет, облетев Вселенную и так и не найдя ни одной внеземной цивилизации (интересно, правда?), всё равно не сможем в этой Вселенной ужиться.
    И будет в этой Вселенной только горстка людей, прячущихся в пещеры, которые не будут обременены интригами, а будут заботиться о жизни=воде. Свободные. С Дюны.

    Но постойте! Неужели, чтобы сконцентрироваться на воде, нужно потерять всё остальное? Неужели, нужно вернуться чуть ли не в первобытный строй, чтобы стать свободными? Я вас правильно понимаю, мистер Герберт?

    Он так и не ответил мне. Открыв зато писательский трюк: если не можешь описать что-то хорошо – не описывай это. Опиши поживописней предысторию, а сам предмет оставь додумывать читателю. И я додумал.

    Я вышел из ванной, продолжая размышлять. Войдя в комнату, дошёл до ручки (хм) и блокнота и написал рецензию. Налил воды, скажете? Скорее всего. Только вы должны помнить, что вода очень, очень важна.

    Читать полностью
  • phantasm
    phantasm
    Оценка:
    434

    Ежебонусная газета "Аргументы и Днище"
    Выпуск №6, июнь 2014. И в этом номере...

    Днище-размышления. "Я у мамы садовод."
    Играть жизнью одного человека - это ужасно, что уж говорить о жизни целой планеты? Дюна, Арракис, Ракис... Как только люди не играли с тобой! Во что они превращали тебя, сколько раз ты меняла свой облик? А у тебя... у тебя тоже есть память предков? Ты помнишь то, какой ты родилась, свой первоначальный облик? Или ты даже не настоящая планета, а всего лишь гхола? Кто может ответить на эти вопросы? Может быть, Пауль? Леди Джессика? Харконнены? Одна из гхол Айдахо? Лето II Атрейдес? Или вездесущие Бене Гессерит? Мудрый Стилгар? А может что-то знают Достопочтенные матроны? Или все ждут, что придет Шаи-Хулуд и подробно все разжует? Кто ответит?
    А никто! И одновременно все они вместе, плюс миллиарды тех, кто постепенно превратился в песок на страницах "Дюны". Хреновы садоводы, которые перерыли вдоль и поперек несчастную планету. Недоделанные садоводы, которые раз за разом сеяли в душах людей новую религию, а потом вырывали ее с корнями и доброй половиной внутренних органов. Несчастные садоводы, которые все глубже и глубже копались в своей собственной душе, пока на ней не осталось ничего, кроме шрамов. Запомните, что минздрав вас предупреждал: чрезмерное занятие садоводством приводит к джихаду, Золотому пути и прочей неоправданной чуши, которая плавно перетекает в летальный исход. *конечно, если вы не Дункан Айдахо, ведь в этом случае вы в домике*

    Советы начинающему днищебро. Как спойлерить и остаться безнаказанным?

    "Спойлер". Как много заложено в это слово! Боль от понимания того, что ты узнал что-то преждевременно; гнев на того, кто грешит логореей; радость от того, что ты рассказал всему свету то, что им еще только предстоит узнать. Эта статься предназначена именно для тех, кто любит спойлерить. Благодарить вам нужно Фрэнка Герберта. Именно он придумал безопасный и действенный метод того, как правильно спойлерить, оставшись при этом безнаказанным. Этот метод очень изящен. Все, что вам потребуется, так это взять книгу и написать к каждой ее главе эпиграф. Но не простой эпиграф. Обманите бдительность читателей, представьте эпиграфы в виде цитат из других книг и трактатов придуманной вами Вселенной. Красиво, тонко, элегантно! И да прибудет с вами спойлер!
    Читайте в следующем номере: "13 способов четвертовать спойлерщика"

    "Psycholodnishche". "Поздравляем, у вас Мерзость!"

    Память поколений - великий дар, память поколений - величайшее из проклятий, память поколений тяжкая ноша. Не стоит злоупотреблять памятью поколений, иначе у вас может развиться Мерзость. Но и не стоит сразу впадать в панику, ведь далеко не все обладающие пред-памятью могут упасть на самое дно. В группу риска входят пред-рожденные, т.е. те, кто обрели сознание еще в чреве матери. Они наиболее уязвимы перед тысячами личностей, живущих по соседству с их собственным Я. Потерять себя легко, найтись обратно - невероятно трудно. Совет таков: не забывайте о бене гессеритских техниках самоконтроля и попробуйте найти общий язык со своими предками. Но найти общий язык не значит, потакать их желаниям. Это чревато тем, что однажды ваше тело может захватить жирный дедуля - любитель молоденьких мальчиков.

    Dnishche-love. "Он был червем, я была молода".
    Историй любви много. Любовь Лето Атрейдеса и леди Джессики, любовь Пауля и Чани, любовь брата Лето и его сестры Ганимы. Но одна история любви обращает на себя особое внимание. Она была икшианским послом, а он обычным Богом-Императором. Она была молода, а ему уже давно перевалило за третье тысячелетие. Она была в теле молодой женщины, а он в теле червя, которому даже потеребонькать было нечего. И все же они были вместе. Но была ли их любовь прихотью судьбы? Или же это был чей-то злой умысел? И какой частью тела здесь сыграл свою роль очередной гхола Дункана Айдахо? Очередная история любви обернулась трагедией, потрясшей всю Империю. Во истину, нет повести печальнее на свете, чем повесть о Хви Нори и о Лете. *и да, я знаю, что его имя не склоняется*

    Раздел объявлений "Из рук в Днище"

    Гхолы, лицеделы, ментаты - любой каприз за ваши деньги. Быстро, качественно, дорого. Бене Тлейлаксу.

    Довезу в любой конец Вселенной с ветерком, безопасно. Оплата резервуарами с Пряностью. Эдрик, гильд-навигатор.

    Покатушки на песчаных червях! Устройте праздник себе и своим близким. Фримены.

    Ты красива, умна, амбициозна? Тогда приходи в агенство "Бене Гессерит", где тебя научат эффективно пользоваться своими достоинствами.

    Сниму планету без воды на длительный срок. Чистоту и стабильное производство Пряности гарантирую. Песчаный червь.

    Продам леопардовое трико. Почти новое, всего два раза надевал. Торг уместен. Майлс Тег.

    Твиты с Днища.

    @gholafan Господи! Они опять убили Дункана! Сволочи!
    @letobutnotjared Мутировал, зацените новый лук instagram.com/p/dnIShcHe/ #selfie #without_hands
    @preacher Сегодня в 19:00 толкаю речь у храма Алие. Приходите, будет весело. #lil_sister #cool_speech
    @duncan32 В аксольтном чане. Опять. Когда это кончится? #жизньболь #fml
    @sexyworm Вкусняшный обед! Ом-ном-ном instagram.com/p/gUklNBar/ #harvester #delicious_dinner

    Колонка главного днищебро. "Галюны вы мои галюны или моя жизнь не будет прежней"
    Я не скажу, что время за чтением шести книг "Хроник Дюны" пролетело для меня незаметно. Очень даже заметно сперва летело, потом спрыгнуло с парашютом, затем проползло и в наконец-то докатилось до финиша, засыпав меня толстым слоем пафоса, философии, размышлений на тему экологии и не только. И песка. Песок был везде: в волосах, в глазах, в непонятно откуда взявшихся леопардовых подштанниках, а главное в голове. Но весь песок был убран, а с ним как будто слезла старая кожа, старые убеждения и взгляды. Теперь "моя" фантастика не будет прежней, потому что я буду ждать от нее дюновской глубины и размаха. Булочки с корицей не будут прежними, потому что я стану сомневаться, что это действительно просто корица, а не волшебные какашки червей ценнейшая Пряность с Арракиса. Мои кошмарные сны не будут прежними, потому что в очередной раз очнувшись от кошмара на полу в коконе из одеяла, я в ужасе буду считать, что превратилась в мужика-червя, живущего тысячи лет. Мои галюны не будут прежними, потому что теперь у них есть яркий шеститомный пример, с которого можно брать пример. И спасибо (наверное) за это Фрэнку Герберту, который подсадил не одно поколение на этот забористый наркотик под названием "Дюна". А еще я утомилась. Вот.
    А что не будет прежним для вас?

    Читать полностью
  • augustin_blade
    augustin_blade
    Оценка:
    423

    К такому жизнь меня не готовила!
    Сестра shilikova . Путь Преодоления, архив выхухолей.

    И расступились в стене дождя сборщики клубники на полях дачных, ибо прочли они в моих глазах знание сокровенное, дождем не смытое и не попранное. Ибо дочитала я Дюну, сагу великую, эпос пространный (где-то здесь должен был быть победный клич народов прерий).

    Практически месяц чтений, шесть романов и та самая ситуация, когда чтение подряд - правильный вариант, главное уловить стиль и формат истории. Структура романов Фрэнка Герберта такова, что после перерыва даже в несколько дней мне приходилось по крупицам напоминать себе, что куда и зачем. Плюс между действием в той или иной части порой проходят не то что века, тысячелетия, обработка данных которых также ложится на плечи читателя. Но, повторюсь, если читать единым массивом, то линия повествования складывается ровно, одна история безболезненно переходит в другую. Хотя чего греха таить, есть и своя простота: набор действующих лиц если и претерпевает изменения, то в большинстве случаев это делается локально и своевременно с простором для адаптации читателя. А где-то и вовсе не меняется, и тут нам радость и беда в одном флаконе, но об этом чуть позже.

    Начиналось мое чтение Дюны с мысли, что я читаю про войну наркокартелей когда-то давно, в далекой-далекой Галактике, что-то пошло не так, ой не так (и тут где-то даже замешан сифилис). Потому что окажемся мы с первых страниц в мире хоть и похожем в чем-то скандалами-интригами-расследованиями, но тут наше время это как бы совсем трухлявые времена (где был Император Гитлер, Винсент-художник и великие империи без прибамбасов), а тут уже и своего рода восстание машин позади, и религия переработана, и чего только не возникло на пустом и не очень месте. Поэтому, читатель, вот тебе мир, вот тебе глоссарий, поехали. Что называется, не маленький, сам прожуешь.

    Старт был задан экологическим романом, совмещенным с феодальной войной во имя наркотиков, а дальше цикл постепенно перерос в эпичное и масштабное полотно, в котором воедино сплелись экология, религия, политика, война, наука и мистика. Каждая книга цикла о чем-то совсем своем, но все вместе романы Дюны - это эдакая семейная сага нестандартного формата, где есть мальчик, который выжил, еретики и великая любовь, шлюхи и ведьмы, альфа-самец и мастер боя, перерождение и память предков, броские трико и непобедимые из непобедимых. У Герберта отлично получилась часть по душу экологии, разрушения планет, мутации природы во имя необходимости человека и вопреки ей. Сюда же часть про генетиков, противостояние великих родов, судьбу Пауля (того самого мальчика, которому не фортануло стать объектом экспериментов слишком умных тёть), сюда же мощная составляющая в лице религиозного направления (тут душа периодически пела и плясала от микса и задумки на основе реально существующих учений, а при появлении иудеев так вообще ушла в пространный восторг. И это без отрыва от темы трико, да!). Все хорошо в направлении политических интриг, козней и слетания с катушек на почве власти (привет, барон Вова), подчинения и манипулирования. Тут можно крутить все туда и сюда, рассматривая различные грани грядущего и былого огромного мира, потому что где-то всё знакомо, а где-то круто придумано, и пусть его, это постоянное озарение и вопли персонажей про себя "аха, я его/ее раскусила!".

    Но, Каин. Как много разговоров, как много перерождения героев номер один в героев номер два. Здесь большой привет подсознанию, памяти Сестер, предзнанию и всей прочей спиритической комплектации, которая периодически наравне с бесконечными беседами так забивает повествование, что до оскомины. Разговоры. Перерождения. Разговоры. Перерождения. Все это в контексте попыток прописать красивые романтически линии формата "он оглянулся посмотреть, не оглянулась ли она...на тебе, да это же любовь!", переросшие в последних двух частях просто в апогей темы чувственности, сексуальности, битвы мозгов против тела и прочее (такой привет джедаям и ситхам в комплекте с монахинями и амазонками, такой привет...). Именно связка "диалоги - персонажи - отношения" сделали мое восприятие всех шести романов более чем неоднородным. Навскидку по порядку:

    1. мальчик, который выжил ( Дюна ) - нормал
    2. я вижу, следовательно, существую ( Мессия Дюны ) - вау, красота и просто вау
    3. устами младенца глаголит истина ( Дети Дюны ) - очень даже нормал
    4. история великого червя, где он был старше ее, она была хороша ( Бог-Император Дюны ) - шта?!
    5. ведьмы и шлюхи ( Еретики Дюны ) - очень даже нормал
    6. ведьмы против шлюх ( Капитул Дюны ) - автор, не надо так, мы же почти поладили

    Персонажи - это отдельная эпопея эпопеи под названием Дюна. На фоне всего происходящего в рамках будних дней селекционеров и интриганов даже теряется тот факт, что женские персонажи в большинстве своем получаются у Герберта лишь за парой исключений совершенно одинаковыми. А так у нас почти каждая - это Бене Гессерит (там как будто каждый раб вселенной проходил учебу), каждый кто-то куда-то там видит назад в будущее, под конец все через один Атрейдес (снова привет будням селекционеров), пророк, великий мессия, еретик или святой. Про застрявшего в круге перерождений Дункана Айдахо (мастера спермы, мастера пафосных криков и номера один в списке "персонаж, которого слили") и его потомков я вообще молчу. Фрэнк, ты не поверишь, обычные персонажи без примочек тоже имеют свою ценность для повествования!

    Один...*всхлипывает* хотя бы один...просто человечишка...

    Но нет, у наших героев есть лишь выбор: быть просто богом или уж ладно, побыть кем-то поменьше калибром. Чтобы все ахали и хитро выкрикивали что-то типа "ащщщ!", угадывая в блеске твоих глаз великое (ВОТ ТАКОЕ) предназначение, в зависимости от которого тебе или будут поклоняться, или захотят устранить, или и то, и другое, и можно без хлеба.

    И, вы понимаете, они не умирают. Точнее, умирают, но не умирают. Потому что можно собрать клетки трупа и в чане вырастить гхола. И разбудить его память (методика варьируется в зависимости от стадии процесса познания). Если ты полезный и очень надо - проснешься. Снова и снова будешь просыпаться. Если ты опасен и не полезен, как Алия, то прости, брат, не сложилось. И никаких тебе хитрых вариантов "по обочине". Воскрешение убиенных персонажей - это для меня дело на грани читерства, а тут все открытым текстом, глядя в глаза и пожимая плечами, мол, нуачо, все в рамках задумки, так надо. Надо так надо, но в какой-то момент мозги начинают уставать, что за каждым мальчиком кроется полководец, который уже и женщину познал, и ордена получил, а за каждой девочкой - строптивая мудрейшая-знающая.

    Неудачные решения в плане персонажей Герберт, тем не менее, уверенно компенсирует трагизмом развязки той или иной части цикла. Тут нам и падение из окна, и покушение, и еще раз покушение, и пустыня, и самопожертвование, и жаркие страсти битв, в какой-то момент я уж было даже всхлипнула. Может за такой расстановкой трагедии в финалах и кроется нечистая на руку задумка пробудить в читателе желание обязательно узнать, что же будет дальше (а дальше все явно будет по-другому, это читается между строк), но мне вообще на это все равно, потому что описание эпизодов, расстановка фигур, действие...все четко, красиво и я почти слышу ноты музыки Ханса Циммера.

    Как итог - привет Джорджу Мартину по части возраста юношества, укокошивания персонажей и пачки интриг. Не жалею, что прочла, потому что в отличной компании, когда-то давно мне даже рекомендовали, ну и классика жанра, что уж там. Дюна - это мир фантастических размеров, истории и развития. Горе от ума такое горе от ума, а наркотики - это все-таки наркотики. Ну и власть, куда же без нее, пьянящей и поглощающей, чтобы ни крылось за мотивами, чтобы ты себе там не придумал. Война и религия, сила и одержимость, судьба и история, коварные женщины и упертые мужчины, жестокость и ритуалы, смелость и дурачье, боль и пророчества, пески и вода, черви и волки, шайтан-бабы и герои не моего романа. Дюна, ах Дюна, ты была в душе моей этим летом, это было клевое курьезное путешествие, спасибо.

    Читать полностью
  • violet_retro
    violet_retro
    Оценка:
    99

    Пытаться представить бесконечность вселенной непросто, но насколько же сложнее должно быть создание собственной вселенной с бесконечностью тщательно продуманных деталей! Тем не менее, Герберту это удалось, причем получилось у него преотлично.
    В его мире можно жить, если собственный не нравится и кожа достаточно увлажнена, чтобы справляться с колючками песка пару недель подряд. В его мире необязательно умирать - все мы так или иначе хранимся в памяти, а некоторые даже восстают из неаппетитного чана.

    Но стоит ли пытаться описать этот его мир? Пожалуй, нет. Если нужно описывать, то не нужно описывать. Так что это нужно просто читать. Захватывающее, непростое, долгое, динамичное, яркое, детальное, информативное, эмоциональное, запоминающееся, утомительное, уникальное, эталонное повествование. По сути, одна проблема из книги в книгу, просто ли делать выбор?, и сколько идей в каждой отдельно. Разные герои из книги в книгу, но разные ли?

    Фантастика без всяких пыщ-пыщ за исключением того, что наверняка произойдет в процессе чтения в голове. Волшебно.

    Простой способ определить, стоит ли читать "Дюну"

    Простой способ определить, стоит ли читать "Дюну":
    Читать полностью
  • Zatv
    Zatv
    Оценка:
    95

    Перечитывая «Дюну», на этот раз в переводе Павла Вязникова, я жалел только об одном, что при первом знакомстве потратил время на явно неадекватное переложение романа. Фантасты 60-х годов прошлого века имели такой бэкграунд, что перевод на русский требовал не только досконального знания английского, но еще и нескольких европейских и азиатских языков, не считая общего культурологического запаса, конечно. В той же «Дюне» огромное количество арабских слов, аллюзий на Библию и упоминаний средневекового частного права, без знания которых текст выглядит в лучшем случае не понятным, а в худшем – искаженным.

    Несколько выдержек из гуляющих по просторам интернета переводов. «Отцы наши ели манку в пустыне». Это вместо манны небесной. Или «система кастовых фофрелюхов». Думаю, никто не догадается, что речь идет о ленном и квазиленном владении.
    И хотя, переделка Пола в Пауля немного резала слух, в остальном Вязникову вполне можно поставить памятник или, как минимум, бюст за столь титанический труд.
    ***
    Но вернемся в 60-е. Именно тогда в фантастике зародился новый тренд, соединивший принципы фэнтези с космическим будущим. Позаимствовав у фэнтези средневековые реалии, авторы помещали героев во времена межзвездных полетов. В результате, императоры, бароны и графы соседствовали со сверхскоростными космическими фрегатами, а в основной массе поединков использовалось только холодное оружие.

    Впрочем, Герберт дал этому вполне логичное объяснение. По всей видимости, роботы и искусственные интеллекты стали малость выходить из-под контроля, что породило Великий Джихад и Джихад Слуг, уничтожившие все сложнее будильников, за исключением средств передвижения, определителей ядов и силовых щитов. В итоге, функционал машин пришлось заменять пробужденными человеческими способностями. Ментаты, к примеру, представляют собой ходячие компьютеры, а вся элита обитаемого мира проходит специальное обучение в школах Бене Гессерит, где настолько тренируют тело и разум, что человек может по собственному желанию впадать в кому или изменять внешность, управляя лицевыми мышцами.

    Есть еще одна причина возникновения средневеково-космического тренда. Уже в 60-х годах стала проявляться главная черта сегодняшнего мира – анонимность. У катаклизмов и потрясений стали отсутствовать авторы, и человечеству захотелось вернуться (хотя бы в мечтах) туда, где все зависит только от твоей силы, храбрости и ловкости. В мир, где за всякой гадостью стоит конкретный маг, дух или человек.

    Плюс, это дало возможность использовать почти неисчерпаемый источник вдохновения – шекспировские пьесы с их неистовыми страстями. В центре таких сюжетов, чаще всего, бывает противостояние двух родов (домов), но главная тяжесть борьбы достается не отцам, а детям.

    И этот базис из принципов фэнтези, космоса и Шекспира оказался настолько мощным, что позволил создавать эпопеи сравнимые с «Властелином колец» Толкина.
    По крайне мере, Фрэнк Герберт своей «Дюной» точно хотел бросить вызов оксфордскому профессору. Об этом свидетельствует, хотя бы, уровень проработки созданного мира. В приложениях приводится история всех правящих Домов, даны подробные справки об экологии Арракиса, религиозных течениях того времени, приведены карты местности, а также подробный глоссарий всех упоминаемых терминов. (Книгу лучше всего начинать читать именно с этих приложений).
    ***

    Дальше...

    Сюжет романа в чем-то следует классическим канонам. Есть Император с его мощной армией безжалостных сардаукаров, есть Ландсраад - объединение Великих Домов – высший орган законодательной власти Империи и есть Гильдия Космогации, владеющая монополией на космические перевозки. Все вместе они образуют «треножник власти», скрепленный Великим Договором. Хрупкое равновесие держится на жестких договоренностях (например, применение атомного оружия против населения карается уничтожением планеты) и пряности. Пряность или меланжа – разновидность наркотика, обладающего гериатрическими (предохраняющими от старения) свойствами и дающего дар прозрения будущего, без которого невозможна безопасная космонавигация. Но вся проблема заключается в том, что пряность не поддается синтетическому воспроизводству и, являясь побочным продуктом жизнедеятельности песчаных червей Арракиса, добывается только на этой планете.

    В сущности, из-за Арракиса все и началось. Передав ленное управление от Дома Харконненов к Дому Атрейдес, Император породил между ними непримиримую вражду.
    Харконнены, естественно, захотели вернуть себе планету, и с помощью предателя убили герцога Лето, но, сбежавшие в пустыню, сын с матерью возглавили живших там фрименов, устроив захватчикам полноформатный джихад.

    На самом деле, это краткое изложение сюжета мало что говорит о глубине романа, поднимающего извечную тему выбора. Что лучше - «до основания разрушить, а затем…», или встроиться в систему, в надежде ее реформирования изнутри. Паулю (Полу) Атрейдесу пришлось метаться между этими двумя крайностями на протяжении всего текста. И не столь важен конечный результат, занявший всего пару страничек в конце романа, главным оказался сам процесс выбора.

    Печально только то, что Герберт не остановился на достигнутом. Все-таки, хороший сюжет, как и творец, должен вовремя умереть, а не тиражироваться в десятке книг, составляющих «Вселенную Дюны» (и это еще не все романы).

    Вердикт: несомненный «первоисточник», в значительной степени повлиявший на развитие фантастики. Обязательное чтение.

    P.S. Для определения качества перевода достаточно раскрыть первую страницу книги. Если в третьем абзаце наткнетесь на: «Ночь в замке Каладан была жаркой, но груда камней, служившая домом уже двадцати шести поколениям семьи Атридесов…» (или в другом варианте «груда камней» заменена на «пилон»), то бегите от нее. В оригинале это звучит следующим образом: «Над замком Каладан стояла теплая ночь, но из древних каменных стен, двадцать шесть поколений служивших роду Атрейдесов, как всегда перед сменой погоды, выступил тонкий, прохладный налет влаги».

    Читать полностью