Читать бесплатно книгу «Утятинская торговка» Евгении Черноусовой полностью онлайн — MyBook
cover

УТЯТИН – УСПЕНСК, НАШИ ДНИ.

Ираида Семеновна проснулась в плохом настроении. Вспомнив, что в зале ночуют Томка со Славкой, чуть не застонала. Полгода не прошло, как она влезла в большие кредиты, чтобы погасить долги племянника, и вот Томка на голубом глазу заявляет, что вынуждена продать квартиру и переселиться к ней. А этот без малого сорокалетний лось сидит со скучающей рожей, на которой написано: никуда ты, тетка, не денешься, заплатишь. И заплатила бы, но нечем. В последнее время торговля идет хуже. Ей одной бы хватило, даже Томке бы подбрасывала, но Славкины карты съедят любой доход.

Ираида Семеновна, прихрамывая, направилась на кухню. Заглянула в холодильник: так, супа на два дня, печенка… Да тьфу на них, если они сюда навеки прибыли, пусть сами думают, чем прокормиться. Прихлебывая чай, глядела в окно и вспоминала маленького Славика, как мама стирала в корыте, а ему наливала воды в маленький тазик, и он старательно намыливал свой носовой платок. С досадой смахнув слезу, она сказала себе: а это, пожалуй, единственный случай, когда он при ней что-то делал. Вымахал вон какой. И все учился. В школе – через пень-колоду, пришлось после девятого класса отдать его в ПТУ – там учился более-менее, потом в техникуме. Поступил на работу – через неделю уволился: тяжело. Его, специалиста, заставляют неквалифицированным трудом заниматься. Мать его пристраивала, а он уходил: опять не то. А Томка всегда вставала на его сторону. Потом вдруг заявляет: буду получать высшее образование. Ираида была не против, и исправно платила за обучение, которое растянулось на семь лет. Кроме обучения и ежемесячного вспоможения, приходилось постоянно подбрасывать на взятки преподавателям, на разные покупки, да просто на возврат долгов. Думала: получит диплом, отдохну. Где там! Томка устроила его на какую-то непыльную, но и не денежную службу с этим его сомнительным эколого-правовым институтом, у которого вскоре отобрали лицензию. А потребности мальчика все росли. Сначала игровые автоматы, потом казино. Теперь и казино запрещены, а он все равно играет и проигрывает. Последний раз выкупила его до того избитого, что, казалось, не выживет. А он опять проигрался, и, кажется, еще серьезнее.

На рынок она пришла темнее тучи. Васильевы торговли еще не начинали. В их секции стояла Таиска со шваброй и взахлеб рассказывала какую-то утятинскую новость. Слушали ее не только Гена с расцарапанным лицом и Катя с подбитым глазом, но и продавцы с ближних торговых мест.

– Таисия, прекращай треп, – зло сказала Ираида.

– Ир, ты послушай, – Таисия пыталась вовлечь ее в разговор. – Знаешь Поповых из Ветошников?

– Тайка, если через пять минут ты не приберешься и не уберешься…

– Все, все… К тебе что, сестра приехала?

– Отсчет пошел!

Слушатели разошлись. Васильевы стали шустро распаковывать клетчатые сумки и развешивать товар по стенам. Когда Таисия перешла в следующую секцию, Ираида кинула Гене ключи и сказала:

– Я уезжаю в Москву за товаром, а ты после работы явишься ко мне на квартиру и будешь изображать моего хахаля. Будешь ходить в семейных трусах, чесать пузо и есть суп прямо из кастрюли. Можешь сестричку Томочку за попку ущипнуть.

У Катьки глаза загорелись:

– А я? Ираида Семеновна, можно я приду ему морду бить, вроде из ревности?

Ираида вздохнула и ответила:

– Катя, моя сестра дура, но не идиотка. Она поверит, что у меня тридцатипятилетний любовник, но несчастливая соперница в возрасте внучки, да такая красотка, хоть и с подбитым глазом – это уже перехлест. Сиди дома, лечи боевые раны.

Стоявший в проходе Коля Тарасов, к которому в секцию перешла Таиска со шваброй, по-свойски вмешался в разговор:

– Ир, а ведь скандал-то не повредит.

Ираида сгоряча хотела Колю обругать, да раздумала: коллега дело говорил. Что делать, у них в павильоне – как в коммуналке: все всё знают.

– А о чем?

– О главном.

– То есть?

– Да о деньгах, ясен пень.

Да, Коля попал в точку. Ведь сестрица с племянничком до сих пор считают, что у Ираиды денег не меряно. И никакие кредитные договоры их не убедят. А вот если в дом придут из коллекторского агентства…

– Да, неплохо было бы прислать к ним каких-нибудь мальчиков бандитского вида…

– Ира, сделаю. Только участкового бы предупредить.

– Уже. Я ему сказала, что в мое отсутствие все может быть. И про Генку сказала.

– А мне как себя вести с рэкетирами? – вмешался Гена. – Храбро защищаться или труса праздновать?

– Ничего делать не будешь. Местные бандиты знают, что с тебя взять нечего. А тут родственники явились, с них и попробуют стрясти долги, – ответил Коля.

– Только, Коля, не пережми. Томка хоть и моложе меня, но все-таки уже пенсионерка. Не дай бог, сердце… Да, а Славку пугать бесполезно: он столько раз бит, что счет потерян.

– Бить их никто не будет. Просто попугаем и дадим понять, что ты настолько в долгах запуталась, что взять с тебя нечего.

– Ох, Коля, ведь так оно и есть…

Из Колиной секции высунулась Таиска, у которой всегда ушки на макушке:

– Ира, сразу скажи им, что разбить не жалко.

– Еще чего… А вообще-то там в зале у входа на тумбочке ваза такая здоровенная. Терпеть ее ненавижу!

Дурацкое выражение случайно сорвалось с языка. Им маленький Славка смешил когда-то Ираиду Семеновну.

Катька в восторге следила за разговором:

– А вот еще что-нибудь забрать, Ир Семённа! Они потом вернут! Ну, что-то ценное в счет погашения долга!

– Дело говоришь, Катерина, – сказал основательный Коля. – Давай я запишу. Значит, так: вазу разбить. Теперь дальше. Что забираем?

– В спальне в туалетном столике – шкатулка с бранзулетками. В основном, бижутерия, но есть и ценное. Серьги такие массивные старинные… подарок покойного мужа. Еще одни серьги золотые с голубыми камешками. Цепочка золотая. Всё. Остальное – дешевка.

– Из техники?

– Да, ноутбук. Он тоже в спальне, на комоде. Телевизор массивный, тащить не захочешь. DVD можно взять. И больше нечего. Надо же, всю жизнь торгую, ни хрена не нажила.

– Ир Семенна, шубу!

– Молодец, Катюха. Шубу и плащ кожаный. Он очень дорогой. Так что поаккуратней. Там на шкафу чемодан, в него и сложите.

– Теперь так. Какому банку должна?

– «Актуальный платеж».

– Ты чё? Посерьезней банка не нашла?

– Время, Коля. Славка у кредитора в подвале сидел.

– Ну, ясно. А поручитель кто?

– Ну, кого бы я стала за собой в долговую яму тащить? Без залога и поручительства.

– А вот это хорошо. Так и скажем: в случае смерти заемщика все стрелки переведем на наследника. Да, Ира, телефон отключи.

– Это еще зачем?

– Во-первых, чтобы тебе на жалость не давили. А во-вторых, я скажу, что ты, похоже, в бега подалась. А зачем нам заемщика искать, когда наследники – вот они?

– А… да ладно, звонить некому. Все, ребята, Серега подъехал. Аккуратней, бога ради.

Коля вышел из павильона вслед за ней и придержал за рукав:

– Ир, ты это… денег хватит на товар?

– Я с весны в кредит беру. Поэтому и доходы никакие.

– Ну, а за прошлую партию?

– Так еду же. Значит, набрала.

– Ты это… я много не могу, Машка заметит. Но десяточку возьми. Возьми, Ира! Ты меня столько раз выручала. Отдашь, когда разбогатеешь. – Сунул ей в руки две бумажки и нырнул в дверь.

Ираида Семеновна хлопнула дверью: «Поехали!» Дрогой два раза украдкой размазывала пальцами слезинки по щеке, чтобы шофер не заметил.

На базу прибыли поздно. Скинув в «Газели» плащ, металась по складам, подсчитывая, обмениваясь, расплачиваясь, отшучиваясь, отругиваясь. Сдала сумки с товаром в камеру хранения, отпустила Серегу к родственникам на ночевку. Он предлагал довезти до гостиницы, но она отказалась: дворами дойти быстрее, чем по светофорам кружить. К вечеру похолодало. Застегнув плащ под горло и повязав шейный платок на голову, побрела по узкому проезду между складами. Вроде бы, все удалось: и бракованный спортивный костюм обменяли без звука, и блузки смогла выцыганить не весь размерный ряд, а только самые ходовые, большие. Мимо проезжала легковушка. Ираида посторонилась, чтобы не обрызгали. Под ногами что-то хрустнуло, и она с размаху шлепнулась на коленки. Машина проехала. А Ираида по-прежнему стояла на четвереньках и плакала. Не только о больной коленке, но и обо всех сегодняшних неприятностях, обо всей своей жизни безденежной, собачьей.

Сзади кто-то подошел и тоненьким голосом стал причитать по-арабски. Потом взял ее под мышки и рывком поднял. Ираида стояла согнувшись, утирая слезы грязной рукой. Платок сполз на затылок. Переступила ногой, правая туфля оказалась без каблука. Это стало последней каплей. Ираида заплакала в голос.

Голос араба зазвучал успокаивающе. Продолжая придерживать ее сзади за талию, невидимый помощник повернул ее на тропинку между двумя складами. Хромая по узкой щели между стенами, она подумала: куда он ее ведет? Но было ей все равно.

Неожиданно они вынырнули на широкую площадку, окруженную складами и магазинчиками. Это был северный въезд на базу. Там, за воротами, помнится, остановка автобусов и троллейбусов. Но спутник подтолкнул ее к двери, над которой висела вывеска «Ремонт обуви». Ираида поднялась на две ступеньки и переступила порог. Сидевший на низенькой табуреточке с ботинком в руке смазливый усатенький мальчонка ошарашено глядел на нее.

– Да, видок у меня, наверное, еще тот, – вырвалось у нее.

– Ничего, ничего, – довольно чисто заговорил по-русски ее спутник. – Сейчас умоешься. Фадил, помоги.

Вслед за усатым Фадилом Ираида зашла за перегородку и, сняв с себя грязный плащ, очутилась в чуланчике, где смогла, наконец, умыться. Выйдя из чуланчика, увидела у порога домашние туфли с загнутыми носами. Надев их, вернулась в мастерскую и увидела, что плащ уже замыт и пристроен на прилавке, и к нему придвинут масляный радиатор, туфли вытерты и стоят на столе, а каблук вертит в руках Фадил. А на другом столе кипит никелированный электрический чайник (таких уж много лет не выпускают!), выложен лаваш, сыр, финики, еще что-то. Пожилой араб сидит за столом и говорит:

– Покушайте с нами.

– Спасибо. Меня зовут Ираида.

– Я Салим. А это мой внук Фадил.

Ираида села за стол и отломила лаваш. И сама вздрогнула, когда пробормотала по-арабски благословение трапезе. Кажется, это по-русски будет «Во имя аллаха милостивого и милосердного»? Салим разразился длинной фразой. Она ответила:

– Нет, языка не знаю. Но когда-то я гостила в Эль-Бахиже.

– Эль-Бахижа! Там живет мой зять, отец Фадила! Где же вы жили там? Быть может, на одной улице с нашими родственниками?

– Это было… почти 40 лет назад это было. Едва ли я была знакома с вашими родственницами. А с родственниками, сами понимаете, и видеться не могла.

– Да, многое изменилось с тех пор. Теперь другие нравы. У кого вы гостили, уважаемая Ираида?

– У моей подруги Захиры, жены Ахмада аль-Фадла.

Салим всплеснул руками:

– Наш Тарик уже двадцать лет служит в этом доме!

– Рада, что у нас общие знакомые. Я с тех пор потеряла связь с Захирой и не знаю о ней ничего. Как она поживает?

– Месяца не прошло, как у вашей подруги случилось большое горе.

– Что такое?

– Уважаемая Захира овдовела.

Ничего себе, горе! Да Заечка, должно быть, счастлива! Это надо же, чуть ли не полвека прожить с этим негодяем! А я-то как счастлива! И я наконец настоящая вдова! Ираида уткнулась в чашку, чтобы скрыть радостную улыбку. Какой день сегодня! Черт с ней, с коленкой! Жизнь удалась!

– Наверное, Ахмад занимал солидный пост в правительстве? Он ведь родственник вашего султана?

– Да, господин Ахмад аль-Фадл – брат отца правителя. Он был министром внутренних дел.

– Да, это работа по нему. (Что я несу!) Не будет ли назойливостью с моей стороны, если я передам через вас соболезнования госпоже Захире?

– Конечно. Тарик звонит нам каждую неделю. От кого передать?

– Имя – Ираида. Фамилии моей по мужу она все равно не знает. Если вспомнит, может позвонить по этому телефону. Скажите, а как вы оказались в России? У вас ведь богатая страна.

– Везде есть богатые и есть бедные. Мы не из богатых. Десять лет назад мы с женой уехали сюда к ее брату. У нас тогда было неспокойно. Но дочь с зятем остались. А теперь со мной Фадил. Он здесь на врача учится. И мне помогает.

Тем временем Фадил продолжал стучать молотком. И вот уже туфли починены. Несмотря на возражения Салима, Ираида щедро заплатила за ремонт, поблагодарила за угощение и помощь, натянула высохший теплый плащ и шагнула за порог. Фадил пошел провожать ее.

– Фадил, я знаю, что остановка прямо за воротами. Возвращайся в дом.

– Нет, раз дедушка велел, значит, я должен посадить вас в автобус. – Фадил говорил по-русски абсолютно чисто. Подойдя к остановке, где в это время уже не было ни души, он продолжил. – Я заметил, что вы не очень огорчились, узнав о смерти Ахмада. Значит, вы хорошо его знали.

– Это был негодяй,– вырвалось у Ираиды.

– Да, он был злодеем. Пусть шайтан возьмет его к себе за все его подлости. Я особенно рад его смерти, потому что отец собирался отдать за него мою сестру. Слава Аллаху, свадьба не состоялась, жених умер.

– Я рада за твою сестру. Каких мук она избежала!

– А ваша подруга тоже не очень добрая женщина, извините.

– Полвека с таким… шайтаном жить… ангел почернеет.

Подошел автобус.

– Я бываю здесь 1-2 раза в месяц. Увидимся, Фадил. Спасибо за помощь!

Войдя в гостиницу, она увидела несколько человек, сидящих в холле. Значит, мест нет. Света из Калуги сказала ей:

– Присаживайся, за мной будешь.

– А что, есть перспективы?

– Ночью автобус белорусов уезжает.

Ираида присела и машинально включила телефон. И тут же звонок, она аж подскочила. Номер незнакомый. Предупреждал же Коля! Однако ответила. Прозвучало протяжное:

– Ира-а-ида-а…

– Зайка!

– Как живё-о-шь?

– Небогато. Зато не замужем. Торгую, барахло из столицы вожу. Ты-то как полвека терпела?

– Что же, камень дё-о-шево продала?

– Какой камень?

– Улы-ы-ба-а-ешься?

– Зайка, ты о чем?

– О чем-то блестя-а-щем.

– Зайка, я ничего не понимаю… – растерянно сказала Ираида.

Пауза. Потом:

– Пра-авда?

– Зайка, ты меня в чем-то обвиняешь? Говори прямо.

– Говорю-у прямо. (Шепотом) Сабахнур.

Сабахнур. Это же любимый чёртов камень чёртова Ахмада.

– Ты что, считаешь, я его сперла?

– Я не счита-аю, я зна-аю.

– ?!

– Ира-а-ида-а, я же сама тебе его дала-а!

– Ты что?

– Ну-у, жираф с розовым ма-аслом…

– Зайка, ой… что ж ты ничего не сказала?!

– Я сказа-ала.

– Ты прямо сказала или намекнула? Я же в каком состоянии была! Я ничего не поняла!

– Так где он?

– Не знаю. Если найду, я верну тебе его!

– Не-ет … Продава-ай. Деньги пришлешь дочери.

У Ираиды вырвалось:

– У Саддама опять дочь?

– Молчи! Дочь Ахмада аль-Фадла вошла в почтенную семью.

Договорились о том, что Ираида продаст камень и пришлет дочери Захиры деньги через Салима.

– Он что, мафиози?

– Нет. Он знает, как деньги пересылать.

Деньги придется посылать частями, чтобы не было соблазна пересыльщикам. Стоит камень в десять раз больше. А может, и в сто. Но много не дадут, зная его криминальную историю. Если удастся, можно получить значительно больше. Но Захире для полного счастья требуется именно эта сумма.

– Зя-ать купит мне дом, и я буду жить одна-а. Одна-а!

Да, прожить полвека в таком дурдоме… Ираида читала, что теперь в арабских странах мужики покупают женам отдельные квартиры и посещают их по мере необходимости. Но Ахмад же у нас хранитель традиционных ценностей! Да и разбежались бы враз его жены при такой свободе. И подумать только, все это можно было прекратить еще в 60-х. Да нет, где бы в СССР можно было продать алмаз! Дура эта Захира!

Нужен ювелир. Если удастся выручить за камень побольше, можно будет выпутаться из долгов. А кто у нас ювелир? Придется ехать в Успенск.

Когда Ираида вышла из электрички, уже стемнело. «А адреса-то у меня нет!» Не беда: в Успенске живет Таня, дочь покойной соседки Милочки, внучатая племянница старухи Лиго. Набрала Татьяну. Голос не то больной, не то сонный.

– Борис Аркадьевич… нет, адреса я не знаю… Где-то в Южном…

– Таня, ты спала?

– Ой… да, я со сна никак не соображу…

– Извини.

– Ты что, Ира! Приезжай ко мне. Переночуешь, а завтра я адрес узнаю.

– Нет, Таня, мне сейчас надо.

– Примерно я знаю. Ты на вокзале? Переходишь через дорогу, там 2-й автобус. 4 остановки. Твоя – «Школа искусств». Увидишь магазин «Свет». Напротив – башня. За ней начинаются пятиэтажки. Вторая твоя. А вот подъезд и номер квартиры не скажу. Найдешь?

– Нужно найти. Пока!

– Ира, обязательно позвони. Я ждать буду.

Повезло, во дворе выгуливала мелкую собачонку дама в шикарном пальто. Глаза горели от любопытства, но расспрашивать не стала, указала подъезд, назвала номер квартиры. Кодовый замок. Незнакомый мужской голос:

– Кто?

– Родственница.

Голос издалека:

– Ида?

И пискнула дверь, открываясь. Зашла в ярко освещенный подъезд. Поднялась на площадку, где уже распахнул дверь незнакомый мужик. Пропустил ее вперед. В конце коридора стоял… у нее подломились ноги, и она шлепнулась на скамеечку над полкой с обувью.

– Ты что, Ида?

– Как стал на Аркадия Борисовича…

Бесплатно

4.07 
(75 оценок)

Читать книгу: «Утятинская торговка»

Установите приложение, чтобы читать эту книгу бесплатно

На этой странице вы можете прочитать онлайн книгу «Утятинская торговка», автора Евгении Черноусовой. Данная книга имеет возрастное ограничение 18+, относится к жанру «Современные детективы». Произведение затрагивает такие темы, как «приключенческие детективы», «женская судьба». Книга «Утятинская торговка» была написана в 2019 и издана в 2019 году. Приятного чтения!