«Держава и топор» читать онлайн книгу 📙 автора Евгения Анисимова на MyBook.ru
image
Держава и топор

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Премиум

4.25 
(4 оценки)

Держава и топор

321 печатная страница

2019 год

18+

По подписке
549 руб.

Доступ ко всем книгам и аудиокнигам от 1 месяца

Первые 14 дней бесплатно
Оцените книгу
О книге

Самодержавие и политический сыск – два исторических института, теснейшим образом связанные друг с другом. Смысл сыска состоял прежде всего в защите монарха и подавлении не только политической оппозиции, но и малейших сомнений подданных в правомерности действий верховной власти. Все самодержцы и самодержицы XVIII века были причастны к политическому сыску: заводили дела, участвовали в допросах, выносили приговоры. В книге рассмотрена система государственных (политических) преступлений, эволюция органов политического сыска и сыскная практика: донос, арест, допрос, следствие, пытки, вынесение приговора, казнь или ссылка. Читатель сможет понаблюдать, как в течение века XVIII века проявлялось самосознание русского общества, каковы были его чаяния и как на них откликалось государство, меняя уголовное законодательство.

Евгений Анисимов – доктор исторических наук, профессор и научный руководитель департамента истории НИУ Высшая школа экономики (Петербургский филиал), профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге, главный научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории РАН. Автор нескольких сотен научных публикаций.

читайте онлайн полную версию книги «Держава и топор» автора Евгений Анисимов на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Держава и топор» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация
Дата написания: 1 января 2019Объем: 577922
Год издания: 2019Дата поступления: 11 июня 2019
ISBN (EAN): 9785444810880
Правообладатель
562 книги

Поделиться

noctu

Оценил книгу

Я очень рада, что наконец-то дочитала эту книгу. Она вызвала у меня омерзение, страх, жалость и гамму других чувств из-за того, что там описано. С первой главы возникло ощущения беспросветной безнадеги и того, что от государственной машины и наказания никуда не скрыться. Око самодержавия следило за мелким человеком намного пристальнее, чем око Саурона. И ставкой в игре под названием жизнь в петровской России была голова.

Политические преступники - понятие отнюдь не новое, существующее уже много веков в разных странах. Русское самодержавие также активно прибегало к услугам политического сыска, а список того, за что человек мог поплатиться своей головой, исчисляется, по моим ощущениям после прочтения, в сотнях самых разных вещей. Евгений Анисимов последовательно рассказывает о сфере политического сыска и обо всём, к этой сфере прилегающем, в России с Петра I до Екатерины II. И описанные вещи если не до конца заставляют седеть голову, то уж мурашки вызывают точно.

В 9 главах рассматриваются виды государственных преступлений, структура политического сыска, доносчики, вся процедура от ареста к приговору через расследования, допросы и пытки, виды казней и ссылок, основные места, куда колодников отправляли отбывать наказание, как их там содержали и какие послабления они могли получить. В качестве иллюстраций Анисимов приводит знаменитые и не очень процессы, выписки из допросов, воспоминаний и т.д.

При чтении ощущение ничтожности и мелкости жизни человека только усиливалось, так что сделанный Анисимовым вывод о том, что почва для политических преследований XX века была подготовлена еще при Петре и что вся сфера политического сыска оказала влияние на менталитет, очевиден донельзя. И хоть и возникает несколько гадливое чувство от главы про доносчиков, но, вместе с тем, у автора хорошо удалось показать, какой страх испытывали люди, боявшись наказания даже за неизвет - недонесение на кого-то. И этим страхом пронизывает и дальнейшую историю России.

"Держава и топор" - отличная историческая работа, но не для впечатлительных, пожалуй.

29 июня 2019
LiveLib

Поделиться

VladislavSeregin

Оценил книгу

Два месяца назад – 18 марта 2019 года – в России вступил в действие закон, который в прессе прозвали «законом об оскорблении власти». Теперь, если кто-то в интернетах напишет о том, что депутаты дэбилы, а глава государства некомпетентный засланец Госдепа, то им грозит штраф от 30 тыс. рублей в первый раз и до 300 тыс. руб. при повторной невоздержанности на язык и перо. К чему я это? Да, к тому, что одновременно из печати вышла книга замечательного русского историка Евгения Анисимова «Держава и топор», в которой он подробно разбирает становление и развитие политического сыска в Российской империи. Обыватели, а тем более облеченные властью, могут многое почерпнуть из книги. Конечно, сейчас не 18 век и не все способы навязывания любви власти к себе со стороны холопов-граждан сработают, но книга Анисимова настоящий кладезь идей и инструкций, а также картин будущего, что еще можно внедрить в современной России из арсенала нашего имперского прошлого.

В 18 веке государственные преступления понимались, прежде всего, как преступления против царя-государя, а только потом против собственно государства. Внедривший в отечественное право этот подход Петр Первый, конечно, разделял два вида госпреступлений:
1). Слова против государя, покушение на его жизнь, здоровье и власть;
2). Ущерб против казенного интереса (взятки, воровство госимущества и проч.).

Первыми преступлениями занималась Тайная канцелярия и лично государь. Вторые власть интересовали намного меньше. Каралось все: от анекдота про царя, до сомнений в его здоровье. Князя Волынского казнили за то, что на своем генеалогическом древе он изобразил двуглавого орла: сочли претензией на престол. Даже ругань в правительственных учреждениях рассматривалась как оскорбление государя. Неотъемлемая часть русской устной традиции – мат - в непосредственной близости от имени-отчества государя или его титула, также карался ссылкой. Даже незначительные физические действия – например, кукиш портрету самодержца – карались строго: до 8 лет каторги в Сибири. В общем, вы уже поняли, что времена сейчас вегетарианские. Пока еще.

Вот «советы» для усовершенствования закона «об оскорблении власти»:
- бросишь челобитную на имя царя оземь – будешь бит батогами;
- указ царский слушаешь, не снимая шапки, – будешь сечен плетьми;
- подавишь вошь рублем с изображением венценосной особы - будешь посажен в острог;
- откажешься поднять тост за здравие, или нальешь чарку не до краев, не выпьешь до дна – будешь сослан в Сибирь
- опечатаешься в имени или звании самодержца – будешь оштрафован.

И, конечно, нужно возродить институт доносительства. Знаменитое «слово и дело», по которому Тайная канцелярия и узнавала, что на самом деле жители России думали о самодержцах. Главное, не забыть компенсировать материально усилия по борьбе с подобными преступлениями и, как при Петре, отдавать до половины имущества провинившегося в качестве вознаграждения донесшим на него. И обязательно, вернуть наказание за не-доносительство. Слышал гадость про власть и не донес – будешь отвечать по всей строгости закона! И обязательно вернуть пытки, как изветчика (доносчика), так и того, на кого доносят. И транслировать их по федеральным каналам в передаче «Слово и дело». А допросы устраивать в эфире игры «Кто хочет стать миллионером?»

Но довольно стеба. Книга «Держава и топор» читается на одном дыхании и вызывает столько параллелей с современностью, что диву даешься, насколько она своевременна. Язык автора легок, эрудиция феноменальна, поэтому из книги почерпнешь столько интересных фактов про отечественную историю, что красочные сны обеспечены на несколько ближайших недель, а сюжет и драма «Игры престолов» покажутся жалкими потугами, незнающих русскую историю американцев.
Например:
1.Казнили мертвых: труп Милославского достали из семейной усыпальницы, секли, а потом разрубили на части;
2.Казнили кукол: в 1708 году такой участи подверглась кукла Иваны Мазепы;
3.Секли обычно на спинах людей, которые пришли смотреть на казнь, случайным образом выхватывая их из толпы.

А вот тюрьмы и ссылка в 18 веке были порой «свободнее», чем сейчас. Заключенным дозволялось гулять в кандалах на воле и собирать милостыню, членам их семей готовить для них и обстирывать их. Самые суровые условия были в монастырских тюрьмах, куда ссылали раскольников и самых упертых политических преступников. Наибольший ужас наводили Соловки с их земляными ямами. Вторым по суровости наказание была каторга, которую придумал все тот же Петр и активно использовал при строительстве крепостей, Санкт-Петербурга и каналов южнее Ладоги. Так что создателей ГУЛАГа, если и можно винить, то в том, что они сделали каторгу массовой, как и должно было произойти в эпоху индустриализации и внедрения массового производства.

Очень рекомендую книгу для всех тех, кто хочет понять нашу русскую душу, великую и широкую, и, одновременно, мелкую до ябедничества и холуйства. Покорную до холопства и вольную до бунта. Читайте и внемлете, что на земле нашей за 300 лет поменялось не так уж и многое, а страх перед государством никуда не делся.

19 мая 2019
LiveLib

Поделиться

закон 1905 года карал за государственные преступления, выражавшиеся в оскорблении государя посредством публичного показывания языка, кукиша, гримасы, «угрозы кулаком», а также в произнесении непристойных слов в адрес самодержца. За все это можно было получить до восьми лет каторги.
18 июня 2020

Поделиться

малейшие сомнения подданных в правомерности ее действий. Не исключаю, что развитие и разрастание корпуса государственных преступлений находятся в прямой зависимости от авторитета власти, точнее, от степени осознания ею своей уязвимости, от опасений самодержцев и их окружения потерять власть.
31 мая 2020

Поделиться

сыск был занят не столько реальными преступлениями, которые угрожали госбезопасности, сколько по преимуществу «борьбой с длинными языками». Если оценить в совокупности все, что говорили люди о власти и за что они потом (по доносам) оказались в колодничьей палате сыскного ведомства, то можно утверждать следующее. Во-первых, общественное сознание того времени кажется очень, по-современному говоря, политизированным. Ни одно важное политическое событие не проходило мимо внимания дворян, горожан, крестьян порой самых глухих деревень. Темы, которые живо обсуждали люди, извечны: плохая власть, недостойные властители, слухи и сплетни о происхождении, нравах и пороках властей предержащих. Во-вторых, люди в большинстве своем плохо относились к власти вообще и считали, что раньше было лучше. Корпус государственных преступлений, который в части «непристойных слов» раздувается до гигантских размеров, убеждает, что сыскные органы действовали в качестве грубой репрессивной силы для подавления всякой оппозиционности власти, искореняли в буквальном смысле каленым железом всякую критику действий власти, подавляли ма
31 мая 2020

Поделиться

Автор книги

Подборки с этой книгой