Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

А.....а

Добавить в мои книги
938 уже добавили
Оценка читателей
3.4
Написать рецензию
  • satal
    satal
    Оценка:
    115

    Это не «Голодные игры», хотя Гришковца тоже сегодня критиковать так же модно, как и читать.

    Мне будет тяжело утверждать, что книга эта представляет бог весть какую литературную ценность. Но все равно ее было интересно читать, приятно читать, весело и… полезно читать, что ли. Особенно для меня, - ведь она об Америке – стране, с которой я удивительнейшим образом оказался тесно переплетен и к которой равнодушным я уже не буду никогда.

    А вот Гришковец в Америке не был, и это делает его повесть ценной. Он собрал воедино знания об Америке, которые есть у каждого человека, независимо от места. Ведь знания, чувства, ожидания, переживания о США есть и у вас. Всех. Валом.

    У многих есть, а вернее – был, приятель Боря, смешной математик, который бы никогда не отважился на поиски лучшей жизни, но которого такая жизнь разыскала сама. Короче – приятель эмигрант.

    А у кого-то в садике на новогоднем утреннике был костюм ковбоя. Новоявленный ковбой даже не подозревал об Америке, а уже окунулся в нее с головой. Ведь какой ковбой без шляпы.

    «Волшебника Изумрудного города» любили все, кто любил в детстве читать. И Канзас любили, и все равно было, где он находится.

    О! А кто мог подумать, что красивый жук на бабушкином огороде окажется совсем не местным, а… колорадским?
    А американские горки, которые в самой Америке называют совсем не своими?

    Примеров американской культуры больше, чем мы даже осознаем. У вас в городе ведь есть Белый Дом? Кроме того, мы очень тесно связываем с США вообще очень многие здания – небоскребы – любимые жертвы кинокатастроф.

    У всех и каждого именно с Америкой связан набор самых пестрых мыслей, чувств и поступков. Супер-герои? Только там. Харлей? Да! Элвис? А как же! Бейсбол и серфинг? Оттуда. Фермер? Еще бы, причем только веселый, в клетчатой рубахе и новеньком испачканном, но не грязном комбинезоне.

    Из всей валютной палитры нас волнуют в основном доллары и курс в ближайшем обменнике. Так что украинец, даже из блока Натальи Витренко, и россиянин, даже из ЛДПР, вряд ли погнушается именно Американской мечтой.

    И конечно же Америка тревожит и злит. Тем, что сильная и беспардонная, наглая даже. Тем, что там можно все устроить, но туда нельзя. Тем, что не с Японией ассоциируются Хиросима и Нагасаки. А еще Америка злит тем, что очень сложно злиться на американца, когда, наконец, его встречаешь. А встретиться он, скорее всего, всем. Неважно, был ли ты в Америке.

    Читать полностью
  • petitechatte
    petitechatte
    Оценка:
    97

    Гришковец превзошел себя самого в банальности. Ну-ка, возьмите лист бумаги и запишите все, что у вас ассоциируется со словом Америка. Все, книгу можете не читать, вы и так уже знаете, о чем она.

  • Sullen
    Sullen
    Оценка:
    40

    Что вам привезти из Америки?

    Есть такой старый анекдот: "Евгений Гришковец позвонил в пиццерию что бы заказать пиццу и между делом наговорил свой новый спектакль". Шутка, все понимают, родилась не на пустом месте: у Гришковца с блеском получается из ничего создавать спектакли и писать книги, о которых потом читатель-зритель восхищённо говорит: "Ё-моё, да это ж про меня". Конечно, про тебя! Потому во всех нас сидит сентиментальный лирический герой автора, выросший в холодной и во многом непонятной стране.

    На этот раз профессиональный продавец автобиографии и ЖЖ решил поделиться с читателем своей Америкой: киношной, песенной, книжной, построенной на штампах и стереотипах массового сознания советского и постсоветского времени. От ковбойского костюма на утреннике Гришковец переходит к колорадскому жуку, затем к Белому дому, после - ...(можете продолжить сами, потому что набор стереотипов у всех примерно одинаков). В переходах от одного явления к другому он по привычке рассказывает какую-нибудь занимательную историю, будь то очкастый ботаник Борис, то дворовый раздолбай Геша. И так по накатанной...Забавна местами его политкорректность: вместо нормального слова "негр", которое до недавнего времени никому не считалось зазорным сказать, он употребляет "чернокожие люди".

    Пожалуй, самой интересной мыслью, выуженной у автора, показалось то, что "наша" Америка может сильно отличаться от реальной, и боязнь разочароваться в своём сложном образе этой страны есть непреодолимое препятствие поездки туда. Может быть, лучше жить со "своей" Америкой?

    Кто-то очень любит то, что делает Гришковец, кто-то ненавидит и говорит, что последняя книжка не "А...а", а "Х...я", считая его при этом певцом офисного планктона, - по крайней мере, равнодушных я не встречал. Мне он нравится! Просто надо понять, что писатель он никудышный, а вот рассказчик - замечательный, искренний и дружелюбный.

    Читать полностью
  • nad1204
    nad1204
    Оценка:
    34

    Способность Гришковца из ничего сделать книгу давно известна. Видимо, были в предках у него акыны.
    Меня удивляет другое: зачем надо было писать о том, чего не видел и не знаешь?! Пастернака не читал, но осуждаю... Америку не видел, но говорят...
    Все эти мифы, стереотипы, домыслы и фантазии не то, чтобы скучны и неинтересны, но вот зачем?!
    Если вот в его "Реках" (которые тоже не являются, быть может, образцом Великой Литературы) я читала про свой Город Детства и мне было просто тепло и хорошо от воспоминаний, то какая цель в этой книге?
    Хочу в Америку?! Не хочу в Америку?!
    Колорадский жук, Элли из Канзаса, американские горки... Сборная солянка какая-то!
    Читалось легко, местами даже улыбнуло, но впечатления особого не произвело. Не шедевр.

    Читать полностью
  • Emeraude
    Emeraude
    Оценка:
    23

    Помнится мне раньше на канале СТС были пятиминутки Гришковца, где он нес вот такую же чепуху, состоящую из воспоминаний прошлого, до сих пор помню опус про малиновое варенье, которое намного вкуснее есть, когда ты здоров, а в тебя его пихают во время болезни(опа, новая книга Гришковца готова, остается только добавить пару глав про то, как это варенье варилось и закатывалось в банки). Таким макаром автор мог бы написать еще 200 книг(тем более они у него крохотулечки), состоящие из его опыта жизни в СССР и отношения ко всему этому. Категорическое нет дальнейшему чтению!