Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
93 печ. страниц
2019 год
18+

Братья и Сёстры
Евгений Черносвитов
Марина Черносвитова

Редактор Екатерина Александровна Самойлова

Дизайнер обложки Екатерина Александровна Самойлова

© Евгений Черносвитов, 2019

© Марина Черносвитова, 2019

© Екатерина Александровна Самойлова, дизайн обложки, 2019

ISBN 978-5-0050-4022-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Несколько слов от консультанта

Авторы на наш взгляд применили в книге прием, ловкий и раскрывающий наиболее полно великое произведение «Гамлет, принц датский». Прием, благодаря которому не просто показывается собственное видение авторов вечной трагедии. К примеру, как некоего архетипа жизни человека. А с весьма неожиданной стороны: со взгляда на принца Гамлета (и не только на него), как нашего современника! Этот прием авторы умело позаимствовал у самого Шекспира. Он всех главных героев трагедии показывает весьма условно: принца Гамлета, Офелию, Призрака, Клавдия, Лаэрта, Розенкранца и Гильденстерна и даже могильщиков. Этот прием можно обозначить, как «слова, слова, слов…», дающие простор для любой мысли. To put in the word, – английская поговорка, точно оспаривается Шекспиром в «Гамлете…». Есть некие «голые» формы словословия: обыденная речь (например, между принцем Гамлетом и его «друзьями» Розенкранцем и Гильденстерном); явный «бред» (бред на яву), во многих разговорах принца, когда он имитирует сумасшествие; «прибаутки и песенки», действительно сошедшей с ума Офелии, как прелюдия к самоубийству. И даже два знаменитых монолога принца — «Быть или не быть?» и «Бедняга Иорик!»

Если быть внимательным в прочтении «Гамлета, принца датского», то очень скоро начинаешь понимать, что данный ключ внесен в трагедию Призраком и подхвачен актерами, которых пригласил принц Гамлет.

Этот шекспировский прием для зашифровки на все века смысла истинной трагедии человеческого бытия. «Гамлет, принц датский», вызывает у нас ассоциации с русским…, нет точного слова (sic!): в сказке ложь, да в ней намек, добрым молодцам урок!

Авторы, которые увидели в принце Гамлете нашего современника, вероятно, также руководствовались не констатацией фактов, и не психоанализом, который должен бы привести читателя к катарсису (кстати, наше мнение, что катарсис – изжитая форма самосознания для нашего современника). Авторы хотят преподнести читателю урок! Но и здесь, нужно оговориться: как понимать современное слово «урок». Это – не нравственный пример или упрек… Нравственным примером, да еще из Шекспира, нашего современника не прошибешь! Авторы это хорошо понимают! «Урок», как нам кажется, для авторов сродни «урокам» из «Очерков бурсы» Николая Герасимовича Помяловского. Розги! Или как у Василия Макаровича Шукшина – «медвытрезвитель»: а по утру они проснулись! Вдруг! Вот «катарсис» для нашего современника!..

Авторы много не берут на себя! Поэтому эта книга о наших современниках, хотя и заимствует у Шекспира девиз: hic et ubique, но – говорит, и не заговаривается! Во-первых, вместо «Предисловия», авторы предпосылают опусы известного поэта Анатоля Яни (специально написанные для этой книги), превосходного переводчика сонет Шекспира. А, во-вторых, сравнивают восприятие «Гамлет, принц датский»,.. с восприятием квадратов Казимира Севериновича Малевича.

Но, если авторы не правы и, с точки зрения кого- то — «много на себя берут» то, этот некто — пусть… выйдет и первым бросит камень! И попадет в Шекспира!

P.S. Напомним, что Лев Николаевич Толстой имел внутренние основания считать, что сам Шекспир много на себя берет… (читай ниже)

Профессор Владимир Николаевич Прокудин.

Принц Гамлет

Вместо «Предисловия»

Опусы Анатолия Яни, советского, украинского поэта, посвященные Гамлету, принцу датскому

 
Опус 1.
«Мне часто видится сквозь шум и гам лет,
Как с черепом ведёт беседу Гамлет.
Шекспира драма рвёт сердца на части.
Описывал поэт не пыль, а пыл.
«Пылинка зла уничтожает счастье», —
Сказал нам Гамлет. Он поэтом был».
 
 
Опус 2.
«…Какие сделать мне наброски?
Шекспир внушает уважение,
Как Пушкин, Гоголь и Островский.
 
 
Какие строки грубо ль, ласково
Улечься смогут на бумагу?
Что написать про принца датского?
О нём припомнить, может, сагу?
 
 
Я в детстве видел в виде витязя
Героя этого, как брата.
Мсти, милый Гамлет, за обиды все,
Нам причинённые когда-то!
 
 
Я пью за принца. Рюмка налита.
Пусть к счастью нас ведёт дорога!
Могу ли не любить я Гамлета —
Шута, безумца и пророка?
 
 
Он смотрит прямо в душу с оттиска,
В нём дивной харизмы есть призма.
Он чужд натуре донкихотовской,
Носитель зла и эгоизма.
 
 
Чем смог привлечь нас принц, сражавшийся
За что? За жизнь? За смерть ли нашу?
Тем, что, безумцем притворявшийся,
Мстил за убитого папашу?
 
 
Я отношусь к нему, как к призраку,
Что надо мной парит эклогой.
Как будто бы гороха пригоршню,
Рассыпал Гамлет монолог свой.
 
 
Пластичен Гамлет, как адажио.
Всё вывернуть смог наизнанку.
Откинув плащ свой, он поглаживал
Округлых мышц своих чеканку.
 
 
Как Гамлет, выйду ли на сцену я?
Портрет его пусть пишет Муза!
Масштаб раздумий – вся Вселенная.
Напомнил Гамлет Иисуса.
 
 
От мести Гамлет не откажется —
Болеет принц мой мести оспой.
Но к принцу этому, мне кажется,
Могу я обратиться с просьбой.
 
 
Из авторучки что мне выдавить
О том, кто с черепом беседует?
Какую рыбку-слово выловить?
О чём же написать мне следует?
 
 
О том, что разразится мести гром?
Смогу ль из мозга мысли вынуть?..»
 
Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
254 000 книг 
и 49 000 аудиокниг