Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из Дышать больно

Читайте в приложениях:
65 уже добавило
Оценка читателей
4.33
  • По популярности
  • По новизне
  • Это текст как реквием по ней, так рано умершей, словно мне в наказание, словно мне в благословение.
    Это текст о том, что стоит за моей третьей татуировкой. Татуировкой лилий. Это текст о том, почему я отвечаю, что ненавижу эти цветы.
    Это случилось именно так, как я все и описала, неверно расставлены только некоторые запятые, да и точки не на тех местах, точки вместо многоточий; неверны и мы сами.
    Мы были вместе ровно год, двенадцать месяцев, поэтому и повествование разбито на эти самые двенадцать кровавых месяцев. Самое тяжелое время, самое темное. От него я не могу отойти до сих пор. И что-то мне подсказывает, что вряд ли смогу.
    С того самого дня, четвертого мая девятого года, прошло уже семь лет, но каждый раз, стоит мне только спуститься в метро, я понимаю, что и не было никаких семи лет, что все было буквально вчера, что все эти года прошли мимо меня, что жизнь для меня остановилась в тот самый миг, когда моей подруги не стало.
    Все началось в мае, и в мае же закончилось…
    Я всегда плохо переносила зиму, и она это знала. Моей мечтой с детства было переехать в какую-нибудь страну, где будет ровный климат круглый год. Я даже нашла пару таких стран…
    Но спустя семь лет после того, как ее не стало, я все еще в Питере. Все эти годы я училась обходиться без нее и, кажется, даже привыкла к ее тотальному
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Утро пятого мая я встретила, смотря на нее и держа в руках горячую кружку кофе. Она еще спала, она была такой счастливой во сне, какой я уже никогда не буду, ведь она рядом с любимой, со мной, для меня она была просто подругой, моей единственной подругой, с которой я могла жить, растить детей, цветы, читать по ночам книги, танцевать танго, пить утренний кофе, опаздывать на работу из-за нее, тормошить ее волосы, чмокать в нос, обнимать под дождем, гулять рука об руку по улицам любого города мира, заблудиться в лесу, покорять вершины гор, расплетать лианы в непроходимых джунглях, отбиваться от хулиганов, слушать музыку, когда на город опускается ночь, дожить до старости в мире и согласии, во всем помогая друг другу – до старости дожить не грозит ни мне, ни ей, – но одного я не могла – это любить ее, как свою единственную женщину. И она это знала.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • одиночества мне не сбежать, от него не улететь на самолете ни Санья-
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • е фотографии долгое время стояли у меня на рабочем столе компьютера и смартфона. Я даже в одиннадцатом году, июнь, Китай, заказала ее портрет у одного уличного китайского художника. Ее портрет был у меня ровно год: в двенадцатом, июль, в очередной истерике я разорвала его на мелкие кусочки. Сейчас, четыре года спустя, порой я жалею об этом. Как и о многом другом.
    Она – это табу. Цветы – это табу. Лилии – это пожизненное табу. Как я не говорю о моей тату в виде лилии на правой лодыжке. Как не говорила о ее фотографиях, что заполонили мои гаджеты. Как не говорю о ней… Ни разу. Никогда… Никому…
    Память о ней, которая все кровоточит и кровоточит незаживающими ранами, – вот, что осталось после нее.
    После нее не осталось ничего…
    …Первое октября восьмого года, среда, раннее утро, первый день учебы, точнее
    В мои цитаты Удалить из цитат