Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
71 печ. страниц
2020 год
18+

Жизнь за вычетом тебя
Эрика ДОН

© Эрика ДОН, 2020

ISBN 978-5-4498-6695-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

– 1 —

– Я очень рад видеть вас всех в нашем доме, родные мои, – отец был как всегда очень красноречив. – Вы все знаете, что этот замечательный день – не только День Рождения нашего любимого Кристофера, хотя это событие, бесспорно, является определяющей причиной нашей встречи. Этот день стал Днем нашего семейного Ангела-хранителя, который ровно двадцать три года назад не позволил погибнуть нашей семье. И мы все очень благодарны ему за эту милость! – он поднял бокал, и мы все присоединились к его тосту, наполнив старый дом звоном хрусталя. Я посмотрел на маму. В свои пятьдесят восемь лет она по-прежнему была красавицей, а ее большие серые глаза, после слов отца, наполнились слезами…. Так было каждый год. Мать говорила, что плачет от счастья, и мне хотелось в это верить.

За столом снова зазвучал смех Евы, громко защебетал маленький Томми, а мне почему-то стало грустно. Я вдруг ощутил всю ту боль, весь тот ужас и страх, которые испытала моя мать, когда двадцать три года тому назад узнала об аварии на шоссе….

…Стоял жаркий июньский день 1976 года. Отец посадил в машину меня и Уэсли, оставив крошечную Еву с няней, и мы поехали в больницу к маме. Вот-вот у нас должен был появиться маленький братик. Мы ехали быстро, отцу очень хотелось быть рядом с женой в этот ответственный момент. Мы с Уэсли о чем-то спорили, кажется, о футболе, папа что-то насвистывал. И тут со встречной полосы съехала машина. Я помню, как отец вывернул руль, потом сильный удар…. Врачи называли это настоящим чудом – при таком страшном столкновении пострадала только рука отца и два его ребра, мы же с братом отделались испугом и синяками. Бедная мама, не удивительно, что каждый год, в день рождения Криса, ее глаза наполняются слезами.

Она поймала мой внимательный взгляд и улыбнулась:

– Все в порядке, Алекс, – у нее был удивительно мягкий голос, – Ты совсем ничего не ешь. Мы что с Евой зря столько всего наготовили?

– Алекс, – повернулась сестра. – Тебе не нравится ужин?

– Все просто волшебно, – ответил я. – В кулинарном искусстве вам, милые мои, просто нет равных.

– Чего не скажешь о твоей жене, – съехидничала Ева. Ванесса никогда ей не нравилась, это было хорошо известно не только мне.

– Ну, предположим, она ему не жена, – вмешалась мама.

– Да ладно, мам, – улыбнулся я, – Ванесса действительно не умеет готовить.

– Да, Алекс, а почему она не приехала? – спросил отец. – Я думал, что она будет с нами в такой день.

– У нее какое-то безумно важное интервью, – ответил я и подумал, что у Ванессы любое интервью куда важнее совместной поездки к моим родителям.

– Вы зря пристаете к брату, – вмешался Кристофер. – Ванесса очень красивая и очень умная девушка. Не удивительно, что она хочет сделать себе карьеру. Я читал ее репортажи и интервью – очень живо и интересно.

– Спасибо, Крис, – я поднял бокал. – Твое здоровье, малыш!

– С днем рождения, братишка! – поддержал меня Уэсли и тоже поднял бокал, который в его огромной руке выглядел почти рюмочкой.

– С Днем рождения! – запищал Томми и тоже поднял стакан с соком.

Мы выпили за моего младшего брата, потом за родителей. Мне было так хорошо, так тепло и комфортно среди этих бесконечно дорогих мне людей. Вот уже восемь лет я живу в другом городе, приезжая сюда только по праздникам, но по-настоящему счастливым я чувствую себя только здесь. Мама рассказывала, как отец сражался с ней за право купить этот дом. Мама была категорически против. Это было двадцать пять лет назад. Тогда в семье было только двое детей – я и Уэсли. Отец работал простым служащим в страховом агентстве, но мечтал иметь большую семью и большой дом. Чтобы воплотить свою мечту в реальность, он стал работать по пятнадцать часов в сутки, без выходных. И мама, наконец, сдалась. Мы с братом очень быстро освоились в новом доме, а вскоре родилась Ева. Отец давно хотел дочку, и его радости не было предела! Мне было уже одиннадцать, и я хорошо помню, что он радовался, как ребенок. Кристофер не был столь долгожданным, скорее он был сюрпризом для родителей, мама еще долго называла его подарком, а мы с Уэсли при этом заговорщицки переглядывались и смеялись. Зато теперь Крис стал гордостью отца. Форма летчика удивительно шла ему. За последние пару лет парень окреп, возмужал. Он, конечно, не стал таким огромным, как Уэсли, но меня практически догнал.

– А теперь предлагаю выпить за здоровье моего единственного внука! – отец поднял очередной бокал.

– За меня! – обрадовался Томми и чуть не залез на стол от важности.

– Сиди же ты спокойно, сын, – Уэсли сгреб его своей большой рукой и усадил к себе на колено.

– Расти здоровеньким, малыш! – сказала мама.

– И счастливым! – добавила Ева и, наклонившись, поцеловала мальчика в черную кудрявую голову.

– И давайте выпьем за женщину, которая нам его подарила, – сказал Уэсли.

Все выпили, и мама сразу переключила разговор на обсуждение нового проекта реставрации здания местного музея. Так тоже было всегда. Тема матери мальчика была в этом доме закрытой. А история появления Томми на самом деле была отнюдь небезынтересной. Уэсли, как профессиональный баскетболист, игрок знаменитой команды НБА «Чикаго Булз», очень много колесил по стране, на чемпионате в 1995-м он познакомился с девушкой. Она была из группы поддержки «буйволов», которая следовала за своей любимой командой по всей стране. В том году они выиграли турнир, после чего было веселое празднование победы, девушка буквально соблазнила Уэсли. Хотя мне кажется, он не очень-то и сопротивлялся. Но больше они не виделись, брат даже не помнил ее имени…. А через девять месяцев нам позвонили из родильного отделения одной из муниципальных больниц и сообщили, что мать оставила ребенка, написав отказ от него в пользу отца – Уэсли Бранда. Помню, как растерялся наш отец, т. к. Уэсли был на очередных играх. Мама позвонила мне, а когда я приехал, малыш уже был в нашем доме. Оказывается, мама и Ева забрали его. Отец был непреклонен и настоял на генетической экспертизе, которая и подтвердила отцовство Уэсли Бранда. Так в нашей большой семье появился малыш Томми, названный так в честь деда. Мальчик рос здоровым и смышленым, и вскоре все были буквально влюблены в это кудрявое чудо. Томми шел уже четвертый год, но его мать ни разу не обнаружила себя. Крис и Ева хотели попробовать разыскать девушку, но Уэсли строго запретил им делать это. Он заявил, что сыну не нужна мать, которая вот так запросто отказалась от него. А я подумал вот о чем: а вдруг у матери Томми просто не было средств, чтобы растить малыша? Она знала, что Уэсли – мужик добрый, порядочный, неженатый, хорошо обеспеченный, детей у него еще нет. Может быть, передача сына в его руки – это не жест ветреной особы, а вынужденный, выстраданный факт? Я пробовал поговорить об этом с братом, но Уэсли попросил меня не развивать эту тему, и так как он умел быть очень убедительным, я сдался. По правде говоря, я не думаю, что малыш страдал без материнской ласки: мать и Ева буквально утопили его в своей заботе и любви. Мама вообще считала, что Уэсли просто нужно время, потом он найдет себе женщину, которая станет женой ему и мамой Томми. Но Уэсли не спешил с этим вопросом. Два года назад, после того, как Коби Брайан вышел играть за «Лейкерс» в возрасте 18-ти лет, Уэсли решил, что пора уходить из большого спорта. К тому же ему предложили хорошую работу, он тренировал мальчишек в спецшколе при Пенсильванском Университете и был поглощен любимым делом настолько, что ни на что другое у него просто не оставалось ни сил, ни времени.

Зазвонил телефон. Ева сняла трубку.

– Да. Спасибо. Конечно, он здесь, сейчас позову, – и она красноречиво подмигнула мне. – Это тебя.

Я подошел к аппарату и услышал голос Ванессы.

– Алекс?

– Да, он самый. Привет, соскучилась?

– Еще не успела, – ответила она. – А вот доктор Стивенс, по-моему, очень скучает.

– Что-то случилось? – заволновался я. Джек Стивенс был моим коллегой, и сегодня утром уехал в Мэдисон, чтобы провести несложную хирургическую операцию. Пациент был нетранспортабелен, и Джек выехал в местную клинику.

– Не знаю, он не может тебе дозвониться. Перезвони ему сам.

– Спасибо. Как твои дела?

– Нормально. Пока, Алекс, – и Ванесса дала отбой. Очевидно, с интервью что-то не заладилось, а она была человеком настроения. Я не стал размышлять над причинами ее поведения, достал мобильник и набрал номер Джека.

– Алекс? Здорово, что ты дозвонился!

– Что у тебя, Джек?

– Знаешь, сейчас положение стабилизировалось, но я боюсь осложнений. Очень хотелось бы, чтобы ты был рядом.

– Хорошо. Я сейчас выезжаю.

– Алекс, мне очень жаль, что отрываю тебя от семьи.

– Ладно тебе, чего ты оправдываешься?

– Ты не очень много выпил?

– Оперировать, конечно, не стал бы, – улыбнулся я.

– Спасибо, старик, я жду.

Я положил сотовый в карман и виновато посмотрел на мать. Она сразу все поняла и только вздохнула:

– Ну, надо – значит, надо.

Я подошел к ней, взял ее теплые руки и поднес к своему лицу:

– Я скоро приеду, мама, обещаю.

– Осторожнее в дороге, мой мальчик, уже совсем стемнело.

– Хорошо, не волнуйся.

– Алекс, ну что такое? Мы и так редко видимся! – Ева обвила руками мою шею. Я обнял ее за талию и притянул к себе:

– Прости, малышка, это в последний раз.

– Очень жаль, что уезжаешь, но служба – есть служба, – улыбнулся Крис. – Я повернулся к братишке и взял его за плечи:

– С днем рождения, орел! Смотри, в небе – не на земле! В аварии не ввязывайся, везет крайне редко!

– Зато на земле нет парашютов, – парировал он.

Я подошел к Уэсли, взял на руки племянника:

– Ну, давай прощаться, здоровяк!

– Давай! – кивнул Томми и хлопнул меня ладошкой по плечу.

Все засмеялись, а я протянул руку Уэсли:

– Рад был тебя видеть, мне так часто не хватает твоего крепкого плеча….

– Я всегда рядом, Алекс, – ответил брат и крепко пожал мою руку.

– Я провожу тебя, – отец направился к крыльцу. Я поцеловал маму и Еву, потом последовал за ним.

На улице было прохладно…. Ночь уже разбросала свой звездный ковер. Я вдохнул свежий воздух и направился к машине.

– Полнолуние, – сказал отец, когда я открыл дверцу. – Осторожнее на дороге, сынок.

– Не волнуйся за меня, папа. Выпил я мало.

– Главное, чтобы другие не выпили много. Не все в этом мире зависит от нас.

– Сегодня день нашего Ангела- хранителя, помнишь? – я улыбнулся. – Ничего со мной не будет.

– Тогда, с Богом, – отец хлопнул меня по спине. – Садись.

Я уже захлопнул дверцу, когда он наклонился к открытому окну и хитро улыбнулся:

– Я горжусь вами. Я самый счастливый отец на свете.

– Я рад. Но ты хотел сказать мне еще что-то?

– Точно. Сегодня Совет директоров компании утвердил меня на пост председателя правления.

– Серьезно? И ты молчал?!

– Ты первый, кому я сказал об этом из своих.

– Поздравляю тебя! Это же здорово!

– Спасибо! Я думаю, мы это отпразднуем на выходных, идет? Будет еще один повод собраться!

– Конечно, о чем разговор! Я обязательно буду.

– Вот это я и хотел услышать, – кивнул отец. – Удачи, Алекс. Счастливого пути!

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
256 000 книг 
и 50 000 аудиокниг