Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Бегство от свободы

Добавить в мои книги
450 уже добавили
Оценка читателей
4.19
Написать рецензию
  • bezkonechno
    bezkonechno
    Оценка:
    73
    «Не только люди создаются историей - история создается людьми.»

    Книга Эриха Фромма называется «Бегство от свободы». Как так, если всю свою сознательную жизнь человек стремится к ней? Выходит, что в книге психолог объясняет свою точку зрения, которая — учитывая образование и известность Фромма — должна быть вполне рациональной. Именно с целью узнать, откуда такие выводы, я и читала книгу. Начиная чтение я боялась — будет тяжелым, наполненным сплошь научной лексикой. Но нет. Книга написана приятным и понятным языком, хоть он более сдержан, чем язык художественной литературы, но все-таки интересно и просто. Посмотрев на название глав в содержании, не сразу понятно, какое отношение это имеет к свободе в принципе, и все же — имеет! Потрясающая аргументация практически не оставляет вопросов и отвечает на множество дополнительных. Мозаика сложилась. На тему свободы можно рассуждать бесконечно, но Эрих Фромм, пожалуй, написал один из самых фундаментальных трудов в этой области. Даже писать рецензию кажется затеей опрометчивой и не самой удачной, однако же, попробую, хотя любая рецензия на подобные книги — частица восприятия, маленькая частица, не охватывающая и трети всего сказанного автором, а тем более в должном качестве, поэтому пусть это будет рекомендацией к чтению.

    Я начала с восприятия свободы, как цели, к которой человек стремится, а не от которой убегает. Разумеется, есть разные случаи, частично этой темы я уже касалась в рецензии на "1984", поэтому самые крайние и очевидные не берем, тем более, что таких примеров очень много в самой книге. Фромм в исследовании проблем свободы прошел огромнейший, исторический я бы сказала, пласт пути, сквозь века, отследив скурпулезные психологические (и на только) поведенческие мелочи, восстановил достаточно прочные и убедительные причинно-следственные временные связи, пусть даже часто опираясь на мнения других людей. Затронуть Библию, каменный век, закончить проблемами современного человека — неописуемо!

    «Решающая трудность, стоящая перед нами,- это значительное отставание развития человеческих эмоций от умственного развития человека. Человеческий мозг живет в двадцатом веке; сердце большинства людей - все еще в каменном. Человек в большинстве случаев еще недостаточно созрел, чтобы быть независимым, разумным, объективным. Человек не в силах вынести, что он предоставлен собственным силам, что он должен сам придать смысл своей жизни, а не получить его от какой-то высшей силы, поэтому людям нужны идолы и мифы.»

    Едва ли не первым стремлением к свободе можно считать… библейский запретный плод, когда человек не устоял перед искушением. С точки зрения религии — это грех, с точки зрения психологии — первый своенравный поступок, шаг к свободе, шаг к переменам. Тогда человек впервые лишился почвы под ногами, пойдя на риск, за что до сих пор и расплачивается, если следовать религиозным канонам. Человеку, когда бы он не жил, очень важно чувствовать себя уверенно и безопасно. Я давно говорю о том, что люди живут от стабильности к стабильности. Переходной период "от стабильности к стабильности" самый тяжелый, потому как полон неопределенности. Пока жизнь идет в хотя бы относительно стабильном режиме (возьмем банальный пример: "учеба-дом-выходные"), человек спокоен. Как только стабильность нарушается, человек ищет другую стабильность. Схему жизни, которая подарит, если не размеренное спокойствие, то уверенность в завтрашнем дне, пусть похожем на вчерашний.

    Перерождение случается на стыке эпох, Фромм показывает, насколько тяжело жить именно в переходной период истории. Например, в средневековье человек опирался на собственную социальную роль, ведь тогда в основе любой человеческой судьбы лежала определенная иерархия, делившая всех на "высших" и "низших", и в общем людям было этого достаточно. Они не стремились выше, а были привязаны к своему быту, к стремлению быть достойным представителем. Это было их основой-основ и еще до определения человека индивидуумом, тогда он был частью коллектива. Это было его естественной обязанностью, что связано с так называемыми первичными узами.

    Дальше...

    С приходом капитализма формируются новые ценности и людям, живущим на стыке времен очень трудно привыкнуть к новой жизни, какие бы блага она не сулила в будущем. Теперь стирались столь четкие границы, в том числе и ролевые. Вобщем это был шанс достигнуть чего-то большего, возможно, открыть свое дело. Однако для людей, живущих тогда, ожидающих перемен к лучшему, капитализм стал ударом, ведь подменялись понятия, экономическая составляющая стала практически во главе всей системы развития личности, ведь надо было мгновенно переключиться, жить в новом мире, изменить цели, а это удается далеко не всем. В мире капитализма продуктивность стала главной моральной ценностью, к примеру, если до этого человек, производящий определенную продукцию имел четкие рамки, чего и сколько он должен изготовить, чтобы продать, то теперь все изменилось: нужно было перестраиваться. Фактически то, что для нас с вами данность, для них — это страх перед новой жизнью, потому что это — нововведение, которое еще не стало стабильностью, люди не научились так жить. Чтобы выжить с новыми порядками, нужно было становиться личностью, индивидуумом, окончательно отказавшись от первичных уз, человек должен был овладеть природой, стереть кастовые и религиозные различия, таким образом поставив себя на одну линейку с другими людьми, и учится чего-то достигать собственными силами, работая на себя. Представьте, каково было жить именно в период перемен? Это значит менять все самому. В корне менять. Невероятно трудно менять систему жизни, к которой привык, даже если в целом она поддается, потому что это глобальный вид, а внутри есть множество огромных трудностей, с которыми сталкивается индивид, даже личностных трудностей. Если ранее человеческая жизнь была подвласна абсолютно другим ценностям, то после так называемой индивидуализации — человек остается в одиночестве перед огромным миром, где нужно достигать ради собственных благ, и главное — появляется значимость личностной отвественности.

    «Для связи индивидуализированного человека с миром существует только один продуктивный путь: активная солидарность с другими людьми, спонтанная деятельность (любовь и труд), которые снова соединяют его с миром, но уже не первичными узами, а как свободного и независимого индивида.
    Однако если экономические, социальные и политические условия, от которых зависит весь процесс индивидуализации человека, не могут стать основой для такой позитивной реализации личности, но в то же время люди утрачивают первичные связи, дававшие им ощущение уверенности, то такой разрыв превращает свободу в невыносимое бремя: она становится источником сомнений, влечет за собой жизнь, лишенную цели и смысла. И тогда возникает сильная тенденция избавиться от такой свободы: уйти в подчинение или найти какой-то другой способ связаться с людьми и миром, чтобы спастись от неуверенности даже ценой свободы.»

    Цивилизация, которая должна была раскрепостить общество… загнала его в рамки. Индивидуум стал скованным, зависимым от социального положения, от мнения других, более преуспевших, людей. Оторвавшись от первичных уз, человек оказался в оковах собственной индивидуальности, а вернее с вопросом: быть собой и насколько быть собой, насколько можно и выгодно выражать собственную индивидуальность в данной ситуации, насколько можно быть свободным?

    «Но он отчужден от продуктов своего труда, он больше не хозяин построенного им мира, наоборот, этот мир, созданный человеком, превратился в хозяина, перед которым человек склоняется, пытаясь его как-то умилостивить или по возможности перехитрить. Своими руками человек сотворил себе бога.»

    Он стал рабом сотворенного мира. Рабом этого прогресса, что однажды открыл человеку то, что он — индивидуальность и личность, а теперь… ограничил их. Более того — сделал так, что индивидуальность мешает, а от свободы хочется избавиться в надежде обрести призрачный успех. Какая тут свобода и тем более стремление к ней? Самое минимальное. Человек угнетен собственной "непрожитой" жизнью, он не полноценен, потому что не достиг определенных личностных высот.

    «Если качества, которые может предложить человек, не пользуются спросом, то у него нет вообще никаких качеств; точно так же товар, который нельзя продать, ничего не стоит, хотя и обладает потребительной стоимостью. Таким образом, уверенность в себе, "чувство собственного достоинства" превращаются лишь в отражение того, что думают о человеке другие»

    Таким образом человек, зависящий от мнения общества, сознательно/подсознательно заменяет собственную личность псевдоличностью (и даже не одной). Он продолжает идти дорогой самообмана, потакая миру, в котором живет. На этом строятся всевозможные догмы, режимы и идеологии. Фромм доказывает, что ни одна идеология, ни один политический режим не возникают на пустом месте, этому всегда есть почва (бывает, подготовленная ранее) — они просто дают людям то, чего им психологически не хватает в данный момент, как бы дополняя их личности. Суть, например, фашизма с годами не меняется, как бы его не называли, потому что дело не в названии — в схеме. Кроме того, человек, который захотел избавиться от свободы, ища новую точку точку опоры, нашел ее, в том же фашизме, не будет углубляться, насколько это неправильно и плохо — наоброт с азартом будет "служить", надеясь найти то, чего не обрел. Тем более, что тут главное — "разбудить" в человеке первобытные инстинкты, найти подсознательную враждебность и предрасположение к поклонению. Дальше идеология сама направит "внезапно ожившие" качества в нужное русло.

    «Общая черта всего авторитарного мышления состоит в убеждении, что жизнь определяется силами, лежащими вне человека, вне его интересов и желаний.»
    «Разрушить мир - это последняя, отчаянная попытка не дать этому миру разрушить меня»
    «Бегство от свободы не восстанавливает его утраченной уверенности, а лишь помогает ему забыть, что он отдельное существо.»

    Так и получается, что люди превращаются в массы, которыми можно манипулировать, оправдывая любое действие, рационализируя его. Вот только они не знают о том, что зачастую под такими ужасами скрываются ненормальные наклонности лидера, которому бьют поклоны.

    Любое событие обусловлено психологически, в книге есть убедительные доказательства, даже не уходя в дебри идеологий и чего-то глобального. Простейшие психологические примеры удивительны: в кино нам близок крошечный позитивный герой, преследуемый жестоким и сильным врагом, часто драматические моменты можно пересматривать раз за разом — все от того, что зритель ассоциирует себя с маленьким героем, то и дело убегающим от опасностей; банальная ситуация в магазине, когда определнный человек важен в роли покупателя, а не как личность, личность не интересна — интересна роль, хочется противоположного даже в мелочах; реклама тоже хороша: там слишком часто исполняются наши мечты (маленькие или глобальные) и постоянно счастье, улыбки... Эти и многие другие повседневные факторы радуют и в то же время подавляют нашу личность, подчеркивая бессилие...

    В труде Эриха Фромма еще великое множество самых разнообразных и интересных примеров, я затронула лишь полутона. Рецензия так или иначе будет недосказанной, лучше анализировать при чтении и в индивидуальном порядке, а я перейду к заключительной части. Что же, Эрих Фромм отрицает свободу, как возможность существования? Нет, совсем наоборот. Несмотря на ученую сосредоточенность темы, психолог не отрицает свободу, как потребность, как то, за что нужно бороться. И даже призывает к этому. Вся работа, все отрицание направлено как раз на то, чтобы подвести итог: ДА. Исследование стоит принимать, как настойчивую, рационально аргументированную рекомендацию к теперешнему и будущему. При этом Фромм все же не наивен в ожиданиях.

    «Мы не можем рассчитывать, что преодолеем все заблуждения нашего сердца- с их пагубным влиянием на наше воображение и мышление - за время жизни одного поколения; быть может, пройдет тысяча лет, прежде чем человек перерастет свою дочеловеческую историю, длившуюся сотни тысяч лет.»

    Он утверждает — несмотря на все социальное давление общества человек в праве выбрать и сформировать собственные цели и ценности. И он должен это делать. Бороться и отстаивать свободу во всех сферах собственной жизни, но искусство при этом — остаться собой, остаться личностью, не сбежать от свободы, не потерять себя. Нужно сказать, что Фромм определил гармоничную свободу — позитивную, ее суть в спонтанной активности. В жизни человека осталось очень мало спонтанности. А ведь именно она приносит личности всецелое наслаждение! Мы настолько привыкли жить по плану: делать то, что ожидают от нас другие, программировать себя на какие-то действия — от нас не осталось священного — самих себя. Праздника подлинной личности. Если бы человек умел запоминать, культивировать спонтанность в своей жизни, он умел бы ею дорожить и ценить, разобравшись, что в неожиданностях кроется наша настоящая личность. Тогда спонтанность была бы более частой гостьей в жизни, и призрачный успех не был бы столь безрассудно необходим человеку. Если бы ценить то, что мы имеем, если бы основой всяческих людских отношений было не господство и манипуляция, а разумное сотрудничество. Если бы...

    «Уникальность каждой личности отнюдь не противоречит принципу равенства. Тезис, что люди рождаются равными, означает, что все они обладают основными человеческими качествами, все разделяют общую трагическую судьбу и все имеют одинаково неотъемлемое право на свободу и счастье. Кроме того, этот тезис означает, что отношения людей должны определяться солидарностью, а не господством и подчинением.»

    И последнее, на мой взгляд, самое-самое важное изречение из книги, о котором мы, как обычно, забываем, пытаясь пробить очередную стену:

    «Человек сам по себе не хорош и не плох; человеческой жизни присуща внутренняя тенденция к развитию, проявлению способностей;»
    Читать полностью
  • AnnArhia
    AnnArhia
    Оценка:
    41

    Всем девушкам, которые стремятся выйти замуж и не могут понять почему, посвящается ;)

  • j
    j
    Оценка:
    27

    очень просто и доступно написано о том, как мы ищем рабства,
    избегаем своих мыслей и своей жизни.
    в книге есть ответ на вопрос, что делать, если осознал это

  • vicious_virtue
    vicious_virtue
    Оценка:
    26

    Причина, по которой эта книга прямо-таки обязательна к прочтению, раскрывается еще на первых страницах:

    Если мы хотим бороться с фашизмом, то мы должны его понимать. Домыслы нам не помогут, а повторение оптимистических формул столь же неадекватно и бесполезно, как ритуальный индейский танец для вызывания дождя.

    Фашизм из цитаты подразумевает на самом деле ряд других свойственных людях вещей, которые тоже можно не замечать вообще, если не заставить себя о них поразмышлять, в частности заявленное отношение человека к свободе (от/к), причем рассмотренное в историческом развитии, начиная со средневековья и кончая временем, от которого нам с вами уже не отвертеться, в разных проявлениях - от религиозных (средневековые представления и двойственность доктрин Кальвина и Лютера) до условно сексуальных (условно - потому что садизм и мазохизм сексуальные суть всего лишь внешнее проявление с. и м. в куче других сфер).

    Условной же целью книги является попытка осмыслить, почему массы жаждали фашизма, и тема эта освещена достаточно емко, но сужать ценность "Бегства" до объяснения феномена Гитлера и всех, кто за ним поскакал, значит лишать книгу ее практического значения. Потому что, что скрывать, маленький фашист где-то внутри есть, от ужасающей мощи враждебного мира хочется иногда спрятаться, слившись с ним, ну и так далее. Так что, возвращаясь к цитате из начала, если не осмыслить этот всех касающийся вопрос социальной психологии при помощи всего-то навсего книги, можно никогда не дать объяснения процессам, что творятся внутри у тебя и у соседа, и пойти, радостно махая флагом, за следующим. И нет, это не читерство.

    Читать полностью
  • Gato_del_Norte
    Gato_del_Norte
    Оценка:
    23

    Это сладкое слово...

    Свобода, свобода,
    Так много, так мало
    Ты нам рассказала,
    Какого мы рода.

    Ю. Шевчук "Песня о свободе"

    Идея прогресса человеческой истории предполагает, что с каждым этапом развития человек становится всё более и более свободным. Значит ли это, что состоялся долгожданный прыжок из царства необходимости в царство свободы? Стал ли современный человек свободнее своих предшественников? Вопросы, ответы на которые неочевидны не только для Эриха Фромма, но, если пораскинуть мозгами, то и для нас тоже.

    На первый взгляд кажется, что здесь и говорить не о чем. В средневековом обществе Церковь и/или государство определяли и ограничивали жизнь человека, с этим мало кто будет спорить. С одной стороны, индивид находился в безопасности и покое, пусть и с сильно урезанными возможностями интеллектуального и чувственного развития. Но вот с развитием технологий наступает период промышленной революции, и человек оказывается наедине со своей свободой, не зная, что ему с ней делать. Выбор, встающий перед ним, довольно труден: реализовать свою свободу через развитие личности либо найти себе новую зависимость через подчинение другому авторитету. Стоит ли говорить, какой выбор сделало большинство?

    Именно в этом выборе Фромм видит возникновение новых религиозных направлений: лютеранства и кальвинизма. Лидеры этих учений считали, что в основе всякой добродетели лежит уничижение. Для воспитания этого чувства был нужен образ бога-деспота, требующего полного подчинения человека и безграничной власти над ним. Обращённые к набирающему силу среднему классу, лютеранство и кальвинизм очень быстро нашли множество сторонников. Здесь поневоле задумаешься над словами Достоевского: "Нет у человека заботы мучительнее, как найти того, кому бы передать поскорее тот дар свободы, с которым это несчастное существо рождается". А если вспомнить кальвинистскую доктрину предопределения, которая разделила людей на тех, кто будет спасён и на тех, кто заведомо осуждён на вечное проклятие, то станет понятно, откуда растут ноги у нацистской теории расового превосходства.

    Впрочем, можно сказать, что исторические аспекты возникновения и развития тоталитарных обществ так или иначе принадлежат истории. Какое дело до них нам сегодняшним? Ведь мы переросли и кальвинизм с лютеранством (имею в виду пик их популярности), и тоталитарные режимы (хочется на это надеяться). Что ж, рассмотрим современный мир с технической и социальной стороны.
    Современная система производства предоставляет человеку все блага цивилизации. Однако у этой монеты есть и оборотная сторона. Человек построил свою систему жизнеобеспечения, построил фабрики и заводы, он производит одежду, механизмы и продукты питания. Но в то же время он отчуждён от результатов своего труда. Например, как инженер-энергетик я не могу принести с работы полведра электричества для своих нужд. Современная система производства сам по себе стала хозяином над человеком, и в результате людьми управляют экономические и финансовые кризисы, безработица и войны. Так мир, созданный человеком, превратился в хозяина, перед которым человек склоняется, пытаясь его как-то умилостивить или по возможности перехитрить.

    Это только технический аспект глобальной проблемы. Если же рассмотреть социальную сторону, то и здесь нас ждут неутешительные вести. Значительный сектор нашей культуры имеет единственную функцию: затуманивать все основные вопросы личной и общественной жизни, все психологические, экономические, политические и моральные проблемы. Затуманить настолько, что индивиду ничего не остаётся, как обратиться за разъяснением к "специалисту" (живи Фромм в наше время, то назвал бы его "диванным экспертом"). Человек всё глубже тонет в океане фактов, и с нетерпением ждёт решения на блюдечке с голубой каёмочкой. Это приводит не просто к потере желания размышлять, а к утрате способности думать самому. Вот что по этому поводу пишет сам немецкий философ:

    Мы полагаем, что свобода слова - это последний шаг в победном шествии свободы. Но забываем при этом, что, хотя свобода слова действительно является важной победой над старыми ограничениями, современный человек находится в таком положении, когда многое из того, что "он" говорит и думает, думают и говорят все остальные. Пока человек не приобрёл способности мыслить оригинально, то есть самостоятельно, не имеет смысла требовать, чтобы никто не мешал выражению его мыслей.

    А ведь "Бегство от свободы" было написано в далёком 1941 году. Насколько же эта характеристика подходит к современному веку!

    Но не может такого быть, чтобы отдельно взятый немецкий философ не предложил свой путь к решению проблемы свободы. Это превратило бы философскую работу в гнетущую антиутопию. Эрих Фромм - не исключение, и поэтому он предлагает читателю свой собственный термин:

    Спонтанная реакция - это единственный способ, которым человек может преодолеть страх одиночетва, не отказываясь от полносты своего "я", ибо спонтанная реализация его сущности снова объединяет его с миром - с людьми, природой и самим собой. Главная, важнейшая составная часть такой спонтанности - это любовь, но не растворение своего "я" в другом человеке и не обладание другим человеком. Любовь должна быть добровольным союзом с ним, на основе сохранения собственной личности. Именно в этой полярности и заключается динамический характер любви: она вырастает из стремления преодолеть отдельность и ведёт к единению, но не уничтожает индивидуальность.

    Помимо этой выжимки из "Бегства...", очень хочется отметить, какой прекрасный анализ фрейдизма делает Эрих Фромм. Вобрав действительно значимые моменты из психоанализа, Фромм не останавливается на одной только сексуальности как главном подсознательном двигателе, но акцентирует внимание на социальной природе человека. После этой книги мне стал гораздо понятнее сам психоанализ, хотя немецкий философ не ставил своей задачей разбор недостатков учения Фрейда.

    А ещё "Бегство от свободы" - это одна из тех немногих книг, которые хочется иметь дома в бумажном переплёте, чтобы в отдалённом будущем, сняв очки дополнительной реальности, отключив вживлённые в мозг коммуникаторы, я смог по старинке перевернуть бумажную страницу и вспомнить, как много говорил о внутренней свободе немецкий философ Эрих Фромм.

    Читать полностью